Мнение

37 ММКФ: Русские пошли!

tvkinoradio.ru ведет дежурство на Московском кинофестивале. Сегодня рассказываем, чем занимается жюри, как порадовать Михалкова и откуда взяться Вампилову в фильме не по Вампилову. И еще про бабушек

  • 22 июня 2015
  • 870
Родион Чемонин

Докладываем: первые дни Московского фестиваля прошли в обстановке одновременно радостной и нервозной. Дело не совсем в первых ощущениях от очередного ММКФ. Всё дело в российских фильмах, премьеры которых пришлись как раз на первые дни работы феста. И в том, что наше кино всенепременно вызывает естественный ажиотаж, особенно среди старшего (читай, преклонного) возраста. Это объяснимо. В отличие от призеров-иностранцев, российские фильмы — вне зависимости от результата на ММКФ — остаются в народной памяти, получают дальнейшую прокатную и фестивальную жизнь (кто вспомнит японского лауреата прошлого года или китайского позапрошлого?).

Жюри 37 ММКФ
Жюри Основного конкурса 37 ММКФ
 
Но сначала об официальных буднях. В субботу утром на своей первой пресс-конференции жюри Основного конкурса ответило на довольно стандартные для такого случая вопросы. Например, кто чем сейчас занимается. Жан-Жак Анно сейчас ничего не снимает, но накапливает баллы, летая по всему миру. Жаклин Биссет тоже нигде не работает, но скоро выйдут два фильма с ее участием. Немецкий кинематографист Фред Брайнерсдорфер после череды серьезных работ впервые готовится к работе над комедийным проектом. Аргентинский продюсер Фернандо Соколович собирается снимать телесериал. Такое ощущение, что только Алексей Федорченко работает, у него сейчас препродакшн фильма «Малыш» по братьям Стругацким.

В остальном: все восхищаются Москвой (кроме Федорченко), все любят Михалкова (кроме Федорченко), все гордятся тем, что их пригласили на фестиваль (кроме Федорченко). Российский же режиссер на вопросы, предполагающие подобные ответы, говорил или расплывчато, или предпочитал отмалчиваться.

Никита Михалков на красной дорожке
Никита Михалков — президент ММКФ

Пресс-конференция жюри Конкурса документальных фильмов (и, как оказалось позже, оно же будет судить короткие метры) прошла интереснее. Российский режиссер и этнолог Алексей Вахрушев на вопрос: «Трудно ли быть сегодня документалистом?» — ответил: «Я как раз хотел сказать, что несмотря на тенденцию падения интереса к этому виду, ММКФ дает возможность молодым кинематографистам попытаться встроиться в мировую индустрию документального кино. Оно предполагает свободную мысль, стремление показать своих персонажей. Если у тебя нет выхода вовне, то нет и никаких шансов представить свое видение проблемы и своих героев. В России настоящее документальное кино не имеет доступа к миллионам людей. На телевидение, которое вообще девальвировало это понятие, его не берут — очень узок круг потенциальных зрителей. Если ты рассчитываешь на какое-то социальное восприятие, у тебя в России ничего не получится. Это большая боль, большая проблема. Московский фестиваль дает площадку, учит смотреть». 
 
Теперь вернемся к нашим. Как уже было сказано, в первые же дни состоялись показы российских фильмов конкурсной и внеконкурсной программ.

Арвентур
Кадр из фильма «Арвентур», реж. Ирина Евтеева
 
Например, конкурсный «Арвентур» — привычно для режиссера Ирины Евтеевой —оказался сделанным в смешанной технике: мультипликация накладывается на киноизображение (или наоборот, зависит от задачи). Прием не новый, но бабушкам, которые не придираются к фонам и звуку, нравится. «Арвентур» — это сразу две истории. Первая — по рассказу Александра Грина. Вторая — более вычурно оформленная экранизация древней даосистской притчи. Что для женщины-режиссера с искусствоведческим образованием нормально.
 
Внеконкурсные фильмы не то чтобы порадовали, но про них интереснее рассказывать. Возьмем «Райские кущи» 75-летнего мастера Александра Прошкина. Изначально не зная, про что это, на минуте третьей-четвертой можно задергаться от эффекта дежавю, а при упоминании фамилии «Зилов» наконец осознать, что «Райские кущи» — это «Утиная охота» Вампилова в новой экранизации, начиненной актуальными звездами. От Чулпан Хаматовой в роли Галины до, скажем, Виталия Хаева в роли Кушака. Зилов, естественно, Евгений Цыганов. Вместо просто новой квартиры — апартаменты в элитном поселке «Райские кущи», вместо письма отца — звонки по Скайпу, вместо «тебя видели в городе» — «тебя видели в интернете».

Райские кущи
Кадр из фильма «Райские кущи», реж. Александр Прошкин

Все эти новшества, разумеется, станут предметом обсуждения в сентябре, когда фильм выйдет на большие экраны. Только почему ни на постерах, ни в аннотациях, ни в титрах нет упоминания об авторе «Утиной охоты»? Сам Александр Прошкин и продюсер Наталья Будкина рассказывают, что родственники великого советского драматурга по неясным причинам не дали права на использование имени Вампилова в связи с «Райскими кущами». Впрочем, если создатели фильма сами называют свою картину не экранизацией «Утиной охоты», а ремейком «Отпуска в сентябре» Виталия Мельникова, то любой мог бы испугаться и сто раз подумать, прежде чем дать разрешение на использование имени классика. Возможно, это и хорошо, но мы вас предупредили.

Пингвин нашего времени
На премьере фильма «Пингвин нашего времени» 
 
В воскресенье вся элита собралась в «Октябре», где случилась первая внеконкурсная премьера отечественного фильма, то есть, наконец-то, без бабушек. В зале собрались все видные актеры нашего времени, которые аж с «Кинотавра» не виделись, поэтому обстановка царила соответствующая. «Пингвин нашего времени» (в англоязычном переводе фильм будет именоваться примерно «Девушка во льдах») — это не совсем российский фильм, а копродукция с немцами. Причем копродукция настоящая. С них —режиссер, техника, оператор, сценарий; с нас — Северный полюс и актеры в лице Алексея Гуськова, Юрия Колокольникова и прочих. Фильм крепко сделан, здорово придуман, жанрово, как сейчас модно, неопределен (там и фантастика, и детектив, и романтика, и триллер; и проза, и басня, и стихи). Ругать будут непременно и в Германии, и у нас. Это первый развлекательный фильм на нынешнем Московском кинофестивале, поэтому эффект некоторой расслабленности присутствовал, но кто сказал, что это плохо?
 
На выходных состоялась и церемония открытия Российских программ 37 ММКФ. И сам повод, и фильм открытия «Страна Оз» Василия Сигарева вызвали нешуточное, но тоже вполне привычное для таких событий столпотворение в Доме кино. Начнем с того, что помимо бабушек и студентов, на такие мероприятия приходят и странные интеллигентные женщины с детьми. Поэтому неудивительно, что вечер начался с курьезов. Пока одни администраторы утрамбовывали забитый по самую крышу зал Дома кино, другие вылавливали среди сидящих зрителей детей «18 минус», пока не пришлось обратиться к публике по громкоговорящей связи, что фильм совсем не детский.

Страна Оз
Кадр из фильма «Страна Оз», реж. Василий Сигарев

В общем, такой ажиотаж так обрадовал Никиту Сергеевича, открывавшего вечер, что он чуть не со слезой в голосе произнес растроганную речь, вот для чего нужен фестиваль (и, зная Михалкова, он будет повторять это не раз).
 
Еще один курьез был связан с представлением группы фильма. Продюсер «Страны Оз» Софико Кикнавелидзе попросила Никиту Сергеевича помочь в решении прокатной судьбы картины. Михалков шутливо сделал вид, что не понял, бабушки и дети не поняли точно, остальные все поняли, но шутливо сделали вид, что им смешно.
 
Уже на первых минутах те, кто изначально не понял обращение Софико к Михалкову, просекли, что это «не та дверь», и, почтительно высидев какое-то время, с проклятиями бросились вон. Те неподготовленные, кто остался, все два с лишним часа громко с выражением произносили: «Какой позор!», «Кошмар!», «Видел ли Михалков?». Две бабуси очень сильно обрадовались, когда в середине фильма вдруг зазвучала «Милая моя», и начали весело подпевать, чем сильно нервировали сидящих рядом. В какой-то момент песня оборвалась эякуляцией (на экране, конечно) — бабушки решили, что лучше продолжать негодование, чем петь. Справедливости ради надо сказать, что на один гневный возглас приходилось десять взрывов хохота.
 


Понятно, что «Страна 03», как ее уже окрестили местные умельцы, никогда в прокат не выйдет. И запикивай – не запикивай мат, всё равно при таком количестве ненормативной лексики, сцен с дефекацией и шуток про половые органы ММКФ стал, скорее всего, последним мероприятием, когда этот фильм можно было увидеть на большом экране. И в этом смысле радость Михалкова — вот он, тот случай, когда здорово, что есть такой фестиваль, — можно понять и простить.
 
Посмотрим — увидим. Оставайтесь с нами!

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также