Слова

«Я люблю сложные проекты»

Звукорежиссер Артём Нужин о том, как важно в этой профессии быть музыкантом, уметь договариваться с продюсерами и вовремя заставить микрофон работать в воде

  • 16 июня 2015
  • 2472
Юлия Лаптева

Звукорежиссер Артём Нужин
Артём Нужин, звукорежиссер / Фото: Виктор Вытольский

В портфолио Артёма такие реалити-шоу, как «Фабрика звезд», «Последний герой», «Сердце Африки», «Каникулы в Мексике». Он уверен: разбираться в технике для звукорежиссера очень важно, но еще важнее – быть музыкантом.
 
- По образованию я – дипломированный дирижер народного хора. В один прекрасный момент жизни понял, что пора уезжать из родного Новомосковска в столицу. Поступил в Гнесинку. В студенческие годы чем только не занимался. Например, пел в группе «Новые романтики». Это была типичная поп-группа начала двухтысячных. Проект создали Саша Панкращенко и Юра Усачев, известный по группе «Гости из будущего». Мы сняли два или даже три клипа. Но просуществовали недолго – всего год. Еще в ту пору я работал в «Кафе дяди Сэма», это был один из первых караоке-баров в Москве. По тем временам очень крутой. Одним из клиентов был Александр Любимов. Он великолепно исполнял своего любимого Френка Синатру. Однажды Александр Михайлович предложил устроить меня на телевидение. Я согласился не раздумывая.
 

 

Старт в профессии

 
«Останкино», конечно, произвело на меня впечатление. В 21 год казалось удивительным, что можно увидеть идущего по коридору Андрея Малахова или Леонида Якубовича. Кстати, именно в программе «Поле чудес» я начал карьеру звукорежиссера. Пришлось освоить технику, научиться обращаться с аппаратурой, с которой никогда раньше не работал.
 
В начале двухтысячных здесь начался настоящий бум реалити-шоу. Мне довелось поработать на нескольких. «Фабрика звезд» едва не подтолкнула меня к тому, чтобы оставить звукорежиссуру и снова заняться музыкой. Помню, как на кастинге я сидел за пультом, был прекрасно знаком со всеми наставниками участников «Фабрики». Однажды они мне сказали: «Ты ж поешь. Давай, спой». Я долго сомневался, но в итоге меня уговорили. Как только я исполнил песню, ко мне подошел Игорь Крутой (это была его «Фабрика») и сказал: «Мы тебя берем!» Это был сложный выбор, но я все-таки решил связать свою жизнь со звукорежиссурой и остался в этом и во всех следующих проектах за кадром. Иногда думаю, правильно я сделал или нет?
 
Звукорежиссер Артём Нужин
Фото: Виктор Вытольский

На «Фабрике» я работал на пятничных шоу. По сути это были еженедельные большие концерты, которые идут в прямом эфире. Весь четверг участники репетировали, а мы отстраивали технику. В пятницу аппаратура была уже настроена, каждый номер был записан на цифровой пульт, сцены прописаны. И всё равно случались форс-мажорные ситуации. «Вылетает» микрофон – мы сразу связываемся с режиссером, он берет крупный план, в этот момент кто-нибудь выносится на сцену с резервным микрофоном, производится замена, мы продолжаем работать. На музыкальных шоу используется много линий: музыкальные инструменты, участники, ведущие, гости, жюри, зрители. На репетиции всё проверяешь, но на самом шоу может случиться что-то непредвиденное: что-нибудь зашипеть, пропасть музыкальный инструмент. Это случается часто, без таких мелочей не обходится, как бы серьезно ни готовились. Именно за технику на каждом прямом эфире я переживаю больше всего. В любой поломке виноват будешь ты, даже если она от тебя не зависит.
 
 

«Последний герой» – испытание не только для участников

 
Это единственный проект, в котором я сам хотел бы принять участие. Перед поездкой на свой первый «Последний герой» пару месяцев я практически жил в тон-ателье. Группу звука основательно готовили и обучали, рассказывали про все типы микрофонов, объясняли, на что лучше записывать людей, как правильно писать шумы, как работать с «бумом» и как действовать в экстремальных климатических условиях. Несмотря на все меры предосторожности, немалых потерь техники избежать не удалось. На одном из «Последних героев» в первый же день съемки высадки на остров пошел тропический ливень. Звукорежиссер отвечает как за весь звук, записанный на проекте, так и за технику, на которой работает его команда. Я понимаю, что мы сейчас снимаем самую сложную логистически и технически сцену проекта, драматургию момента начала реалити повторить невозможно и надо продолжать работать. Вроде бы всё контролировал, а потом оказалось, что залили 6 пультов FP 33, четыре «пушки» MKH-70. Начальство, конечно, было недовольно, но я ничего не мог поделать. Иначе записать звук было невозможно. Пришлось заказывать дополнительное оборудование из Москвы.


На съемках реалити-шоу «Последний герой»
 
Съемочная группа такого крупного проекта состоит из 90-100 человек: операторы, администраторы, редакторы, режиссеры, продюсеры, звукорежиссеры, художники, инженеры, гримеры, стилисты (еще обязательно МЧС). Только в моей команде, которая отвечала за звук, было около 12 человек. Мы работали по сменам. Утром на остров участников приезжает группа ТЖК (редактор, два оператора и два звукооператора) и весь день снимает реалити. Потом смена для одной камеры и звука заканчивается, они возвращаются в гостиницу. Остальные же остаются на ночь на острове. Просыпаются, снимают пробуждение героев и после этого уезжают отдыхать, а на остров прибывает новая группа. Приблизительно так. 
 

Фото: Виктор Вытольский

Проект начинался с высадки участников на остров. Это самая сложная съемка из всех 45 дней. Там задействованы вертолеты, огромное количество лодок сопровождения. Отдельно записывается звук в вертолете с ведущим. Нужно знать, на какой микрофон его лучше записать, потому что радиочастоты в вертолете глушатся. Мы брали динамический микрофон с проводом. Перед этой съемкой не спали трое суток, постоянно совещались, решали, кто за что отвечает, потом все менялось. В итоге, как правило, последнее совещание заканчивалось в три часа ночи, а в пять утра мы уже стартовали. Кто-то улетал за участниками на континент, кто-то отправлялся на съемочные точки около острова. И шоу начиналось.
 
 

Как заставить «петличку» работать в воде?

 
У каждого на проекте был именной комплект, подписанный. Человек за него отвечал, собирал, обслуживал. Условия для съемок были по-настоящему экстремальными – постоянный дождь, соленая вода и высокая влажность. Необходимо было сушить оборудование, делать это правильно. Соль налипала на микросхемы в чудовищном количестве. На базе мы все открывали технику, промывали, сушили под вентиляторами, ни в коем случае не под кондиционерами, они не сушат, а образуют дополнительную влагу. Все относились к технике серьезно, потому что понимали: если что-то сломается, привезти за 12 тысяч километров замену будет очень сложно.
 
На съемках реалити-шоу «Последний герой»
На съемках реалити-шоу «Последний герой»

Перед каждым конкурсом нужно было поставить шумовую пушку таким образом, чтобы в итоге получилось качественное звучание. Например, на ток-шоу после водного конкурса не было возможности надеть петличные микрофоны, так как участники мокрые. Как правило в таких случаях используются декорации, это может быть все, что угодно: декоративный кокос, небольшая пальма или просто что-нибудь красивое, что в кадре будет смотреться естественно, натурально. Туда мы прячем микрофон-«пушку» и пишем звук на нее.

 

Звукорежиссеры работают даже на «Каникулах»

 
Еще одно реалити, на котором я работал – «Каникулы в Мексике». Это технически сложный проект, который мы делали вместе с коллегами из Дании. 


Фото: Виктор Вытольский

Они помогали нам организовать съемочный процесс, так как давно работают с этим английским реалити-форматом под названием «Paradise Hotel». Именно в Дании он был самым успешным и рейтинговым за всю историю. На этом проекте непростая матричная схема, порядка 50 камер по периметру, «закладки» и шумовые микрофоны в комнатах, каждой камере присваивается определенный микрофон для синхронной записи в канал, что называется «audio-follow-video». На сборку и отстройку схемы уходило порядка двух недель. От этого важного этапа вначале зависит качество проекта. Я наблюдал и контролировал работу датской команды и остался доволен нашей интернациональной кооперацией, а также ее итогом в виде стабильно работающей звуковой схемы.
 
 

Постпродакшн

 
Я люблю динамику, баланс речи и музыки. Еще мне безумно интересно заниматься саунд-дизайном. Иногда бывает нудно искать звуки, которые подходят под картинку, но когда ты видишь результат, как мелодии перетекают одна в другую, меняются шумы, это круто. Могу поделиться некоторыми секретами в поиске звуков и семплов. Конечно, сейчас есть огромное количество баз. Но если чего-то найти не удалось, есть подручные средства, которыми я лично часто пользуюсь. Если нужен какой-то уникальный звук, могу поехать и специально записать его. Если говорить о каких-то музыкальных вещах, например, отбивках, у меня дома стоит синтезатор, я могу на нем что-то сыграть и записать.
 

Фото: Виктор Вытольский

И еще одна тайна: когда на монтаже теряется какой-то звук, допустим, короткая реплика гостя на вопрос ведущего, я беру микрофон и начитываю ее, стараясь как можно точнее попасть в липсинг, потом маскирую так, чтобы моего голоса никогда никто не заметил. Таких начиток приходится делать немало.
 

 

Главное, чтобы «не подрезали крылья»

 
Если это какой-то штамповый проект, здесь о творческом полете вообще нет речи. Если это что-то музыкальное, то уже есть простор. К тому же все зависит от продюсера и его команды.


Фото: Виктор Вытольский

На «Фабрике звезд» я, например, работал с Андреем Сычевым. Мы с ним дружим до сих пор. Ему было важно слышать мое мнение, он его учитывал. Я что-то предлагал, чтобы добавить немного творчества: увести музыку пораньше, ввести немного в другой момент, поменять ее вовсе. Мне давали возможность осуществить свои идеи. Вот такая работа в команде и есть правильный, креативный подход. Это интересно, хотя и сложно. Но я люблю сложные проекты. В них бывают ситуации, из которых приходится буквально выкручиваться. Зато когда получается – это огромное удовольствие.
 
 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Катя Осадченко
    интересно, каких проектов больше: творческих или рутинных?
    Развернуть

    Смотрите также