Мнение

Нам песня строить и жить помогает

На «Евровидении 2015» через пять дней после финала случился скандал, связанный с голосованием Черногории и Македонии. Родион Чемонин попытался выяснить, почему это стало единственным громким инцидентом прошедшего песенного конкурса

  • 29 мая 2015
  • 482
Родион Чемонин



В этом почему-то стыдно признаваться, но дело в том, что уже около 20 лет подряд (плюс-минус) я в силу разных обстоятельств пишу про «Евровидение», комментирую этот праздник или просто обращаю на него внимание, из-за чего в глазах своих коллег выгляжу засланным казачком, омбудсменом европейского конкурса песни или попросту попсовиком. На самом деле, трудно заподозрить меня или кого-либо другого в симпатии к «Евровидению», особенно последние пять-десять лет, когда все идет к тому, что вместо песен главными факторами становятся шоу, голосования и политические игры. Да и вообще, при комментировании конкурса принято пускать в ход остроумие и чувство юмора, а не знание законов шоу-бизнеса.
 
Только ленивый не пнул ту самую балерину из того самого рояля. Только бестолковый не прокомментировал Анастасию Приходько с ее странным номером про «Мамо», где она старела с помощью компьютерной графики.

Юмор имеет свойство устаревать, «Евровидение» даже в свой юбилей может выглядеть, как дедушка, а каждый россиянин и без меня уже выучил наизусть каноны конкурса. Я наткнулся на слова Артемия Троицкого, которые не могу не процитировать, несмотря на то, что журналист, кстати, писал совсем не о «Евровидении», но уж очень подходит к разговорам об участии России в песенном конкурсе. «...Помню, как одна приятельница англичанка, посмотрев как-то стандартное праздничное шоу типа “Голубой огонек” с бесконечными выступлениями персонажей типа Баскова, Киркорова, Сердючки, Распутиной (которую она тоже приняла за мужчину), была потрясена останкинским либерализмом, и на мое спокойное пояснение “this is Russian mainstream pop” сказала, что в Британии “такие” выступают разве что на специальных вечеринках в клубах транссексуалов».
 


Такая цитата была бы уместна еще год или десять лет назад. Где-то со времен первой попытки Димы Билана победить на телеконкурсе. Только ленивый не пнул ту самую балерину из того самого рояля. Только бестолковый не прокомментировал Анастасию Приходько с ее странным номером про «Мамо», где она старела с помощью компьютерной графики. Только закоренелый патриот или мальчик с уникальной памятью могут хотя бы промычать мелодии песен, которые исполнялись в разные годы Натальей Подольской, сестрами Толмачевыми или, прости господи, Алексеем Воробьевым. Зато все знают, что хвалить «Евровидение» – дурной тон, и всегда готовы придраться к любой мелочи.
 
Все знают, что хвалить «Евровидение» – дурной тон, и всегда готовы придраться к любой мелочи.

Но только не в этом году. Хотя поводов для разноса были миллионы. Вот некоторые из них. Финны выставили в конкурс инвалидов? Клево, мы их разнесем за спекуляцию на неполноценности. Одной из ведущей стала Кончита Вурст? Здорово, будет над чем и над кем поржать. Да вот только все шутки закончились в прошлом году. К 2015 году мы смирились с тем, что это неплохой вокалист/вокалистка, знающий/ая толк в музыке и селф-пиаре. От России выступает «девушка фабричная»? Раздавим!!!
 


Вспоминается анекдот: «Ненавидишь Евровидение? Голосуй за Грецию!» В 2015 году даже пошутить было не о чем. Никаких скандалов, кроме разве что аннулирования голосования Македонии и Черногории (эти две страны в нарушение правил этого года называли победителей на основе зрительского выбора – вот и весь скандал, который все равно не повлиял на турнирную таблицу).
 
Впервые за много-много лет «Евровидение» вернулось к истокам и напомнило о себе, что это вообще-то песенный конкурс, а не шоу на льду.

Так вот. Никого давить не пришлось, поржать не над кем, финские инвалиды так и вовсе не прошли в финал. Кому-то это будет неприятным, но впервые за много-много лет «Евровидение» вернулось к истокам и напомнило о себе, что это вообще-то песенный конкурс, а не шоу на льду. В большинстве случаев всё было минималистично и строго.  Для многих это явилось поводом вспомнить, что это конкурс не причесок (бород), а песен.
 
Всё приятно необычное в этом году началось с того, что в России не было никакого народного голосования. Может, жителям сёл под Саратовом или Владивостоком и было обидно, что их мнение организаторы с российской стороны решили не учитывать, но в 2015 году принимали решение – в кои-то веки! – профессионалы. Даже больше: руководство всемирного конкурса взяло на себя право расставить конкурсантов не согласно жеребьевке, а с точки зрения динамики шоу.
 
В этот раз была выбрана Полина Гагарина, которая в принципе не умеет брать фальшивые ноты.
 
Ok. Поиздеваемся по традиции над представителем от России. Песню написали европейские композиторы? Отлично, давайте срочно завалим «непатриотичное» выступление! Да вот только в этот раз была выбрана Полина Гагарина, которая в принципе не умеет брать фальшивые ноты. Да и вообще, в нынешнем году конкурс был настолько сильный, что ни «Бурановские бабушки» (при всем уважении), ни хрипящие девичьи дуэты не имели бы стопроцентные шансы попасть не только в пятерку лучших, но и кое-где, возможно, в финал.



Ну ладно, давайте допустим, что в Вене плохая организация. Но и тут не до шуток. Да что ж такое! И к Вене придраться весьма трудно. Это, конечно, не российская гигантомания 2009 года, но сценографы поработали на славу.
 
Самое странное заключалось в том, что все всё понимали. И в новостях, и на радио, и на музыкальных каналах. Все понимали, что у Гагариной чертовски прекрасный вокал и отличная песня. Что шведы победят. Что инвалиды на сцене – это уже не почетно. Что эпатаж – это осталось в нулевых. Что давно пора освежить конкурс хотя бы за счет приглашения музыкантов не только из Европы.
 
Когда кто-то поет про «Миллионы голосов», пушкам надо бы заткнуться. Хотя бы на неделю.
 
Так откуда же берется скепсис? Почему новость об ошибках в голосовании Черногории и Македония выходит в топы, даже если эти нарушения никоим образом не коснулись итогов конкурса? Это даже не смешно и не грустно, а так, пустячок, рядовое событие на фоне юбилея «Евровидения». Кризис? Хорошо, пускай будет кризис, чтобы отменить нездоровый ажиотаж вокруг шоу и сконцентрироваться на более важном, а именно на музыке. Впервые за последние годы можно было не мучить свою нервную систему в ожидании голосования, чтобы узнать – кто против кого дружит, а спокойно прослушать конкурсную программу, сделать свои выводы и удостовериться в них во время выставления оценок.
 
И пусть меня проклянут наши патриоты (или, наоборот, защитники Малороссии), но то, что Украина не смогла выступать на нынешнем «Евровидении», явилось еще одним плюсом этого года. Потому что никто не стал пускать слюни из-за политической составляющей конкурса. Когда кто-то поет про «Миллионы голосов», пушкам надо бы заткнуться. Хотя бы на неделю.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Аня Сахарова Москва Киев
    ощущение объективности написанного подвигло послушать пару песен Евровидения. Не пожалела. Спасибо автору за статью)
    Развернуть

    Смотрите также