Слова

​«Фестивали короткометражного кино – это кузница новых кадров»

Президент кинофестиваля «Арткино» СЕРГЕЙ ТЮТИН о том, как оценить качество короткометражного фильма, будет ли в России телеканал, посвящённый короткому метру, и что такое голографическое кино.

  • 24 сентября 2013
  • 650
Павел Орлов

С 24 по 29 сентября в Москве пройдёт 6-й Всероссийский фестиваль авторского короткометражного кино «Арткино». Президент фестиваля СЕРГЕЙ ТЮТИН дал интервью tvkinoradio.ru.

— Слоган «Арткино»: «Лучшее короткометражное кино со всей России». Как происходит отбор «лучшего кино» в программу фестиваля? Каковы критерии?
— У нас фестиваль авторского кино. Оцениваем мы это авторское кино не как что-то заумное, занудное или депрессивное, а как нечто, имеющее высказывание, прежде всего режиссёрское. Поскольку автор – режиссёр, мы сразу начинаем смотреть, а как он высказывание своё может осуществить, какими средствами. Для нас есть условная такая схема деления режиссёрской профессии на три части: режиссура повествования, режиссура изображения и режиссура времени. Режиссура повествования – это умение рассказывать истории и вкладывать в них определённый смысл. Режиссура изображения – умение работать с образами. В данном случае мы понимаем слово «изображение» буквально, как «нечто, состоящее из образов». Основные образы, с которыми работают в кино – это образ человека, который воплощает актёр, образ визуальный, воплощаемый оператором и звуковой образ, который воплощают звукорежиссёр и композитор. Соответственно, мы задаём вопросы, есть ли в фильме визуальное повествование, как решён вопрос с воплощением роли – актёр не должен фальшивить. И последнее – режиссура времени. В нашей стране была выдающаяся школа монтажа. Эта система подразумевала, что мы выстраиваем кино ещё и как музыкальную композицию. Через неё выражается ритмическое решение фильма. Встречаются картины, где вроде бы есть история, операторская работа, но фильм всё равно какой-то вялый, скучно его смотреть. Как правило – это из-за неумения работать с ритмом. То есть мы учитываем владение ритмом, темпоритмом.
 
— «Арткино» существует с 2008 года. Как бы Вы оценили развитие фестиваля к данному моменту, и какие существуют перспективы?
— Не могу сказать, что всегда всё происходит ровно. Вот в прошлом году была некоторая такая яма. Шло-шло по возрастающей и вдруг – мало фильмов приличных, общий фон слабый. В этом году ситуация восстановилась, даже стала лучше чем в позапрошлом году.

Потом приятно, что идею нашего фестиваля поддерживают классики кино со всего мира. Скоро не останется мэтров, которые бы не пожелали нам успешного развития. В этом году с видеописьмами обратятся Фрэнсис Форд Коппола, Марко Мюллер, создатель компании IMAX Грэм Фергюсон. До этого были Питер Гринуэй, Вернер Херцог, братья Тавиани, Йос Стэллинг. Это обнадёживает. Люди понимают, что у нас серьёзный разговор идёт. Кроме того, надеюсь, сам фестиваль стимулирует создание новых фильмов определённой планки качества.Мы проводим большую работу и между фестивалями. По сути, у нас фестиваль продолжается весь год. И это не только показы короткометражных фильмов в разных городах страны, что само по себе прекрасно. Мы ещё проводим программу, которая называется «Мастер-класс». В течение уже 6 лет у нас проходят мастер-классы действующих кинематографистов России, и классиков, и молодых, заявивших о себе. К сегодняшнему дню мы провели 230 мастер-классов.



— Фестиваль имеет достаточно необычную систему проведения в 2 этапа. Первый этап проходит неделю в Москве, второй – по 40 городам России и СНГ на протяжении почти всего года. Чем обусловлена такая система?
— Откуда это родилось – поначалу мы получали фильмы только из Москвы и Санкт-Петербурга, ну 2-3 из регионов. Мы посчитали, что это неправильная ситуация, потому что в регионах очень много талантливых людей, которые, используя достижения цифровой революции, могут снимать нормальное кино. Чтобы как-то их привлечь, мы начали проводить фестиваль в разных городах, объявляя людям, что они могут отправить нам свои фильмы. В итоге, к примеру, в этом году пришло много из регионов фильмов, очень симпатичных. Правда, значительную часть мы не пустили в конкурс, потому что они с профессиональной точки зрения шероховатые, хоть и свежие, очень интересные по идеям, по посылу. Но что-то мы покажем вне конкурса, чтобы москвичи увидели. В регионах явно идёт прогресс.
 

— Количество кинофестивалей с каждым годом растёт. В Калининграде в августе впервые прошёл ещё один фестиваль короткометражного кино «Короче». Как Вы оцениваете рост числа киносмотров? Считаете ли Вы какие-то из них своими конкурентами, и в чем отличие «Арткино» от других?
— Знаете, когда кинофестиваль «Короче» только задумывали, на самом высоком уровне звучали фразы о том, что у нас нет в стране всероссийского фестиваля короткометражного кино. Это было довольно забавно, учитывая, что мы тогда проводили уже 5-ый фестиваль. «Короче» - это международный фестиваль, а не всероссийский, что совершенно логично и правильно. Тем более что Калининград граничит с Европой, и сам бог велел налаживать там связи между европейской российской кинематографиями. Из всех видов кинофестивалей в мире больше всего кинофестивалей короткометражного кино. И это правильно, потому что именно фестивали короткометражного кино – кузница новых кадров. Так что мы не относимся ни к кому как к конкурентам. Наоборот, радуемся. К нам приходил на открытие арт-директор Московского кинофестиваля, и потом там возродился конкурс короткометражного кино. Нам это приятно. Тем более что каждый же выполняет свою задачу. То есть, фестиваль «Короче» должен прежде всего выполнять задачу соединения продюсеров с режиссёрами, и зарубежных кинематографистов с российскими. Наша задача шире – она связанна именно с работой с российскими кинорежиссёрами. Зарубежный же контент мы показываем для сопоставления себя с тем, что происходит в мире. Или вот фестиваль студенческих фильмов «Святая Анна» отбирает то, что сделано в киношколах. У нас шире – принимаются работы не обязательно снятые в киношколах. Да и в целом фильмов ведь становится всё больше, и отбирать их становится всё сложнее.
 
— В кинематографических кругах ходит идея создания в России канала короткометражного кино. Что Вы думаете о подобном проекте, нужен ли он и реалистичен ли?
— Да, идея подобного проекта давно витает в воздухе. Во-первых, этот проект реалистичен. Во-вторых, такой проект будет реализован в ближайшее время, я надеюсь. Канал короткометражных фильмов, в принципе, уже существует, но он построен не на российском контенте, там показываются фильмы из разных стран. Канал, который бы демонстрировал только отечественный контент, безусловно, нужен, и он точно появится с переводом телевидения на цифровую систему в ближайшие два года. Но нужен не только канал, нужны и передачи на телевидении в целом, посвящённые короткометражному кино.
 
— В этом году на кинофестивале будет показан считавшийся утерянным голографический фильм «Третье измерение». Расскажите об этой картине.
— В СССР существовал проект голографического кино, предложенный профессором Виктором Григорьевичем Комаром. Принципиальное отличие голографии от 3D заключается в том, что вы можете оглядывать предмет, видите не иллюзию, а реальный объём. В 1976 году на студии им. Горького был запущен проект первого в мире голографического коммерческого фильма, который должен был называться «Третье измерение». Была проделана научно-исследовательская работа, опробована техника, в результате чего всё было готово для производства первого 20-ти минутного коммерческого голографического фильма. Были изготовлены 25 специальных макетов, поскольку съёмка должна была вестись без человека – использовался лазерный свет, который для человека вреден. Однако в это время началась перестройка – проект свернули. Съёмочная группа, для того чтобы хоть как-то сохранить результат своего труда, засняла на 35-милиметровую плёнку как бы макет того фильма, который предстояло создать. Считалось, что этот фильм погиб, потому что ни в Госфильмофонде, нигде его нет. В подвалах НИКФИ одна копия этого фильма была обнаружена. Он в чём-то отразил своё время, он где-то наивен по музыке, но мы там видим и голографический экран, и голографическую камеру.

Кстати, как новация фестиваля в этом году у нас появилась премия «За авторский вклад в развитие кинотехники», которая будет вручена Виктору Григорьевичу Комару. С помощью этого мы хотим обратить внимание общественности на то, что наша страна с начала 30-х и до 80-х годов создавала практически всю линейку технологий производства фильмов, занимая в этой сфере лидирующие позиции. Пора этим вопросом снова заняться. Невозможно развить кинематограф, если все технологии мы закупаем. Одно с другим связано.
 
 


Теги

Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также