Слова

​«В искусстве слово "объективность" нужно забыть»

Режиссёр РОМАН ЛИБЕРОВ о творчестве как естественном жесте, о кино как искусстве синтеза и о Twitter и Facebook как препятствиях к его восприятию.

  • 16 сентября 2013
  • 839
Павел Орлов

На экранах кинотеатров «ИЛЬФИПЕТРОВ», пронзительное жизнеописание авторов «12 стульев» и «Золотого телёнка», выполненное на стыке документального кино и анимации. Режиссёр, сценарист и продюсер РОМАН ЛИБЕРОВ, ранее снявший картины об Олеше, Бродском, Довлатове, в интервью tvkinoradio.ru рассказал о некоторых тонкостях своего творческого подхода, о том, как продвинуть фильм без бюджета на рекламу и почему кинофестивали лишь имитируют существование киноиндустрии.
 
— Все Ваши картины входят в цикл «писательских фильмов». Как зародилась идея этого цикла? И как у Вас появилась идея создания картины об Ильфе и Петрове?
— Такая идея никак не возникала, потому что её нет. Просто для меня чрезвычайно важна литература, и есть имена, от которых буквально немеешь, потому, что тебе кажется, что твой язык чрезвычайно беден по сравнению с тем, каким он мог бы быть и как вообще может звучать русский язык. Знакомясь с произведениями, с судьбами их авторов, я не могу игнорировать то, как литература по какой-то причине отзывается во мне, заставляет резонировать организм, грубо говоря. Поэтому мои фильмы – это естественный жест. В некотором роде, мне хотелось бы верить, что я перевожу на язык кино некоторый литературный мир.

Кадр из фильма «ИЛЬФИПЕТРОВ»
 
— Но в дальнейшем Вы планируете в своём творчестве коснуться не только писателей?
— Я себе не ставлю таких задач. Мне кажется, организм всю жизнь сам подсказывает мне, что делать и чего не делать. Я, например, вегетарианец, и это не было ничем таким внешним продиктовано, это какие-то внутренние электромагнитные колебания. В смысле искусства я тоже очень прислушиваюсь к организму. А это невероятная роскошь – прислушиваться к своему организму, сложно заслужить право жить так, как твой организм хочет. Ведь подавляющее большинство людей живёт так, как они вовсе не хотели бы жить.
 
— «ИЛЬФИПЕТРОВ», как и Ваши фильмы о Довлатове, о Бродском, выполнен в довольно редкой форме кинематографа – документальная анимация. Чем вызвана необходимость сочетания документалистики и анимации?
— Тут очень простая история. У нас есть некоторый киноманифест, один из пунктов которого гласит, что кино – это искусство синтеза, тем более кино сегодняшнее, когда оно уже находится на периферии, когда перед ним не млеют уже десятки миллионов зрителей. Сегодня кино как никогда нуждается в синтезе, и пренебрегать этим синтезом – грех, на мой взгляд. Всё, что может быть включено в кинематограф, должно быть в него включено. Обратите внимание на титры «ИЛЬФИПЕТРОВ»: привлечены фантастический скрипач Борис Кипнис, солистка Тель-Авивской оперы Елена Фукс, пианистка из Германии Элина Ротенберг, мультипликация на основе Александра Лабаса, коллажи. Надеюсь, однажды я смогу привлечь и цирк, и оперу, и какие-то инсталляции. Я болею искусством кино, как искусством синтеза.
 
— Какие цели Вы перед собой ставили, начиная работать над «ИЛЬФИПЕТРОВ»? Стремились ли Вы дать какой-то объективный портрет героев или это скорей Ваше личное их видение?
— В искусстве слово объективность нужно забыть вообще, не такого слова, нет такого термина. Сценарий писался долго-долго-долго, потому что это некоторая эпоха, которую надо было воскресить. Ты не можешь просто прочитать всего Ильфа и Петрова. Понятно, что необходимо также читать Бабеля, Гехта, Багрицкого, Олешу, воспоминания Катаева плюс мемуары об Одессе, Москве и прочее-прочее, ну –  море. Таким образом, восстанавливаешь эпоху. Я не могу отвечать на вопрос, о чём кино – это был бы идиотизм в чистом виде. Мне просто очень хотелось, чтобы зритель, выйдя из зала, узнал какие-то подробности об Ильфе и Петрове, чтобы для него появился отдельно Ильф и отдельно Петров. Но, опять же, человек всё-таки обширнее, у него есть качества, факты биографии, которым нет места в фильме. Ты выхватываешь что-то, что нужно тебе.

Кадр из фильма «ИЛЬФИПЕТРОВ»
 
— При этом Вы выхватываете то, что лично Вам в героях ближе?
— Тут двойственная задача. Сочиняя такого рода кино, ты, конечно, находишься в зависимости от определённой эстетической системы координат, и так или иначе зависишь от того, о ком ты снимаешь, ведь ты же снимаешь в первую очередь о нём, а не о себе. Но, искусство такая вещь, лишённая объективности, что в ней каждый ищет отражение себя, потому что он может отразить лишь такое-то количество качеств. И таким образом, конечно, каждый из нас выбирает то, что он способен отразить – чем шире это зеркало, чем больше в нём плоскостей, тем больше оно может отражать. Дальше ещё есть вопрос хронометража фильма и прочих условностей. Но суть основную я вам назвал.
 
— А с чем, кстати, связано то, что от фильма к фильму Вы увеличиваете хронометраж?
— Да просто в данном фильме героев двое (смеётся). Ну, были возможности финансовые пошире, можно было немножко свободней вздохнуть, позволить себе Париж, Одессу, Ярославль, Москву, Америку. Это счастье, что всё это можно было позволить. Скромно, но можно было. И это испытание, честно говоря. То, что фильм длится час тридцать пять – для меня, конечно, мучение, потому что я бегаю вокруг двери кинозала как охотник вокруг добычи. Ведь зрителю может показаться, что это долго, мочевой пузырь у кого-то не выдерживает, масса других препятствий. Twitter и Facebook вообще стали заслоном к восприятию любого продолжительного фильма, в котором нет Джонни Деппа. Хотя сегодня уже и Джонни Депп не держит зрителя. Вот как в таких условиях сделать кинцо? Надо сочинять как-то очень тщательно и камертоном выбирать только себя самого, к сожалению. То есть, надо помнить о зрителе, разумеется, но you never know, кому это скучно, а кому это не скучно. Когда кому-то скучно – это печально, конечно.
 
— При работе над фильмом Вы использовали уникальные архивы дочери Ильи Ильфа Александры Ильиничны и дочери Валентина Катаева Евгении Валентиновны. Какие материалы этих архивов Вы использовали? Нашли ли Вы при этом какие-то уникальные, малоизвестные материалы?
— А там почти все материалы раньше были неизвестны, к примеру, американские письма, телеграммы, открытки, фотографии – абсолютная фантастика. Там всё бережно сохранено. При этом ничего не существует в опубликованном виде. Конечно, есть издание «Одноэтажной Америки», где в финале выборочно используются некоторые фрагменты писем, но полностью всё это никогда не публиковалось. Никто никогда эти архивы не использовал в том объёме, что представлен в фильме. Никому это не было нужно. Но даже не важно, речь идёт не об эксклюзиве. Я просто, к примеру, люблю рассматривать, держать в руках все эти изумительные фотографии, сделанные Ильфом.

Кадр из фильма «ИЛЬФИПЕТРОВ»
 
— Значительная часть фильма посвящена путешествиям Ильфа и Петрова. Расскажите, как Вы реконструировали их поездки.
— Мы ехали по книге «Одноэтажная Америка» и везде были. В путешествии провели пять недель: Париж, Нью-Йорк, машиной из Нью-Джерси до Сан-Франциско, из Сан-Франциско до Лос-Анджелеса и так далее. То есть большой путь. К сожалению, было мало денег и мы не смогли достаточно тщательно всё сделать, как хотелось бы. Случалось, что какие-то места были закрыты и так далее, но это уже никого не волнует. Я просто счастлив видеть, что нам всего за три с половиной дня удалось сочинить один Париж образца 1933 года, а когда они снова в него приезжают в 1935 году – совсем другой Париж.
 
— Под конец путешествия так же устали как в своё время и Ильф и Петров?
— Да-да. Более того, скажу, что каждая буква их книги актуальна чрезвычайно, просто до какого-то вопиющего неприличия. Про Америку писали многие. Маяковский - «Моё открытие Америки», Есенин - «Железный Миргород», Борис Пильняк, выдающийся писатель, написал не очень выдающийся роман «О’кей». Только после них поехали Ильф и Петров, и их роман написан вопиюще талантливо.
 
— Закадровые голоса в «ИЛЬФИПЕТРОВ» принадлежат Сергею Маковецкому, Игорю Золотовицкому, Леониду Каневскому, Михаилу Ефремову. Почему Вы выбрали именно этих актёров для озвучания?
— Ну почему? Потому что они соответствуют тому, что я хочу. Произошло всё не сразу, может не совсем так, как мы хотели. Двое артистов не смогли сделать то, на что мы надеялись. К примеру, я хотел, чтобы роль Евгения Петрова исполнял Олег Меньшиков, у нас были определённые договорённости, но, к сожалению, не удалось. К счастью, смог Игорь Яковлевич Золотовицкий. Текст от автора, как мне думалось, должен был исполнять Михаил Михайлович Жванецкий, мы обсуждали такую возможность, даже репетировали что-то, но тоже не удалось. Вот он не рискнул, а рискнул Леонид Семёнович Каневский, спасибо ему за это. Все остальные артисты были задуманы такими, какими они и появились в итоге.

Роман Либеров. Автор фото Антон Володин
 
— В недавнем «Закрытом показе», где демонстрировался и обсуждался Ваш фильм «Написано Сергеем Довлатовым», Вы сказали, что надеетесь, что Вам удалось воплотить хотя бы процентов 15 от того, что было изначально задумано. Как бы Вы оценили свой успех в случае «ИЛЬФИПЕТРОВа»?
— У меня есть ощущение, что процент соответствия замыслу чуть поднялся. Конечно, не всё, что хотелось было реализовано, но никто, кроме меня не знает, чего хотелось. Нужно время и фокусное расстояние, чтобы понять, насколько всё произошло. Пока же фильм ещё толком не отпущен никуда. Ещё сдавать телевизионную версию и много чего другого. Я не могу пока это оценивать, даже смотреть это не могу со зрителем – слишком волнительно.
 
— А чем будет отличаться телевизионная версия?
— Для телевидения будет две серии. Общий хронометраж при этом будет чуть больше. В кинотеатральной версии отрезано минут десять. По телевидению будет чуть подробнее Америка, Париж, ещё что-то.
 
— Ваши проекты можно назвать независимыми, Вы принципиально отказываетесь работать с кинокомпаниями. Почему?
— Да, мы абсолютно независимы от кинокомпаний. Наша работа - это кустарная работа коллектива людей. Мы не зависим ни от чьего мнения, кроме нашего. Но мы зависим колоссально от зрителей. «Неприход» зрителей означает невозможность снять новое кино, вот и всё. Мы не берём денег у государства, и в лучшем случае у нас есть какие-то взаимоотношения с телеканалами. Мы зависим от зрителей колоссально, и поэтому мне не лень ходить на показы, здороваться, ждать пока люди смотрят, отвечать на вопросы. Это просто единственный выход, тут нет никакого геройства. Если зрители не придут – мы не сможем вернуть деньги и не сможем заработать на новое кино. К счастью предыдущая работа о Довлатове предоставила возможность сочинить этот фильм.
 
— Насколько известно, у Вас существует принципиальная позиция – не участвовать в кинофестивалях. С чем она связана?
— Эта позиция связана с несколькими простыми постулатами. Первое – я не нахожусь вообще в кинотусовке. Большинство российских кинофестивалей – это определённые компании, определённое, как говорит дорогая Александра Ильинична Ильф, «пожимание лаврами». Мне это не интересно. Мне интересен только зритель, чтобы он пришёл – всё. Перед зрителем я готов заискивать, до известной степени, перед жюри кинофестивалей – нет. Второй момент – я не понимаю, что такое соревнование в искусстве. Десять фильмов, один победил, пришёл первым, а судьи кто? Как может быть соревнование в искусстве? Что это за распределение призов? И третье – в стране не существует киноиндустрии. Индустрия – это когда есть определённый механизм. Вот, грубо говоря, есть такое-то количество кинотеатров, мы инвестируем в создание, назовём это пошлым словом, продукта, и намереваемся эти деньги вернуть, донося продукт до зрителя. При этом мы не берём у государства невозвратные деньги, из которых часть обычно присваивают для того чтобы сладко и красиво жить в Каннах и достраивать домик в Коломне, а на оставшуюся часть, урезая зарплаты съёмочной группе и выпрашивая технику «забесплатно», производят фильм, в прокате которого никто не заинтересован и который никогда не доберётся до зрителя. Нашу скромную работу в прокат берут, я лично этим занимаюсь. Это очень сложный процесс – никто не верит, что наше кино будут смотреть. Те же фестивали лишь имитируют присутствие киноиндустрии. Если бы участие в фестивале гарантировало какой-то прокат, я бы понимал, что это рабочая часть индустрии, однако ничего они не гарантируют.
 
— Работая над «ИЛЬФИПЕТРОВ» Вы прибегали к помощи краудфандинга?
— Да, это была существенная помощь. Сотрудники planeta.ru – потрясающие, они так трепетно к нам относятся. Они на показы приходят, даже билеты покупают, потому что знают, как чертовски трудно добывается каждый зритель, каждый перепост на Facebook’е. К слову, наш бюджет на всю рекламу – у нас есть маленький фондик – 12 тысяч рублей. Это весь наш бюджет на продвижение фильма. Но, как правило, нас поддерживают отдельные люди. Гигантский баннер на «Пионере» на Кутузовском проспекте – это личная инициатива Мэри Назари, директора кинотеатра «Пионер». Без подобного было бы невозможно ничего делать, поскольку, опять же, киноиндустрии у нас не существует.

У зрителей есть уникальная возможность встретиться с создателями фильма, ближайшие даты - 18 и 24 сентября. Подробнее: http://tvkinoradio.ru/event415 и http://tvkinoradio.ru/event416.


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Обзоры

Как разрушить свою кинокарьеру: 10 вдохновляющих примеров

Кевин Спейси удачно доказал известный тезис, что репутацию строят годами, а разрушают за мгновение. Собрали примеры, как еще можно уничтожить свою кинокарьеру, помимо харассмента. Осторожно: некоторые истории могут шокировать

  • 7 декабря
  • 9431
Практика

5 простых монтажных приемов, которые могут серьезно изменить видеоролик

Нет ли у вас ощущения, что ролику, который вы собираетесь выпустить, чего-то не хватает? Иногда небольших изменений бывает достаточно, чтобы ваша работа приняла законченный вид

  • 5 декабря
  • 8125
Практика

Как это снято: «Я — легенда»

К юбилею одного из самых успешных фильмов в жанре постапокалипсиса обращаемся к истории его создания: запуск длиной в десять лет, перекрытый на полгода Нью-Йорк, «светлый» хоррор, а также средний палец в адрес Уилла Смита

  • 6 декабря
  • 7383
Практика

5 базовых композиционных правил и как их нарушить

В кинематографе есть множество правил, касающихся построения кадра: кадрирование на уровне глаз и правило третей — лишь одни из них. Но их можно (и нужно) нарушать

  • 10 декабря
  • 6002
Обзоры

Главные сериалы этой зимы

До новогодних каникул осталось меньше месяца, а между тем у многих каналов запустились новые сериалы или новые эпизоды уже любимых проектов. Если вам трудно сориентироваться в мире ТВ-шоу, то вот вам телепрограмма на всю зиму

  • 8 декабря
  • 4483
Практика

10 вещей, которые нужны всем, кто снимает кино

Что, кроме камеры, может понадобится на кинопроизводстве? Список самого необходимого и полезного оборудования на съемках

  • 15 декабря
  • 2123
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее