Мнение

Как я перестал бояться и разлюбил 9 мая

Родион Чемонин о том, как кто-то наверху придумал простые и доступные способы возненавидеть праздник Великой Победы, о паразитировании и (снова!) о манипулировании нашим вниманием

  • 8 мая 2015
  • 730
Родион Чемонин

По телевизору идет финал шоу вокального мастерства среди детей. На сцену выходит ангельского вида мальчик с огромным – в соотношении ребенок/ленточка – черно-оранжевым бантом. Исполняется песня «Дорогие мои старики». Тут же камера выхватывает внезапно появившихся среди зрителей напряженных ветеранов с цветами. Мальчик под конец песни обращается к этим дедушкам и бабушкам в количестве не больше десятка, которые выглядят сами не свои на этом празднике жизни. При этом обращается он к ним не просто дежурными «С наступающим праздником» или «Спасибо», а ни больше, ни меньше: «Мое сердце принадлежит вам».

 

Судя по рейтингам и постам в соцсетях, вся страна ревела в эти минуты. И не заметила, как на следующих номерах ветераны исчезли, как будто их и не было. Был дедушка – и нет дедушки. «Ему все равно», –  как говорится в популярной шутке. Слезливое шоу продолжается. Я очень ценю Макса Фадеева как музыканта и продюсера, очень уважаю Константина Эрнста, но, кажется, в «Голосе. Дети» (а это, безусловно, история из финала этого конкурса) они перегнули палку.
 
Признаться, я сейчас нарушаю сразу несколько обещаний, которые сам же себе и дал около полугода назад:

a) не писать про умение телевизора манипулировать сознанием зрителей, потому что за последние полгода-год об этом не говорил разве что только Эрнст;

b) перестать не только писать, но и думать про Эрнста, потому что это уже становится похожим на манию. И вообще – не обращать внимания на телевизор. Даже Мединский, кажется, занимает в моей голове меньше места, чем гендиректор Первого канала;

c) и, кстати, про Владимира Ростиславовича тоже давно пора забыть. Просто взять вот так вот и забыть, если получится.
 
Специально ли или нет, своими ли руками или чужими, интуитивно или планомерно, но телевизионное руководство (это касается не только Первого канала) и Министерство культуры старательно, методично и поступательно отнимают у нас большой чистый праздник и превращают его в какую-то мессу. Людей, которые не любили 9 мая, всегда было довольно много, но весь ужас заключается в том, что их становится все меньше, в то время как чиновники парадоксальным образом делают все, чтобы мы возненавидели День Победы. Что именно? Попробую составить список того, что можно сделать всего за несколько месяцев для зарождения отвращения в наших умах.
 
Для начала нужно заполонить телеэфир Великой Отечественной войной так, чтобы даже новости, даже реклама начинались с восстановления исторической справедливости и заканчивались примерно тем же. 24 часа в сутки, без перерыва. В ход могут идти дети, поэты, актеры, работники ЖКХ, инвалиды и другие жители нашей страны.
 
Можно, например, запретить что-то запредельно дурацкое с формулировкой: «Нехорошо это показывать перед Днем Победы». Например, голливудскую клюкву про СССР времен максимально отдаленных от 1945 года и фашистов. Чем абсурднее запрет, тем меньше будет возникать вопросов и тем отчетливее зритель и прокатчики поймут, что действительно «Нехорошо это», и дружно с песней поддержат инициативу.



Для пущего эффекта, если вдруг народ захочет сбежать от такого наплыва гражданственности и патриотизма из дома в кинотеатры, перемешать репертуар настолько, чтобы и в кино тоже шли исключительно военные фильмы. Желательно отечественные, так как нет лучшей прокатной судьбы для нашего несчастного кино, чем роспись в праздничные дни.
 
Изъять из книжных магазинов главный антифашистский комикс мира «Маус» Арта Шпигельмана под предлогом того, что на его обложке можно обнаружить свастику (продажа книги из-под полы представляется такой распущенной дикостью, что хроники Третьего рейха покажутся фантиками).

Посадить на 15 суток девушек, рискнувших станцевать на фоне мемориала в Новороссийске.

В парикмахерских для домашних животных учредить услугу «татушки в честь 9 мая в подарок», – как это сделали в одном из московских зоосалонов.


 
Предложить банкам рассылать денно и нощно смс с предложением оформить вклад, часть которого будет перечислена в некий «ветеранский фонд». Заметьте, кстати, насколько вырастает количество мошенников накануне Дня Победы. 360 дней в году государство не обращает внимания на стариков, а тут вдруг с ними носятся почти неделю. Неудивительно, что деды от проявления такой участливости теряют бдительность и становятся жертвами вопиющего цинизма и хамства.
 
Еще можно отправить сонм православных байкеров в паломничество до Берлина через страны, таможня которых заведомо вряд ли пропустит русских «волков» в косухах. Этот запрет на въезд потом будет удобно использовать в том же телевизоре для обозначения: пока вы тут из-за изъятия с полок каких-то комиксов пор мышей и кошек истерики устраиваете, на границе с Польшей вон что происходит.
 
Предлагать всем поставить на телефон вместо гудка «День Победы» Тухманова и Харитонова. Вообще, раз уж мы о музыке заговорили, то чтобы окончательно возненавидеть этот когда-то красивый марш, надо сделать его Гимном России, тогда паззл окончательно сойдется. Тем более, что сейчас самое время.
 
Продолжить никогда не завершающуюся дискуссию о роли усатого вождя в Победе. Также можно под это дело вспомнить остальные потенциально не имеющие финала споры про мавзолей, про батюшку-царя и так далее вплоть до Дарвина с его «Происхождением видов».
 
Ну и, конечно, Георгиевские ленточки. Везде и на всем. Спросите работника РИА «Новости», работавшего в агентстве 10 лет назад, почему он не носит ленточку. Потому что он помнит и знает, что акция первоначально была РИАНовским пиаром. Если вы патриот 80 левела, у вас наверняка до сих пор привязана лента, с которой все началось, к антенне на автомобиле. Рассмотрите принт, вы увидите, что название сайта вполне читабельно даже по прошествии 10 лет. Вот поэтому работники агентства вряд ли будут носить ленту, помня о том, как они принудительно сдавали деньги на рекламу самих себя.
 


Порой все эти «Спасибо деду за победу» доходят до абсолютной пошлости. Во «ВКонтакте» появилась игра с тем же названием, где анимированный дед бегает и бьет детей.
 
Хорошо, что наши дедушки и бабушки не знают про «ВКонтакте». Они заняты другим делом. Они помогают нам иметь свою национальную идею вот уже 70 лет, при этом год от года она, идея, все бронзовеет и каменеет. Получается так, что они раз в год получают депешу: «У нас без вас национальная идея ни к черту. Вы нас уже как-то спасли, так спасите, пожалуйста, еще раз». И тогда они — одинокие, старые, слабые, обездоленные, нищие — надевают свои тяжеленные парадные формы, выходят на Красную и Театральную площади, чтобы снова выручить нас — запуганных, беспомощных, запутавшихся в собственном вранье.
 
Что им предлагает государство в ответ? Так, приятные пустячки. Прибавку к пенсии (не факт, что она дойдет до конечного адресата, как, например, в Курской области, где некому донести 3000 рублей до далекой деревни), медаль, открыточку, праздничный концертик.
 
Главное, что запрещать, прятать, бороться и искать, найти и не сдаваться надо максимально громко. В соответствии с кодексом настоящих граждан, обклеивших свои автомобили этикетками «Спасибо», «Помним, не простим», «На Берлин!» так, что вырви глаз. Так и нам надо сообщать об очередной вылазке в детские магазины в поисках немецких солдатиков так, что вырви горло.
 
И я даже не знаю, что лучше: совершать запреты тихой сапой, скромненько, под покровом ночи, или все же объявлять об этом на весь мир.
 
Как показывает практика, глашатаи чаще всего выступают от лица государства. А вот насчет тихих продавцов, принимающих самостоятельное решение продавать книги в непрозрачных пакетах, прокатчиков, идущих на опережение с пересмотром своих росписей, тут все сложнее. Вспоминается легендарная фраза Довлатова про тех, «кто написал четыре миллиона доносов».
 
А что же мы? Чем отличаемся от остальных? Легко написать статейку и спрятаться в кусты, как любит замечать мой вечный оппонент. Не буду говорить за своих друзей, за тех, с кем я разделяю свои взгляды, скажу про себя. Я поеду к своим 90-летним бабушке и дедушке, живущим в деревне под Таганрогом. И это не обязательно случится прямо к дате 9 мая. Это может звучать не очень красиво, но я так редко их навещал последние 15 лет, что сейчас езжу к ним чуть ли не каждые два месяца. Это не оправдание. Это простое человеческое счастье — дарить близким людям радость встреч, понимание, что их не забыли. Мои дедушка с бабушкой почти не смотрят телевизор, плохо знают, кто у нас сейчас министр культуры и чем отличается Первый канал от «России 1». Да, и вместо ленточек у них настоящие боевые награды.
 
 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также