К 100-летию Орсона Уэллса изучаем стиль автора «лучшего фильма всех времен и народов»: страсть к глубинной мизансцене, запутанной драматургии, длинным кадрам, зеркалам и Шекспиру