Профессия

Фронтовой кинооператор

Каждый второй фронтовой советский кинооператор был ранен, каждый четвертый погиб. Tvkinoradio.ru о цене кадра и особенностях полевой работы в условиях Второй Мировой войны

  • 4 мая 2015
  • 4788
Евгений Белов


Операторы В. Микоша и Д. Рымарев в дни обороны Севастополя

 

Зарождение

 
Первая российская фронтовая хроника появилась в годы Первой мировой войны. В марте 1914 года при благотворительном Скобелевском комитете был образован военно-кинематографический отдел, который занимался «изготовлением кинематографических лент военно-образовательного и воспитательного содержания, предназначенных специально для солдатских кинематографов, и картин батальных для кинематографического рынка вообще».
 
Кинохроника Первой мировой войны

Кинохроника Первой мировой войны

Кинохроника Первой мировой войны

Кинохроника Первой мировой войны

Первыми кадрами военной кинохроники, снятыми 2 августа 1914 года, стали кадры обстрела русской военно-морской базы в Либаве (Liepoja) германскими крейсерами «Аугсбург» и «Магдебург». Их снял местный житель, 17-летний кинооператор Эдуард Тиссэ, будущий оператор-постановщик всех фильмов Сергея Эйзенштейна и основоположник советской операторской школы.

Во время Первой мировой войны фронтовые операторы были вынуждены работать с громоздкими и неповоротливыми стационарными камерами. В основном они снимали подготовку и тренировку солдат, учебные бои, постановочные эпизоды и изредка реальные боевые действия. Это было связано с военной цензурой – вплоть до осени 1915 года категорически запрещалось показывать сражения, русскую военную технику и убитых русских солдат. Чтобы угодить зрителям, кинематографисты часто фальсифицировали военные фильмы с помощью монтажа: использовали иностранную и российскую хронику (иногда пятилетней давности), съемки маневров, фрагменты из художественных фильмов и постановочные сцены. В конечном результате подобная хроника имела огромное мобилизующее воздействие на зрителей и поднимала боевой дух солдат.
 


«Аймо»

 
Настоящей революцией в документальном кино стало создание в 1925 году американской компанией «Bell & Howell» мобильной ручной кинокамеры «Аймо» («Eyemo»), которая сочетала в себе на тот момент самые прогрессивные решения (надежный грейферный механизм, кассетная зарядка пленки, турель на три сменных объектива) и по оперативности не уступала самым малоформатным фотоаппаратам. Камера на протяжении десятилетий оставалась самой компактной при ёмкости кассеты 30,5 метров (более минуты материала при стандартной частоте кадров) и допускала работу без штатива благодаря приставной рукоятке. Во всём мире было выпущено множество копий этой кинокамеры, а в Советском союзе её аналоги – «КС-4» и «КС-5» появились в 1938 году. Любопытно, что русские операторы продолжали называть советские аналоги американским именем.
 
Кинооператор А.П. Софьин во время киносъемки боевых действий

Кинооператор А.П. Софьин во время киносъемки боевых действий

Кинооператор А. Алексеев во время проведения киносъемки

Кинооператор А. Алексеев во время проведения киносъемки

Кинооператор М.И. Сухова во время киносъемки в партизанском отряде

Кинооператор М.И. Сухова во время киносъемки в партизанском отряде

Благодаря малым размерам аппарата стали возможны съемки в труднодоступных местах и экстремальных условиях, смена ракурса и масштаба изображения, что так необходимо в условиях боевой обстановки. У «Аймо» была еще одна конструктивная особенность, которую особенно ценили на фронте. Бленда объектива 75 мм из штатного комплекта оптики с навинченным светофильтром вмещала 40 грамм спирта из неприкосновенного запаса для протирки объективов и служила походной рюмкой.
 
Кинооператор Д.Г. Шоломович после возвращения с очередного задания

Кинооператор Д.Г. Шоломович после возвращения с очередного задания

Кинооператор Р. Кармен во время киносъемки в одной из деревень, освобожденной от оккупантов

Кинооператор Р. Кармен во время киносъемки в одной из деревень, освобожденной от оккупантов

Использование новой техники и прилив молодых талантливых людей в кинохронику способствовали появлению во второй половине 30-х годов первой небольшой группы опытных «боевых» операторов, специализирующихся на военной тематике. 25 марта 1941 года в кабинете начальника Главного управления политической пропаганды Красной армии прошло совещании работников кино по оборонной тематике, на котором было решено создать особую операторскую группу в составе В. Ешурина, С. Когана и В. Штатланда и зачислить её в ряды Красной армии.
 


Начало войны


Первыми на фронт отправились опытные операторы, уже снимавшие в боях. За ними, в качестве добровольцев, отправили 22 выпускника операторского факультета ВГИК. Уже 23 июня на фронте оказалась первая киногруппа, а спустя три недели после начала войны в рядах Красной армии насчитывалось более 89 кинодокументалистов, объединенных в 16 киногрупп. Первые фронтовые съемки появились 8 июля в «Союзкиножурнале» № 63 под названием «Фашистская свора будет уничтожена» (операторы В. Ешунин и С. Коган). Практически все материалы хроники: фронтовые репортажи, очерки, портретные зарисовки – выходили в виде отдельных сюжетов «Союзкиножурнала» периодичностью два раза в месяц. За четыре года войны на Центральной студии кинохроники (с 44-го г. – ЦСДФ) было выпущено 400 номеров «Союзкиножурнала», 65 номеров журнала «Новости дня», 24 фронтовых киновыпуска, 67 тематических короткометражных лент и 44 документальных полнометражных.
 
Кинооператоры М.А. Трояновский и С.Я. Коган, 1941

Кинооператоры М.А. Трояновский и С.Я. Коган, 1941

Кинооператор А.Н. Казаков производит киносъемку на передовой позиции

Кинооператор А.Н. Казаков производит киносъемку на передовой позиции

В начале войны советские операторы столкнулись с горькой правдой поражения наших войск – Красная армия отступала и несла огромные человеческие потери. Неудивительно, что в кинохронике этого периода очень мало кадров нашего отступления, ведь операторы стремились снимать героизм, который не имел ничего общего со страданиями, потерями и болью.
 
Прибывшие с фронта кинооператоры Р.Б. Гиков и И.С. Гутман сдают отснятый материал, 1943

Прибывшие с фронта кинооператоры Р.Б. Гиков и И.С. Гутман сдают отснятый материал, 1943

Кинооператор С.С. Школьников во время киносъемки форсирования р. Лиелупе

Кинооператор С.С. Школьников во время киносъемки форсирования р. Лиелупе

Фронтовой оператор Михаил Посельский: «Рука оператора не поднималась снимать такое, да и сами отступающие не позволяли направить в их сторону аппарат:

– Зачем снимать такое? Прекрати съёмку! Буду стрелять…»

Фронтовой оператор Владислав Микоша: «До этой минуты нам строго запрещалось снимать страдания и смерти советского человека. На поле боя советский воин должен был быть физически бессмертным. Так мы и старались снимать, исключая тем самым подвиг смерти ради жизни».



Полуторка


К месту съемок операторы выезжали на прикрепленном к ним автомобиле, чаще всего это была «полуторка» (ГАЗ-ММ) с фанерной будкой в кузове, где шофёр выполнял функции повара и завхоза одновременно. Будка была сконструирована в виде купе, где кроме спальных мест находилась печка, хранилась кинопленка, аппаратура, продовольствие и горючее.
 
Операторская «полуторка» (ГАЗ-ММ)

Операторская «полуторка» (ГАЗ-ММ)

Кинооператоры В.В. Микоша и К.М. Ряшенцев во время проведения киносъемки боевых действий

Кинооператоры В.В. Микоша и К.М. Ряшенцев во время проведения киносъемки боевых действий

Кинооператоры братья Алексеевы во время киносъемки в г. Берлине

Кинооператоры братья Алексеевы во время киносъемки в г. Берлине

Оказавшись на месте по распределению командования части, фронтовые кинооператоры совмещали в себе три роли – сценариста, режиссера и оператора, самостоятельно решая, кого и как снимать. «Союзкиножурнал» требовал, чтобы материал представлял из себя законченный рассказ о событии. Поэтому операторы часто применяли «парный» метод работы: один снимает общие планы, второй – более крупные. При этом оба оператора выставляли диафрагму и фокус на глазок. Так как «Аймо» вмещала всего 30 метров плёнки, – чуть более минуты экранного времени, – то необходимо было часто перезаряжаться. В отличие от американских операторов, которые использовали одноразовые кассеты, советские были вынуждены перезаряжать её вручную. Отснятую плёнку с кассетой нужно было завернуть в черную бумагу и засунуть в темный мешок. При этом, если во время перезарядки на плёнку попадала соринка, то на студии, при проявке, материал сразу уходил в брак. Снятое отсылалось в Москву самолетом и должно было сопровождаться монтажным листом, в котором оператор пояснял содержание кадров. В ответ на каждый материал приходила рецензия от московских редакторов. Иногда с отрицательным ответом: «Брак-переснять!»
 


Первая победа


«Разгром немецко-фашистских войск под Москвой» (реж. Л. Варламов и И. Копалин) стал первым большим полнометражным документальным фильмом, над которым работало 15 фронтовых операторов. Съёмки начались еще осенью 1941 года, когда создавался киножурнал «На защиту родной Москвы». Операторы П. Касаткин и Т. Бунимович снимали исторический парад частей Московского гарнизона на Красной площади 7 ноября 1941 года, где Сталин выступал перед войсками, которые прямо с парада шли на фронт. Дни обороны Москвы сохранились на архивной кинопленке: аэростаты в небе, покрытые маскировкой стены Кремля и Большого театра, мешки с песком в витринах магазинов, баррикады на Бородинском мосту, москвичи, записывающиеся в рабочие или истребительные батальоны. К началу советского контрнаступления фронтовых операторов направили практически во все наступающие армии. Из-за сильных морозов замерзали механизмы кинокамер, снежные заносы вынуждали операторов совершать длительные переходы на лыжах и идти пешком с тяжёлой аппаратурой на плечах.
 
Кадр из фильма «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой»

Кадр из фильма «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой»

Фронтовой кинооператор В.В. Доброницкий во время проведения киносъемки

Фронтовой кинооператор В.В. Доброницкий во время проведения киносъемки

Режиссер Илья Копалин: «Это были суровые, но и радостные дни. Суровые, потому что мы создавали фильм в условиях прифронтового города. Подвальный этаж студии превратился в своеобразную квартиру, где мы жили, как в казарме. Ночами мы обсуждали с операторами задание на следующий день, а утром машины увозили операторов на фронт, чтобы вечером вернуться с отснятым материалом. Съёмки были очень тяжелые. Тридцатиградусные морозы. Замерзал и забивался снегом механизм киноаппарата, окоченевшие руки отказывались действовать. Были случаи, когда в машине, вернувшейся с фронта, лежало тело погибшего товарища и разбитая аппаратура. Но сознание того, что враг откатывается от Москвы, что рушится миф о непобедимости фашистских армий, придавало силы».

Кинооператоры фиксировали на пленку первые населенные пункты, отвоеванные у врага, брошенную немецкую технику, трупы «завоевателей» в придорожных кюветах. Впервые на экране открылось истинное лицо фашизма – обугленные трупы военнопленных, расстрелянные партизаны, горящие дома, виселицы в Волоколамске…
 
Кинооператор Георгий Бобров во время проведения киносъемки, 1941

Кинооператор Георгий Бобров во время проведения киносъемки, 1941

Фронтовой кинооператор А.И. Фролов во время киносъемки в Будапеште

Фронтовой кинооператор А.И. Фролов во время киносъемки в Будапеште

Кинооператор И.Ф. Малов на съемке допроса перебежчика

Кинооператор И.Ф. Малов на съемке допроса перебежчика

Уже 12 января 1942 года фильм быт смонтирован и представлен Сталину. После внесения поправок генералиссимуса, картину напечатали в количестве 800 копий и показали 23 февраля 1942 года. Фильм вызвал огромный политический резонанс за рубежом, где был показан в 28 странах. Только в Америке и Англии в 1,5 тыс. кинотеатров его увидели более 16 млн зрителей. Фильм подтвердил жизнестойкость Советского государства и стал переломным в оценке сил Красной армии на Западе. На пятнадцатой церемонии вручения премии «Оскар», проходившей 4 марта 1943 года в Лос-Анджелесе, «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой» стал лауреатом в номинации «Лучший документальный фильм».
 


«День войны»

 
После успеха фильма «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой» наступил перелом в работе советских фронтовых кинооператоров. Получив мировое признание, они стали работать более уверенно и содержательно. При этом они продолжали самоотверженно делить с народом и солдатами все тягости и лишения войны. Страдая вместе с ленинградцами от голода, холода и бомбежек, они запечатлели трагедию блокадного Ленинграда в фильме «Ленинград в борьбе». С опухшими ногами, кружащейся от голода головой, они все равно выходили на улицу и на пределе человеческих возможностей продолжали снимать. 13 июня 1942 года советские кинооператоры участвовали в съемках масштабного проекта: 160 операторов одновременно, в один день, на всей линии фронта и в тылу снимали 356-й день войны. Фильм вышел в сентябре 1942 года под названием «День войны» и стал «моментальным снимком» лица страны в момент её смертельной схватки с врагом. Документальная кинолента сыграла огромную роль в ходе Сталинградской битвы и битвы за Кавказ.
 
Афиша документального фильма «День войны»

Афиша документального фильма «День войны»

Кадры из документального фильма «День войны»

Кадры из документального фильма «День войны»

Кадр из фильма-кинохроники «Ленинград в борьбе»

Кадр из фильма-кинохроники «Ленинград в борьбе»

С продвижением советских войск повышалось значение фронтовых операторов, которые уже прочно заняли место в документальном кино. Был образован отдел фронтовых киногрупп, создана киногруппа при ВВС, расшифровкой и систематизацией киноматериала занимался специальный отдел кинолетописи Великой Отечественной войны. Однако с приближением победы Сталину уже не нужна была окопная правда о войне, с её потерями в людях и технике. В мае 1944 года Главкинохроника была распущена секретным постановлением, а вместо «Союзкиножурнала» стали выходить «Новости дня» и «Фронтовые киновыпуски». Приглашенные режиссеры из игрового кино (С. Герасимов, А. Зархи, И Хейфиц, А. Довженко, Ю. Райзман) стали снимать документальные полнометражные эпопеи о масштабных победах Красной армии под руководством «мудрого вождя».
 


Берлин

 
Перед началом Берлинской операции была создана Центральная оперативная киногруппа, координирующая работу 38 операторов на всех решающих участках битв. Они сняли последние кадры Великой Отечественной войны: взятие Берлина, штурм Рейхстага, подписание акта о капитуляции Германии 8 мая 1945 года. Логическим продолжением фронтовой работы стали съемки грандиозного Парада Победы на Красной площади 24 июня 1945 года, который снимали более 45 кинооператоров на трофейную цветную кинопленку, проявленную затем в поверженном Берлине.
 
Кинооператор Р. Кармен и другие во время проведения киносъемки боевых действий

Кинооператор Р. Кармен и другие во время проведения киносъемки боевых действий

Фронтовой кинооператор Н.В. Быков во время проведения киносъемки

Фронтовой кинооператор Н.В. Быков во время проведения киносъемки

Таким образом, за годы войны, рискуя собственной жизнью, фронтовые кинооператоры сняли около 3,5 тысяч километров кинопленки. Всего на фронте работало 258 оператора (по другим данным 282), каждый второй был ранен, каждый четвертый убит. Но чтобы ни случилось, они продолжали держать свою камеру в руках – единственное, но верное оружие в борьбе со страхом смерти.

Источники: Евгений Музруков – статья «Оружие особого рода», Виктория Токарева – статья «Ожившие картинки войны», Михаил Посельский – статья «Свидетельство очевидца. Воспоминания фронтового оператора», журнал «Киноведческие записки» № 72.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Оля Йоффе Киев
    Очень сильные духом и отверженные люди. Благодаря им, мы имеем возможность окунуться в то страшное военное время.. 
    Вечня память бесстрашным кинооператорам. 
    Мой дедушка тоже был военным кинооператором во время ВОВ. Я очень им горжусь, это особенно приятно осозновать, т.к. учусь на кинооператорском факультете. 
    Развернуть

    Смотрите также

    Популярное
    Практика

    Приемы: Голландский угол

    Заваливаем горизонт правильно: для чего в кино нужен голландский угол и почему им стоит пользоваться в меру

    • 11 июля
    • 3770
    Практика

    Как Люк Бессон снял блокбастер за 180 млн долларов, который не может провалиться

    Люк Бессон пошел в обход традиционной голливудской системы и профинансировал свой новый фантастический блокбастер по модели независимого кино. Вот как у него это получилось

    • 10 июля
    • 3291
    Техника

    Исследуя границы: 4K, HDR, HFR и человеческое зрение

    Современные технологии делают ставку на большие разрешения, высокий динамический диапазон и частоту кадров. Но как на все это влияют ограничения нашего визуальное восприятия?

    • 9 июля
    • 3101
    Техника

    Как две компании меняют будущее визуальных эффектов

    Хромакей и ротоскоп в скором времени отправятся на свалку истории, но в чем подвох?

    • 18 июля
    • 2231
    Практика

    5 незаменимых человек на съемках микробюджетного проекта

    Насколько большой должна быть команда и какие члены команды самые незаменимые на съемочной площадке — это, пожалуй, самые частые вопросы, которые задают люди, занимающиеся финансированием фильмов с предельно низким бюджетом

    • 21 июля
    • 2028
    Практика

    Как это снято: «Робокоп»

    Отмечаем тридцатилетие «Робокопа» Пола Верховена и разбираемся, как режиссеру, который не любит кинофантастику, удалось создать один из ярчайших образцов жанра. Сатира, натурализм, библейские темы и хитроумные спецэффекты – в фильме голландца и в нашем обзоре

    • 17 июля
    • 1870