Слова

«Современный зритель не имеет привычки к российскому кинематографу»

Киновед ВЯЧЕСЛАВ ШМЫРОВ о программе кинофестиваля «Московская премьера», о том, что такое кинематограф «среднего класса» и о плюсах пиратского контента для кинематографистов.

  • 27 августа 2013
  • 587
Павел Орлов

С 30 августа по 8 сентября в Москве в 11 раз пройдёт кинофестиваль отечественного кино «Московская премьера». tvkinoradio.ru пообщался с художественным руководителем и генеральным продюсером мероприятия ВЯЧЕСЛАВОМ ШМЫРОВЫМ.
 
— На «Московской премьере» преимущественно показывают фильмы, которым ещё предстоит попасть на экраны кинотеатров. В связи с этим, как бы Вы определили задачи и функции фестиваля?
— Я считаю, что фестиваль проходит в очень удачное время: в самом начале нового прокатного сезона, когда на излёте фестивальный сезон. Таким образом, нами поддерживается принцип «фестиваля фестивалей», когда мы показываем картины, ранее отобранные профессиональными смотрами. При этом мы ориентируемся на определённую аудиторию, в основном взрослую, зрелую, интеллектуальную, которая практически не посещает современные попкорновые кинотеатры. На нашем фестивале у таких зрителей есть возможность встретиться с серьёзными картинами, а у этих картин есть одна из немногих возможностей встретиться со своим зрителем.
 
— Что объединяет все те картины, которые попадают на фестиваль? Каковы ваши критерии отбора?
— Как я уже сказал, один из критериев отбора – у фильма должна быть фестивальная судьба. Второй критерий – мы отбираем кино, так скажем, среднего класса. Среднего не в смысле его художественных достоинств, а в смысле его адресной направленности. Подобные картины почти не идут в кинотеатрах. В нашем прокате проще оказаться непритязательным комедиям или наоборот высокоинтеллектуальному арт-хаусному кино. И то, и другое имеет свою репертуарную нишу. А вот фильмы в таких жанрах как биографическая драма, мелодрама, историческая драма, социальная драма, психологическое кино, экранизации серьёзных литературных произведений оказываются вне сегодняшнего проката. Именно таким фильмам наш фестиваль оказывает основную поддержку. Мы ориентируемся на эти жанры, но естественно, смотрим на то, чтобы фильмы в этих жанрах были сделаны качественно.

Кадр из фильма «Десятка»
 
— Вы сами ищете фильмы или авторы обращаются к вам?
— В большей степени мы сами ищем фильмы, ориентируясь на прошедшие профессиональные фестивали. Но, разумеется, мы не отказываемся от тех предложений, которые идут от авторов. В этом году мы сделали программу, она называется «Семь дебютов», в которую включили первые полнометражные фильмы разных режиссёров. Приятно было обнаружить, что среди дебютантов немало авторов, которые работают без господдержки, снимают фильмы практически «на коленке». Причём нередко в этих картинах куда больше социальной проблематики, чем в том кино, которое сегодня поддерживается государством. Вот эта категория картин во многом, что называется, пришла к нам сама. Для таких фильмов наш фестиваль всегда открыт.
 
— Если анализировать составленную Вами программу этого года, какие бы тематические, жанровые тенденции Вы бы могли выделить?
— Социальность в этом году, пожалуй, превалирует. К примеру, картина «Стыд» Юсупа Разыкова – про жизнь маленького посёлка на Кольском полуострове, где живут жёны подводников. По существу, это история подводной лодки «Курск». Лента «Жажда» дебютанта Дмитрия Тюрина посвящена жизни молодого человека, вернувшегося из Чечни с изуродованным лицом. Он пытается найти своё место в сегодняшней жизни, которая совершенно к нему безразлична. В программе «Семь дебютов», о которой я уже говорил, есть интересная картина «Десятка» Владимира Козлова. В ней показана жизнь современных подростков, которые пытаются найти себя в современном мире, но фактически все их попытки оканчиваются неудачей. То есть очень много картин, которые затрагивают серьёзные проблемы сегодняшней жизни. Поэтому социальность – это превалирующая черта программы этого года. Но, разумеется, не только. Также можно отметить, что много картин, которые принято называть малобюджетными. Но их малобюджетность лишена претензий на большое кино. Их малобюджетность очень органична, сориентирована на нашу повседневность, которая не требует больших постановочных эффектов.

Кадр из фильма «Стыд»
 
— По Вашему опыту, как показ картины в рамках «Московской премьеры» отражается на её дальнейшей судьбе?
— Не могу сказать, что наш фестиваль может существенно способствовать улучшению судьбы того или иного фильма. Но, строго говоря, у нас и крупнейшие фестивали мирового класса не особо помогают. Однако есть же функция отбора, функция афиши, когда в определённой строчке вынесено название, которое постепенно оказывается у людей на слуху. Приведу пример довольно типовой ситуации: когда проводим фестивали в провинции, я приглашаю придти друзей, знакомых, а они не приходят. Спрашиваю, почему не пришли. Говорят, что прочитали афишу и всё уже скачали в Интернете. Если не рассматривать здесь очень злободневную проблему пиратства, то можно сказать, что пусть таким неправильным путём, но фильмы доходят до зрителя. Ведь любой автор заинтересован в том, чтобы его творчество доходило до зрителя. Большинство таких фильмов непанорамных, непостановочных, без спецэффектов та же молодёжь с успехом смотрит в интернете. Другой вопрос, что это нелегально.
 
— В продолжение затронутой Вами темы, как Вы оцениваете вступивший в действие месяц назад «антипиратский» закон?
— Если этот закон начнёт работать, наверное, это хорошо. Хорошо с той точки зрения, что он покажет состоятельность сегодняшних кинопродюсеров, которые объясняют все свои неудачи именно ущербом от пиратства. С другой стороны, если у нас будет регламентироваться всё, мы просто можем остаться без культуры. Давайте не забывать, какое значение в те же 90-е годы имел пиратский контент для перезагрузки нашего общества, для становления его нового сознания. Я не призываю к пиратству, я призываю к тому, что те же русские авторы должны легально и бесплатно выкладывать свои фильмы в сеть, не гоняясь за каждой копейкой. Копейку они, может быть, и заработают, но они упустят зрителя. Современный зритель, в массе своей, не имеет привычки к российскому кинематографу. Если ему этот продукт не внедрять, то он станет товаром, который не будет иметь спроса уже никогда.

Кадр из фильма «Жажда»
 
— В чём заключаются основные проблемы современной системы российского кинопроката, и какие пути их решения Вы видите?
— Как я уже сказал, существует вопрос привычки. Второе, более конкретное, это отсутствие системы проката отечественных фильмов. Я не призываю к созданию государственной киносети, она может оказаться и убыточной и малоэффективной. Но, тем не менее, надо на местах поддерживать киноклубное движение, создавать залы, работающие в системе альтернативного проката. Неплохо было бы подумать над таким федеральным проектом, который в одну кинопрокатную сеть объединил бы, скажем, кинозалы университетов, каких-то учебных заведений. Это позволило бы не только показывать сложное кино, но ещё и ездить авторам этих фильмов, что в своё время очень даже процветало, когда существовало Бюро пропаганды киноискусства. Благодаря этому и Андрей Тарковский, и Кира Муратова, и Алексей Герман, и Вадим Абдрашитов имели возможность встречать с публикой. Общение автора со зрителей – не менее важный компонент, чем показ.
 
— На «Московской премьере» в своё время были показаны многие картины, которые впоследствии оказались на слуху и стали достаточно заметным явлением не только для мира кино, к примеру, «Остров», «Шапито-шоу», «Жила-была одна баба». На Ваш взгляд, какие картины этого года могли бы иметь столь же большое значение?
— Пожалуй, не правильно будет, если я сейчас стану давать какие-то оценки. Пока я вижу, что программа очень ровная, лидера в ней назвать очень сложно, и за эту программу не стыдно.
 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также