Слова

Неспящие в эфире: секреты ведущих утренней программы

Во сколько начинается рабочий день в студии шоу, с которым просыпается вся страна? Как взбодриться, если спать довелось всего пару часов? Есть ли место импровизации в эфире? Об этом tvkinoradio.ru рассказали ведущие программы «Доброе утро» на Первом канале Марина Ким и Роман Будников

  • 14 апреля 2015
  • 12609
Юлия Лаптева

График работы ведущих утренней программы


Марина: Раньше утренние программы шли в записи. Всем было удобно: и ведущие выглядят бодрыми, и, в случае чего, есть возможность записать новый дубль. Вот только зрителя не обманешь. Люди по ту сторону экрана чувствуют подвох.

Марина Ким
Марина Ким, ведущая программы «Доброе утро» на Первом канале

Поэтому мы выходим в прямом эфире, без дураков. Исключение – запись интервью с гостями. К сожалению, редкие люди могут без проблем встать в 4-5 утра, чтобы приехать к нам на эфир (один из немногих, способных на такие подвиги – Сергей Безруков). Или, например, мы хотим кого-нибудь поздравить с днем рождения, а человек уезжает на гастроли, или просто хочет взять выходной. Приходится снимать заранее.

Все думают, что рабочий день ведущих начинается часа в 4 утра. Это правда лишь отчасти. На самом деле в «Останкино» мы приезжаем где-то к часу дня. Сначала готовимся – только на то, чтобы одеться, загримироваться и сделать прическу уходит больше часа, не говоря уже об обсуждении сценария и прочих важных моментах. Дальше начинаем записывать интервью с гостями. Бывает, записи проходят быстро, а бывает, что чувствуешь себя, как на конвейере. Гостей оказывается настолько много, что через некоторое время устаешь. Надеяться остается только на редакторов, которые подсказывают вопросы для собеседника в наушник. Но виду, что устали, не подаем, нельзя разочаровывать зрителя!

Около 9 вечера начинаем работать на Дальний Восток, проводим полноценный эфир, заканчиваем в час-два ночи по Москве, идем спать. В «Останкино» для нас есть специальные раскладушки. Я лично не привыкла спать с макияжем на лице, поэтому приходится сначала снимать мейк-ап, потом вставать на час раньше, то есть, около четырех, чтобы снова загримироваться. А дальше – в эфир. С хорошим настроением и улыбкой. Иначе никак.

Роман: Перед утренними съемками я ставлю себе сразу три будильника: на 4:00, 4:01 и 4:02, на всякий случай. Конечно, график не из простых, и если бы все эфиры вел один человек, ему пришлось бы очень туго. Но, к счастью, ведущих на «Добром утре» много, каждому выпадает одна-две записи в неделю. Зато в остальное время можно как следует выспаться.


Роман Будников и Лариса Вербицкая, ведущие программы «Доброе утро» на Первом канале

Марина: Конечно, с таким графиком оставаться бодрой не так-то просто. Мне в этом помогает хороший чай (кофе не пью, меня от него наоборот клонит в сон), и что-нибудь сладенькое, например – глазированный сырок.

Еще я очень живо представляю людей, которые смотрят на меня по телевизору. Маму, стряпающую завтрак большой семье, бабушку, с утра пораньше хлопочущую по дому. У нас очень большая и очень разная аудитория, от пенсионеров до молодежи, я просто не имею права разочаровать их своим усталым видом. Такие мысли очень дисциплинируют.

Роман: Это правда, о зрителях не думать нельзя. Люди видят нас в самом начале дня, нам необходимо подать им энергию позитивную, чтобы утро началось с хороших эмоций. Стараемся передать им хорошие новости и хорошее настроение.
 


Первый эфир


Марина: Прекрасно помню свои первые съемки для «Доброго утра». Тогда меня поразило, как передвижная студия выглядит ранним утром. Я представляла большое, светлое помещение из которого весь центр Москвы – как на ладони. На самом деле оказалось темно – хоть глаз коли.  В пять утра, когда начался эфир, хотелось сказать не «Доброе утро», а «Доброй ночи». Надо сказать, в прямом эфире я себя чувствовала, как рыба в воде, все-таки семь лет в новостях до этого работала, но все равно волнение присутствовало. Новая программа, новый формат, все непривычно. Тогда мне очень помог мой соведущий Тимур Соловьев: постоянно шутил, чтобы я почувствовала себя комфортней, «страховал», если вдруг с непривычки запиналась, подсказывал какие-то моменты.


Марина Ким, ведущая программы «Доброе утро» на Первом канале

Вообще у нас в команде очень теплые отношения. Ведущих много, пары постоянно меняются, но не могу вспомнить ни одного случая, чтобы кто-то с кем-то конфликтовал или ссорился. Все работают спокойно, с удовольствием.

Роман: У нас действительно подобрался коллектив, в котором все очень разные, но при этом каждый на удивление коммуникабелен. Все друг друга страхуют, поддерживают. Меня перед первым эфиром очень подбадривали, чтоб не волновался. Хотя, как только включилась камера, волнение прошло само собой.
 
 

Работа ведущего: соло и дуэт


Роман: Самостоятельно и в паре с соведущей работать не сложно, наоборот – одно удовольствие. С партнером больше простора для творчества, когда ты один – свои нюансы. Но мне все-таки больше нравится работать с соведущей.


Роман Будников и Лариса Вербицкая, ведущие программы «Доброе утро» на Первом канале

Марина: Когда работала в новостях, я была эдаким волком-одиночкой. Очень не любила, когда в эфире было два ведущих. Там другая специфика: страсти кипят, все напряжены, одна ошибка может стоить карьеры. Совсем не исключено, что ошибка эта будет не твоя, а партнера, но за конечный результат отвечают оба.

Здесь – другое. «Доброе утро» – это душевный, доброжелательный разговор. Зрителю интереснее, когда в разговоре участвуют несколько человек. В общем, этот формат с одним ведущим я не представляю.
 


Импровизация и сценарий


Марина: Конечно, наши замечательные редакторы к каждому эфиру готовят нам подробнейшие сценарии, но прямой эфир – есть прямой эфир. Если нужно включать блок новостей, приходится на ходу сокращать подводки, какими бы гениальными они ни были.

Роман: Мало того, что в сценарии есть место импровизации, экспромты приветствуется. В каждой «получасовке» (так мы называем промежуток эфира между выпусками новостей), у нас всегда есть люфт по времени, чтобы что-то добавить от себя. Кстати, к импровизациям мы готовимся, пока идет сюжет. Зрители смотрят ролик, а мы думаем, что будем говорить через минуту.

Марина: А потом, мы же общаемся с гостями, в ходе разговора появляются вопросы, не прописанные в сценарии, новые реплики, шутки, это и делает программу по-настоящему живой.
 


Казусы на съемочной площадке


Роман: В эфире случается всякое. Бывает, микрофон отключается. Бывает, по ошибке выводят в эфир не вовремя – чуть раньше или чуть позже. Приходится как-то выкручиваться и ориентироваться по ходу пьесы. Но, если честно, какой-то конкретный случай сейчас не вспомню.

Марина: Да, действительно, казусов хватает. Недавно беседовали с Алексеем Глызиным. Он рассказывал о детском музыкальном конкурсе. Я решила спросить музыканта о том, как он чувствует себя, когда слышит свои песни в исполнении маленьких конкурсантов. Говорю: «Нравится ли вам, когда ребята исполняют песни … Серова?» Не знаю, почему я вспомнила этого не менее замечательного музыканта, помутнение какое-то! Алексей оказался очень тактичным человеком – после моей оговорки даже бровью не повел, спокойно продолжил беседу.


Марина Ким, ведущая программы «Доброе утро» на Первом канале

Вот еще одна забавная ситуация. Иногда мы делаем прямые включения на улице. А поскольку погода пару недель назад стояла совсем не весенняя, особенно по утрам (лицо синело так, что никакой грим не спасал, а звуковики слышали, как стучат наши зубы), нужно было проявить изобретательность и найти какого-нибудь "морозоустойчивого" гостя. Проявили – решили пригласить в студию медведя (с дрессировщиком, конечно). Мне пришлось встать в кадр бок о бок со зверем. Признаюсь, было страшновато. Особенно после того, как медведь съел эфирный микрофон.
 
 

Гости в эфире

 
Роман: Почти все гости в нашей программе – интересные, творческие люди, с которыми приятно общаться. Если честно, даже не могу выделить кого-то одного. Бывает, кстати, что мы сами предлагаем людей, которых можно пригласить. В основном этим вопросом, конечно, занимаются гостевые редакторы, но если вдруг случается встретить интересного человека – почему бы не побеседовать с ним в эфире.

Марина: Я очень люблю свою работу еще и потому, что благодаря ей могу общаться с удивительными людьми. Помню, однажды мне довелось беседовать с Алексеем Леоновым – первым человеком, вышедшем в открытый космос. Он уникальный! Никакой «звездной» шелухи, надменности или чего-то подобного. Абсолютно открытый, доброжелательный мужчина.

Еще вспоминается наша беседа с гимнасткой Еленой Исинбаевой. У нас маленькие дети, почти одного возраста, так мы, пока камера не снимала, только о смесях, подгузниках и прочих темах, которые обычно обсуждают молодые мамы, и беседовали. Елена мне даже дала пару ценных советов. Вообще, меня восхищает, что она сознательно решила воспитывать ребенка, не обращаясь к няням. И при этом ритм жизни менять не собирается – уже через месяц после родов опять начала тренироваться.


Марина Ким, ведущая программы «Доброе утро» на Первом канале

Роскошный гость – Геннадий Хазанов. Когда он появляется в студии, вся съемочная группа знает, что будет обеспечена ударным зарядом позитива на несколько дней вперед. Даже когда камера работает, приходится держаться за стул, чтобы не упасть от смеха! А ведь в эфир попадает всего процентов 20 шуток, остальное остается за кадром.

Некоторые гости возвращают в приятные воспоминания. Помню, в юности мне очень нравилась группа «Любэ», буквально заслушивалась. Особенно любила песню «Ночь яблоком стучит в окно». И вот приходит к нам в студию Николай Расторгуев. Пообщались, спрашиваем, какую песню он исполнит для наших зрителей. И, представляете, он начинает играть именно эту песню. У меня буквально мурашки по коже побежали. Настолько это было приятно и трогательно. Как будто альбом со старыми фотографиями перелистала.
 


О приметах

 
Роман: Я не суеверный, поэтому у меня каких-то особых ритуалов, вроде заходить в студию только с левой ноги или пить только из одной чашки, у меня нет. Надо поспрашивать у коллег. Вдруг расскажут что-нибудь интересное.

Марина: Расскажу маленький секрет, о котором никто не знает. Обычно, прежде, чем отправить нас в студию, костюмер Людмила спрашивает: не налить ли нам чайку, чтобы было, что пить во время эфира (да, да, чай и кофе, который мы пьем в кадре – это не бутафория). Так вот, если на столике появляется кружка с черным, ароматным напитком, а рядом лежат два кусочка сахара, я понимаю, что съемки пройдут спокойно и гладко. Если что-то идет не так, Людмила занимается гостями, на наш чай у нее просто не остается времени, сомнений нет – эфир будет нервным.
 
 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также

    Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее