Мнение

Иллюзия «по-пацански»

Родион Чемонин о правде в киноискусстве вообще и в кино о полицейских в частности.

  • 20 августа 2013
  • 891
Родион Чемонин

В девяностые я работал на провинциальной FM-радиостанции. В одну из регулярных в то десятилетие предвыборных кампаний нам для охраны достались мужественные люди в штатском, всем своим видом намекающие на причастность к органам госбезопасности. Как у всех эфэсбешников, у них был полный набор удивительных игрушек; например, маленький ящичек с монитором, на котором можно было смотреть кино.

И вот они смотрели фильм. И ржали в голос. Именно что ржали, тыкали пальцами в экранчик и сквозь смех кричали что-то типа: «Ага, щас! Так ему и разрешили! Глянь, взял и прошёл, никого не спрашивая» - или: «Ну куда он с таким стволом попёрся!»

Чарли Чаплин

Фильм, который вызвал у них такую экспрессию, назывался «Семь», да, Дэвида Финчера. Так, как смеялись над ним эти товарищи, не смеялись даже медработники во время показа «Скорой помощи». В то время как у простого смертного зрителя на просмотре «Se7en» холодеют вены, у эфэсбешников начинается смеховая истерика: «Куда этот негр пошёл? В библиотеку?». Ха-ха.

Есть такая теория, согласно которой чем хуже себя чувствует социум, тем больше он требует веселого зрелища. Новости смотрим? Как-то мы себя сейчас не очень хорошо чувствуем. По идее, нас должны сейчас заваливать комедиями. Понятно, что от «Enjoy Movies» не убудет, однако, постоянно то здесь, то там: правды хотим. И вот это настораживает.

Полицейская Академия бар "Голубая Устрица"

Мы все с этим встречались: как только ты становишься привязанным к кинематографу, на любой вечеринке найдётся хоть один гражданин, который ни с того ни с сего начнёт давать советы. Буквально месяц назад, узнав, что я имею некое отношение к кино, ко мне присел подвыпивший товарищ, который прошептал: «А вот можешь настоящее кино снять? Про нас». «Так я стараюсь, про нас». «Не, ты не понимаешь. Вот сними фильм про пацанов, про тюрьму, но честно». Я стал открещиваться, что я не смогу снять фильм про тюрьму, ни разу там не побывав, и вообще на это нужны деньги. «Сколько денег надо? Миллион? Два? Три? Пацаны завтра принесут. Нужно тюрьму посмотреть? Сделаю я тебе экскурсию, братва поможет». В тюрьму, даже в формате экскурсии, мне совсем не хотелось, поэтому я привёл последний аргумент: сейчас много фильмов про тюрьму – на что получил ёмкий отлуп: «Это всё не про тюрьму. А надо про настоящую тюрьму».


«Не, ты не понимаешь. Вот сними фильм про пацанов, про тюрьму, но честно»


Недавно я по недоразумению оказался в отделе милиции московского метрополитена. Там сидел крупный и весёлый офицер. Пока разбирались, пока шутили, роясь в моих вещах, пока торговались, кто-то из них нашёл в сумке корочку Союза кинематографистов. Полицейский разглядывал её, как какашку: кино, значит, снимаешь? И добавил: «Нет, чтоб хоть одно нормальное кино снять про нас». «Так ведь только про вас и снимаем» - ответил я. «Да то разве кино? Сериалы вон кругом, за одну серию убийство раскрывают, - здесь окружающие особенно зло рассмеялись, пока офицер продолжал. - “Менты-5”, “Менты-6”. Смех один, а не менты».

И вот только-только в прокат вышел фильм «Майор». Предельно честный, предельно красивый, упругий и точный, как стрела. Юрий Быков снял простую, в общем-то, историю так, что не поверить в происходящее на экране практически невозможно. Происходит вот что. Заглавный герой, майор полиции, мчится по заледеневшей дороге на машине в роддом к рожающей жене, на лету сбивает ребёнка на глазах у его матери. И это только ягодки. Цветочки начинаются чуть ли не через минуту после ДТП. Участливый гаишник наливает коньяк безутешной маме, и её тут же обвиняют в том, что она пьяна. Майора всеми средствами пытаются защитить его коллеги, но у того вдруг просыпается совесть и он готов отсидеть за содеянное, но поздно, механизм запущен. Через запятую, по возрастающей: шантаж, избиения, в конце концов, убийства. Раньше это назвали бы «чернухой», сейчас же – «актуальное кино». Или, согласно терминологии моего подвыпившего знакомого, «честное, про пацанов». И в этом я лично не вижу ничего настораживающего.

Занятно, что в это же лето зритель увидел «Скольжение», участвовавший в конкурсе последнего ММКФ. Это примерно про то же, что и «Майор», только его снимал бывший клипмейкер Антон Розенберг. А значит, там всего больше: экшна, дёрганой камеры, пулемётного монтажа и выстрелов. Почти как у Майкла Манна. Сюжет страдает невнятностью, но это, в данном случае, мелочи. Главное, что всё по правде. Например, многие указывают, что в «Скольжении» много мата, но по словам того же продюсера Алексея Розенберга, это не так. Просто герои там постоянно разговаривают через одно ёмкое междометие, вот всем и кажется, что много. И эта сомнительная «отмазка» помогла: у «Скольжения» пока нет росписи по России, но зато уже есть прокатное удостоверение, покупатели, телевизионная (!) версия, предложения по мировому прокату.

И «Скольжение» (несмотря на то что его будто бы в упор не видело жюри ММКФ), и «Майор», у которого, наоборот, уже началась шикарная фестивальная история, сильно застряли в сознании тех, кому удалось их смотреть. Почему? По версии того же Розенберга, полицейские всегда «на острие жизни». Свалиться туда или сюда – просто. Пройти и остаться человеком - нелегко. Действительно, если кто следил за программой 35 ММКФ, остались в памяти «Скольжение» да польский «Дорожный патруль». В прошлом году периферийное жюри выбрало итальянский «Все копы – ублюдки», которому достались почти все «неглавные» призы, вроде наград от ФИПРЕССИ или премии критиков, и, главное, он особенно запомнился зрителям.


Так вот что иллюзия нам преподносит: хочется правды.


Никто не любит ментов. Копов. Полицейских. Как вы их ни называйте, какую форму ни накиньте - всё равно: в погоне за правдой, честностью на экране, выиграет тот, кто снимет простых (и вот здесь главное слово) людей (главное слово закончилось) из органов правопорядка. И каждый такой фильм будет именно что «на острие». Главное, чтобы по-пацански, честно. Даже Алексей Учитель (кстати, мастер и продюсер фильмов Юрия Быкова) только-только закончил «Восьмёрку» - вполне себе пацанский фильм по повести того ещё «пацана» Захара Прилепина.

С подачи Ренуара кино когда-то начали называть «великой иллюзией». Так вот что иллюзия нам преподносит: хочется правды. Чтобы кровь не выглядела, как кетчуп, чтобы от декораций не несло свежей краской, чтобы милиция говорила на родном полицейском языке. Всего этого не хватает, вот мы и тянемся. Но слегка, будто понарошку. Ведь нам и по эту сторону экрана нелегко. Ведь мы ходим в кино не так, как унизительно стоим в очередях в конторах ЖКХ или проходим досмотр личных вещей в отделах милиции.



Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Татьяна Молчанова Москва
    жестко написано. то есть получается, что "Семь" Финчера - это не правда "по-пацански", а "Скольжение" и "Майор" - самые "пацанские" фильмы?
    Развернуть

    Иван Крылов Екатеринбург
    Ренуар, фсбэшники и Финчер в одном тексте — это конечно мощно. Но, при некотором скепсисе — не могу с автором не согласиться. Да, время у нас не сильно радостное — потому и кино такое.
    Развернуть

    Смотрите также

    Популярное
    Практика

    5 незаменимых человек на съемках микробюджетного проекта

    Насколько большой должна быть команда и какие члены команды самые незаменимые на съемочной площадке — это, пожалуй, самые частые вопросы, которые задают люди, занимающиеся финансированием фильмов с предельно низким бюджетом

    • 21 июля
    • 3003
    Техника

    Как две компании меняют будущее визуальных эффектов

    Хромакей и ротоскоп в скором времени отправятся на свалку истории, но в чем подвох?

    • 18 июля
    • 2701
    Практика

    Как это снято: «Робокоп»

    Отмечаем тридцатилетие «Робокопа» Пола Верховена и разбираемся, как режиссеру, который не любит кинофантастику, удалось создать один из ярчайших образцов жанра. Сатира, натурализм, библейские темы и хитроумные спецэффекты – в фильме голландца и в нашем обзоре

    • 17 июля
    • 2650
    Обзоры

    10 великих неснятых фильмов

    Часто любопытнейшие кинопроекты в силу тех или иных причин не доходят до экрана. Вспоминаем несостоявшиеся картины, которые могли бы изменить историю кино: «Наполеон» Кубрика, советский фильм Антониони, «Мастер и Маргарита» Климова и многое другое

    • 15 июля
    • 1640
    Практика

    Как Пол Маклис монтировал «Малыша на драйве» прямо на площадке

    Монтажная тележка, работа на обочине дороги и поездки на съемочном трейлере: что ждать монтажеру, который вынужден присутствовать на съемках каждый день

    • 13 июля
    • 1330
    Практика

    «Рассказ служанки»: создание антуража для мини-сериала в жанре альтернативной истории

    Разбираем особенности художественной постановки одного из главных хитов этого года и изучаем, как его создателям удалось создать современный мир без письменности и искусства

    • 16 июля
    • 925