Слова

«Мы снимали «Возвращение в “А”» абсолютно свободными. Это большая привилегия»

Егор Кончаловский и съемочная группа фильма «Возвращение в “А”» рассказали tvkinoradio.ru о том, почему военное кино сегодня не пользуется популярностью, как можно быстро снять батальную сцену и почему не надо забывать афганскую кампанию

  • 26 марта 2015
  • 913
Родион Чемонин

«Возвращение в “А”»
Съемки фильма «Возвращение в “А”» 

Фильм, который называется «Возвращение в “А”», был снят в 2011 году в Казахстане, но выходит в российский прокат только сейчас – до недавнего момента у российских продюсеров не было кинотеатральных прав. Компания «Люсси-фильм» стала официальным дистрибутором «Возвращения в “А”» и покажет фильм только в «Иллюзионе» с 26 по 31 марта. Впрочем, прокатчики не скрывают, что если эти несколько дней окажутся удачными для фильма, то, возможно, его кинотеатральная история может быть продлена.
 
«Возвращение в “А”» – своего рода пограничная точка. Это едва ли не последний отечественный фильм, снятый на пленку, едва ли не последний фильм почти без спецэффектов и едва ли не последний фильм, за производством которого не следили из российских госучреждений.
 
Егор Кончаловский (режиссер фильма): Сценарий был довольно рыхлый. Его предложил нам «Казахфильм». Я сказал: «Отлично, давайте бюджет, сценарий мы сами напишем». Мы создали совершенно другую историю, ничего общего с оригиналом не имеющую. К сожалению, оба сценариста умерли год-два назад, один за другим, оба от невостребованности нашим временем.
 
Егор Кончаловский  на съемках фильма «Возвращение в “А”»
Егор Кончаловский  на съемках фильма «Возвращение в “А”» 

Казахстанцы молодцы, что дали нам снимать то, что мы хотим, но совсем не молодцы в том отношении, что они не умеют прокатывать кино. У них традиция такая: фильм посмотрел президент, пожал руки и все, кино состоялось.
 
Аннета Калпахчьян (исполнительный продюсер): Внимание к съемкам было самое серьезное. Президент Казахстана даже приезжал на площадку.
 
Кончаловский: Это было очень смешно. Специально для его визита мне купили костюм. Теперь Нурсултан Абишевич уверен, что кино снимают в костюмах.
 
- Что было самым сложным в работе над фильмом?
 
Кончаловский: Что касается трудностей, то они заключались в следующем. Мы снимали в ноябре, декабре и январе. Соответственно, в шестичасовой световой день. Пока заправили вертолет – день закончился. Пока зарядили триста автоматов – второй прошел. Но, слава богу, центральную батальную сцену мы сняли за четыре дня, это достаточно быстро, я считаю.
 
«Возвращение в “А”»
Съемки фильма «Возвращение в “А”» 

Вторая сложность более приятного характера. Когда мы развели первую сцену с оператором Антоном Антоновым, с которым я работаю еще с «Антикиллера», приготовились к съемкам, развернулись и увидели, что за нами наблюдают сорок казахов. И я не понимаю, кто из них должен копать, а кто – командовать теми, кто должен копать. Но за несколько дней мы разобрались, кто из них кто.
 
На самом деле, съемки «Возвращение в “А”» были большим удовольствием. Аннета, наверное, больше знает про сложности.
 
Каопахчьян: Мне лично принес огромное удовлетворение союз казахстанской группы и российской, влияние друг на друга разных культур. Та натура, которая снята в фильме, – это все Казахстан. Он настолько разный, что каждая новая локация сильно отличалась от предыдущей. Сложности были, конечно, но мы же кинематографисты, поэтому удачная натура важнее любых трудностей. Дорога на площадку, например, занимала около часа, но на это никто, кажется, не обращал внимания. Все работали с удовольствием.
 
Съемки фильма «Возвращение в “А”»
Съемки фильма «Возвращение в “А”» 

Кончаловский: К концу съемок я пах бараниной несколько дней, потому что мы съели отару овец. Еще из сложностей: там большую часть фильма говорят на фарси – на языке, на котором частично говорят афганцы. Артисты должны были выучить свои длинные реплики на непонятно каком языке и еще играть при этом что-то.
 
Ребята, которые играли афганцев, – они не народные артисты, а обычные простые люди. С ними было очень сложно общаться, когда я хотел объяснить задачу. Я рычал, как зверь, показывая, что надо сделать, – вот и вся работа режиссера с актерами на площадке в этом фильме.
 
Съемки фильма «Возвращение в “А”»
Денис Никифоров - исполнитель одной из главных ролей фильма «Возвращение в “А”» 

Денис Никифоров (актер, исполнитель одной из главных ролей): Аннета уже сказала, что съемочные площадки были достаточно далеко. Местные жители говорили, что ближайшая заправочная станция в 70 километрах от нас. Топливо мы возили практически с собой. Приезжали на площадку, там стояли не какие-то «шикарусы», как сейчас, а две юрты, где местные женщины готовили замечательную еду. В основном из баранины, телятина по праздникам. Я нашел себе прекрасный уголок в одной из юрт, между двумя печками, сделанными из двухсотлитровых бочек. Там не только было тепло, но и вкусно пахло. Там же мы и гримировались. В общем, если и были трудности, то исключительно бытовые, физиологические.
 
- Такое ощущение, что главное впечатление от съемок – это еда.
 
Никифоров: А это всегда главное впечатление! Каков кейтеринг – такова и площадка.
 
- Расскажите про кастинг.
 
Кончаловский: За неделю мы попробовали всех без исключения актеров Казахстана соответствующего возраста. Поэтому теперь, если я буду снимать в Казахстане, мне не нужно будет проводить кастинг, все осталось в моем архиве. Саша – Сейдулла Молдаханов, который играл взрослого Марата, – из Ташкента. Как появился Денис Никифоров, я вообще не помню.
 
Никифоров: Я пришел, и мы просто поговорили. Проб не было. Даня Козловский не подошел?
 
Съемки фильма «Возвращение в “А”»
Денис Никифоров - исполнитель одной из главных ролей фильма «Возвращение в “А”» 

Кончаловский: Козловский слишком красив. Если серьезно, то кайф всего проекта в том, что не надо было ни с кем бодаться, никого обманывать. Я был продюсером и режиссером на картине. Я знаю, что такое продюсер, когда он следит за режиссером, и как работается режиссеру, когда над ним продюсер. Поэтому процесс был очень приятный и органичный. Несмотря на то, что это большая сложная постановочная картина.
 
Труднее было работать в Алма-Ате, чем в степи или в горах. Снимали мы всего 72 дня, что wow! для такого постановочного фильма, как этот. Министром обороны Казахстана был на тот момент выпускник ВГИКа! То есть мой «соинститутник». Сейчас он мэр столицы Казахстана Астаны. И это очень помогло: нам дали вертолеты, десантников, зарядили автоматы (каждый холостой патрон стоит около трех долларов). На несколько дней казахстанская армия осталась без «хаммеров», которыми она была оснащена, – все пятьдесят машин отдали нам на съемки.

Съемки фильма  «Возвращение в “А”»
Егор Кончаловский  на съемках фильма «Возвращение в “А”» 

Судьба у фильма могла бы быть более широкой. Например, нас пригласили на Берлинский кинофестиваль. Мне сказали, что никакого Берлина, только Канн. Но на Каннский фестиваль нас уже не позвали.       
 
Вадим Цаллати (актер): На самом деле, мне, наверное, очень сильно повезло, потому что я уже у Егора Кончаловского снялся в четырех картинах. Почему с Егором здорово работать? Он чувствует время. Он привел меня в кино. Если вы помните «Антикиллер», то знаете, что в то время очень мало снималось отечественных картин. Так вот, я был на премьере «Антикиллера» во Владикавказе, там люди стояли в проходах, и вместо 5 сеансов его показывали 7-8 раз в день.
 
Вадим Цаллати
Съемки фильма «Возвращение в “А”» 

- Какая сцена в «Возвращении в “А”» была самой сложной?
 
Кончаловский: Например, когда Марат приходит на могилу друга. Там идет закадровый текст. Сценаристы – они подонки. Вот напишут страницу текста, а артисту что делать? На крупном плане прокручивать текст в голове? Давить из себя слезы? Но, слава богу, мы с Сашей накануне выпили, поэтому глазки были красные, слезки были близко. Я сел рядом с ним на камешек и стал читать ему текст, который он играет на крупном плане. Он молчит, текст идет. Я так расторгался от своего чтения, что у меня у самого слезы потекли. И у Саши потекли. И у группы потекли. И все в этом экстазе закончили этот эпизод.
 
Еще сложный был эпизод с боем (короткий съемочный день, горы не осветишь). Мы сняли его с двух дублей. Большой пролет с восемью взрывами, каждый из которых должен был быть снят с вертолета. В первом дубле камера замерзла, а чтобы перезарядить все взрывы и автоматы, требуется несколько часов. Но два дубля, я считаю, это неплохо.
 
Съемки фильма «Возвращение в “А”»
Съемки фильма «Возвращение в “А”» 

Вообще, конечно, опасные были съемки. Это же горы. В какой-то момент, когда все обледенело, пришел казахстанский директор и говорит: «Ну что? Отменяем сегодня съемки?» Нет! Не отменяем! Вы бы видели, какое у него на лице было разочарование.
 
Никифоров: Я открою тайны монтажа. С этим большим боем. В первый день, когда мы его снимали – с БТР, с колонной, с вертолетами, – не было снега. На следующий день снега было по щиколотку. Как это монтировать – никому не было понятно. Но Егор Андреевич сказал, что будем снимать. Как он это нарезал, что не видно, есть снег или нет, – просто волшебство.
 
- Вы рассказывали, что показали фильм ветеранам-афганцам. Как они его приняли?
 
Кончаловский: Они его приняли. Другой разговор, что после показа ко мне подбежал один ветеран и спросил: «А почему у них красные погоны?» Якобы должны быть голубые погоны. Я ответил, что надо было правильно читать в начале титры, потому что мы снимали кино про спецназ ГРУ, а у ГРУ были красные погоны. В Афганистане воевали четыре рода войск: вертолетчики, спецназ ГРУ, спецназ КГБ и десантники.  
 
Еще какой-то летчик обиделся из-за сцены, в которой Гоша Куценко, сыгравший пьяного летчика, сначала показал профессию не с самой лучшей стороны.
 
«Возвращение в “А”»
На съемках фильма «Возвращение в “А”» 

Но в целом, хорошо принимают фильм. Вы же представляете себе ситуацию, когда приезжает режиссер из Москвы (особенно, если с Рублевки) и снимает фильм про войну. Это довольно трудно: быть достоверным для людей, которые через это все прошли. Кстати, я обратил внимание на это после того, как мой дядя, Никита Михалков, сказал мне: «Смотрю старые советские фильмы о войне. Ни спецэффектов, ни массы крови, но трогают до глубины души. Просто их снимали великие: Чухрай, Тодоровский – люди,  прошедшие войну». И, кстати, мы тоже снимали «Возвращение в “А”» практически без спецэффектов. Разве что в сцене, про которую Денис Никифоров рассказывал, мы нарисовали немного снега. И в начальных титрах, с пролетом по горам, мы добавили графику. Все, пожалуй.
 
- Вам не кажется, что военное кино сейчас особенно востребовано в России?
 
Кончаловский: Что значит востребовано? Востребовано в каком смысле? В смысле, проката? Нет, не согласен. Прокатывается сейчас очень хорошо развлекательное кино. Блокбастеры сейчас – это фильмы развлекательного характера. Во-вторых, есть афганская война, которая была забыта и которую пост-советская власть хотела вычеркнуть из истории, потому что мы хотели нравиться западу. В-третьих, в наших кинотеатральных сетях много американского капитала, упор идет на не наше кино.   
 
- Но фильм будет идти несколько дней в одном московском кинотеатре…
 
Елена Твердохлеб (директор прокатной компании): Сначала мы показали его в Подмосковье, в основном, военным людям. Резонанс в прессе был достаточно широкий («Возвращение в “А”» номинировался в 2012 году от Казахстана на «Оскар», как «Лучший фильм на иностранном языке» – прим. tvkinoradio.ru), поэтому мы не могли пройти мимо шанса дать фильму вторую жизнь. Я уверена, что у него сложится удачная история. Мы поставили его в российский прокат не ради кассы, а ради зрителя, который придет в «Иллюзион» и оценит красоту этой картины и труд людей, которые над ним работали.  
 
«Возвращение в “А”»
На съемках фильма «Возвращение в “А”» 

Кончаловский: Вы знаете, этот фильм нам подарил радость, возможно, последнюю, от  того, что мы снимали его абсолютно свободными. Это не часто бывает. Особенно сегодня. Режиссеры коммерческого кино несвободны, и этого пока у нас не поняли. Военные фильмы проваливаются потому, что они снимаются и смотрятся как авторское кино. За этот фильм нам не стыдно. Лучше мы не смогли сделать. Мы снимали кино для себя, никто за нами не присматривал, не требовал чего-то, мы меняли сценарий, как могли. Это большая привилегия. 

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также