Практика

Как это снято: «Kingsman: Секретная служба»

Как создавались самые запоминающиеся сцены «Kingsman»: неожиданный потоп, прыжок с парашютом, побоище в церкви и взрывающиеся головы

  • 24 февраля 2015
  • 10196
Павел Орлов

Недавно вышедший в прокат бойкий шпионский экшн «Kingsman: Секретная служба» хорош всем: от оригинальной задумки и неожиданных актерских работ до тщательно выверенного дизайна костюмов и обилия смелых режиссерских решений. tvkinoradio.ru поинтересовался, как снимались некоторые сцены. Осторожно, спойлеры!



Под водой




В центре сюжета «Kingsman» находится история молодого человека, у которого появляется возможность стать секретным агентом. Для этого ему необходимо пройти череду серьезных испытаний, первое среди которых – неожиданный потоп в закрытом помещении. По словам режиссера картины Мэттью Вона, съемки этой сцены, действие которой частично происходит под водой, оказались едва ли не самыми трудными в его карьере: «Снимать кино под водой – это абсолютный кошмар, а уж если у тебя при этом 10 актеров в кадре, это и вовсе чистейший идиотизм». 



Съемки проходили в помещении, представлявшем собой копию декорации общежития героев. В полу были проделаны отверстия, а ниже находился резервуар глубиной 6 метров, наполненный водой. По мере необходимости помещение погружалось в этот резервуар, благодаря чему создавалось впечатление стремительно подступающего потопа. Как вспоминает Вон, в первый же день съемок едва не случилась трагедия – из-за ошибки компьютера вся декорация вместе с группой полностью погрузилась в воду. Вообще, несмотря на тщательную подготовку, на сцену, длящуюся около минуты, было потрачено почти две недели, хотя предполагалось уложиться в четыре дня.



Исполнитель главной роли Тэрон Эджертон до этого не имел опыта подводного плавания, поэтому ему понадобилось полтора месяца для соответствующего обучения и физической подготовки. По словам актера, самый сложный момент заключался в преодолении паники и самоконтроле: «Необходимо было постоянно напоминать себе, что запас кислорода в легких на самом деле гораздо больше, чем подсказывает инстинкт». В итоге к моменту начала съемок он был в состоянии задерживать дыхание, параллельно активно действуя, больше чем на минуту. Из-за сложности координации под водой одни и те же дубли переснимались десятки раз, а актерам и группе приходилось почти безвылазно целыми днями находиться в воде. 



Прыжок с парашютом




Другое суровое испытание для перспективных секретных агентов – командный прыжок с самолета, во время которого выясняется, что у одного из героев нет парашюта. На этапе подготовки сцены компанией Nvizage был разработан компьютерный превиз. В нем сочетались виртуальные элементы и настоящие съемки, сделанные во время прыжков с парашютом. Последнее было необходимо для точного расчета скорости падения и понимания происходящих при этом изменений окружающей среды. Также на основе записей парашютных прыжков продумывалась хореография героев и возможные углы съемки. 



Прыжки осуществляли каскадеры компании Norman Kent Production, специализирующиеся на съемках подобного рода воздушных сцен. На шлемах двух из них крепились камеры: у одного RED Epic, у другого RED Epic и Canon EOS Mark III. Для получения крупного плана героя в ходе другого прыжка RED Epic крепился в районе живота одного из каскадеров. Всего для сцены было сделано около десятка прыжков. 



На этапе постпродакшна лица каскадеров были заменены на лица актеров. Самой же сложной задачей оказалось правильная установка освещения, бликов и зеркальных отражений в стеклах шлемов.
 


Сцена в церкви




Сцена, ставшая уже притчей во языцех. По сюжету секретный агент в исполнении Колина Ферта приходит на службу в американской фундаменталистской церкви. Здесь, как ожидается, главный злодей фильма должен опробовать свое таинственное оружие. Им оказывается сигнал, провоцирующий в людях неконтролируемую агрессию – в церкви начинается кровавая (и в то же время совершенно уморительная) бойня, в ходе которой герой Ферта убивает несколько десятков человек. Сложнопостановочная массовая сцена длится около четырех минут, снятых как бы одним кадром, подобно «Бердмэну».



По словам Мэттью Вона, самым сложным этапом в создании сцены была подготовка: оформление идеи, планирование и репетиции. Вон хотел, чтобы действие было похоже на танец («балет убоя», как он это называет), наблюдаемый непрерывно и тем самым с особой силой вовлекающий зрителя, словно бы гипнотизирующий его. Поэтому было решено отказаться от типичного для экшн-эпизодов дезориентирующего клипового монтажа в пользу имитации однокадровой съемки и использования панорамирующей ручной камеры. Разработкой хореографии и трюков в сцене занимался Брэд Аллан, работавший каскадером и постановщиком трюков в таких картинах, как «Аватар», «Пипец» и «Тихоокеанский рубеж». Вместе в Воном ему предстояло подготовить около 80 актеров. Говоря о репетиции сцены, режиссер отмечает: «Я как будто бы ставил балет или мюзикл, где исполнители были не актерами, не каскадерами, не статистами, а танцовщиками». Отдельное внимание было уделено Колину Ферту, которому предстояло находиться в кадре на протяжении почти всей сцены. Для большей реалистичности было необходимо, чтобы актер самостоятельно, без помощи каскадера, делал максимально возможное количество трюков. Учитывая, что для Ферта это первое появление в качестве героя экшна, ему пришлось пройти месячный курс тренировок. Также на этапе подготовки на основе хореографии Аллана был сделан детальный превиз всей сцены и аниматик, в которых было продумано и смоделировано действие всех актеров и членов съемочной группы. 



После того, как сцену идеально отрепетировали, были проведены тестовые съемки на видео. Когда и они удались должным образом, команда переместилась на съемочную площадку. Всего подготовка сцены заняла около полугода. Саму съемку после этого Вон называет «самым легким этапом». Она заняла 8 дней и проходила в реальной церкви – Св. Варвары и Дипкате, графство Суррей. Поскольку в кадре много активного действия, а изображению необходимо было придать как можно большую четкость, съемка велась при угле затвора в 45°. Также для получения плавного изображения при съемке с рук, камера, а их использовалось несколько, в том числе ARRI Alexa XT, крепилась на риг. Снимали со стандартной частотой в 24 кадра в секунду.



Опасения по поводу некоторых трюков оказались ненапрасными. Дублер Ферта Рик Инглиш набил себе приличное количество синяков и едва не разбил голову о стену во фрагменте, где его бросают в орган. Для имитации подобных лихих полетов от ударов использовались тросы. Также впечатляет легкость, с какой Ферт раскидывает по сторонам своих оппонентов, – в действительности он имел дело с манекенам.



Сцена сделана вживую, насколько это было возможно. Исключение составляют несколько деталей – на постпродакшне с помощью компьютерной графики были добавлены брызги крови, различного рода увечья, вспышки от выстрелов, искры, огонь, а также подправлены детали интерьера, например, добавлены стулья и лавочки; для создания иллюзии единого кадра были нивелированы монтажные стыки; в некоторых местах, где Колина Ферта «подменял» каскадер, понадобилось заменить лицо.
 

 
Еще один важный элементы сцены, усиливающий ее воздействие, – мощный саундтрек. Изначально действие продумывалось под финальную часть песни Guns n’ Roses «November Rain». Однако инструментальный проигрыш там длится меньше, чем было необходимо, и к тому же он в итоге показался Вону слишком патетичным. Тогда совершенно элементарным способом был подобран хит Lynyrd Skynyrd «Free Bird» – режиссер погуглил нечто вроде «great long American guitar solos», посмотрел смонтированную сцену под этот трек, и оказалось, что визуальный и звуковой ряд отлично друг другу подходят. Оставалось лишь сделать небольшой ремикс песни.  
 


Взрывающиеся головы




Ближе к финалу в картине есть еще одна незабываемая сцена – череда кадров со взрывающимися в ритме вальса головами злодеев. По словам Вона, особенность замысла состояла в том, чтобы сделать эту сцену, несмотря на ее жестокость, сюрреалистичной и красивой, а не омерзительной, как, например, в «Сканнерах» Дэвида Кроненберга. Из-за абстрактности идеи ее реализация заняла больше всего времени – Вон начал работать над ее превизом прежде всего, а закончил самой последней. В поисках нужного решения компания спецэффектов BUF обращалась к таким референсам, как взрывающиеся арбузы и электрические лампочки, кольца дыма, фейерверки, конфетти и т.п. Чтобы избежать отталкивающего эффекта, алую кровь решили заменить цветами золотистого апельсина. Окончательное решение сводилось к тому, чтобы взрывы были почти незаметны, и как бы скрывались дымом и разноцветным грибообразным облаком. Непосредственно во время съемок никаких взрывов не было. От актеров требовалось лишь правильным образом, в соответствии с определенной хореографией и ритмом музыкального сопровождения, упасть. Из-за большой численности действующих объектов и сложности спецэффекта кадры состояли из нескольких слоев – актеров снимали маленькими группами или вовсе по одному, а затем объединяли обработанный материал. Всего в 9 кадрах происходит 216 взрывов. Вот такое милое кино. 


 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также