Обзоры

Отечественные номинанты и лауреаты премии «Оскар»

В ожидании премии «Оскар», – прямую трансляцию церемонии tvkinoradio.ru будет вести ночью с 22 на 23 февраля, – вспоминаем, какие отечественные игровые картины в разное время приглянулись американским киноакадемикам и почему

  • 17 февраля 2015
  • 1014
Павел Орлов

«Война и мир» (Сергей Бондарчук, 1969)



 
Первой советской картиной, попавшей в номинацию «Лучший фильм на иностранном языке» и заодно победившей в ней, стало эпическое 6-часовое полотно Сергея Бондарчука. Фильм, создававшийся 6 долгих лет, произвел впечатление на киноакадемиков прежде всего своим оглушительным масштабом: размашистыми батальными сценами, многотысячной массовкой, богатыми костюмами и декорациями (лента не случайно номинировалась еще и за лучшую работу художника-постановщика), а также грандиозной историей, впитавшей всю силу классической русской литературы. Эйфория от получения награды длилась в СССР не один месяц, а Сергей Бондарчук был возведен в статус «киногенерала» и ведущего мирового батального постановщика. В то же время успех картины до сих пор оказывает своего рода медвежью услугу нашему кино – выдвигая картины на «Оскар», кинематографисты по-прежнему надеются удивить кого-то в Голливуде масштабом. Случай «Сталинграда» Федора Бондарчука показал, что сегодня такие надежды напрасны. Добавим, что тут можно посмотреть, как награду за «Войну и мир» из рук Джейн Фонды получала исполнительница роли Наташи Ростовой Людмила Савельева.
 


«Братья Карамазовы» (Иван Пырьев, 1970)



 
Спустя год после триумфа «Войны и мира» советскими отборщиками вновь была сделана ставка на русскую литературу, воплощенную во внушительной традиционной форме. Расчет оправдался лишь отчасти. Экранизация романа Федора Достоевского, ставшая последней картиной в творчестве Ивана Пырьева, добралась до шорт-листа, однако уступила актуальному политическому триллеру из Франции «Дзета».
 


«Чайковский» (Игорь Таланкин, 1972)




Еще одно масштабное костюмное кино, обращенное к русскому культурному наследию. Правда, на сей раз это не экранизация, а фильм-биография, посвященный Петру Ильичу Чайковскому, одному из самых известных за рубежом русских композиторов. В этот раз уступить пришлось любимцу американских киноакадемиков Витторио Де Сике и его исторической драме «Сад Финци-Контини». Интересно, что «Чайковский» также номинировался за лучшую музыку – фильм стал единственной советской работой эмигранта Дмитрия Темкина, двадцатикартного номинанта и трехкратного победителя «Оскара».
 


«…а зори здесь тихие» (Станислав Ростоцкий, 1973)




Первая картина на военную тему, выдвинутая от нас на соискание премии «Оскар», очевидно, заинтересовала киноакадемиков сильной драматургической основой, изобретательной режиссурой и целой галереей ярких актерских работ. Тем не менее, превзойти «Скромное обаяние буржуазии», одну из ключевых картин Луиса Бунюэля, разумеется, шансов не было. Понимал это и Станислав Ростоцкий, вроде как даже признававшийся, что был счастлив проиграть картине гениального испанца. 
 


«Дерсу Узала» (Акира Куросава, 1976)



 
Второй «Оскар» советскому кино принес японец – великий Акира Куросава. Автор «Расемона», «Семи самураев» и «Телохранителя» десятилетиями мечтал об экранизации книги Владимира Арсеньева о жизни таежного охотника Дерсу Узалы. Шанс воплотить мечту неожиданно предоставил «Мосфильм», о чем, правда, сотрудники студии неоднократно пожалели. Придирчивый мэтр на протяжении двух лет мучил съемочную группу экспедициями по Дальнему Востоку, пытаясь запечатлеть малейшие изменения необузданной и экзотической природы. Киноакадемики по достоинству оценили подобную дотошность и поэтическую страстность японца вкупе с выносливостью советских кинематографистов.
 


«Белый Бим Черное ухо» (Станислав Ростоцкий, 1979)



 
Вторая номинация Станислава Ростоцкого и первый фильм от Советского Союза, действие которого происходит в современности. Драматическая история о собачьей любви и преданности, тем более с уже знакомым по «Войне и миру» Вячеславом Тихоновым в главной роли, не могла не тронуть киноакадемиков. Но нашелся еще более пронзительный конкурент – фильм Бертрана Блие с говорящим названием «Приготовьте ваши носовые платки».
 


«Москва слезам не верит» (Владимир Меньшов, 1981)

 


Следующий отечественный «Оскар» был во многом неожиданным. Мелодрама на современную тему «Москва слезам не верит» пользовалась любовью советского зрителя (второй самый кассовый отечественный фильм в истории советского проката!), но была скептически встречена и критикой, и кинематографическим сообществом. Всего лишь вторая работа Владимира Меньшова конкурировала с картинами оскароносных Акиры Куросавы и Франсуа Трюффо. Не предвещала успеха и внешнеполитическая обстановка – начало войны в Афганистане. Тем не менее, киноакадемики прониклись судьбами понаехавших, и чудо свершилось. Интересно, что расположение американцев только усилило скепсис по отношению к Меньшову у его советских коллег. Достойным ответом злопыхателям стала мастерская во всех отношениях комедия «Любовь и голуби».
 


«Частная жизнь» (Юлий Райзман, 1983)



 
На фоне других оскаровских номинантов от России эта социальная драма 80-летнего классика Юлия Райзмана кажется выбивающейся из колеи. Здесь нет ни масштаба, ни обращения к русским традициям, ни экзотических природных красот, ни особой пронзительности, да и внимания отечественной публики и критики кино не снискало, к сегодняшнему дню оказавшись прочно забытым. Между тем зарубежный зритель нашел в истории высокопоставленного чиновника, снятого с должности и обнаруживающего свою полную оторванность от действительности, потаенный драматический надрыв, психологическую глубину, а также достоверность в отражении советского быта. Сама за себя говорила и чуткая, точная игра Михаила Ульянова. Но, как бы то ни было, номинация осталась номинацией.
 


«Военно-полевой роман» (Петр Тодоровский, 1985)



 
Последним в истории советского кино номинантом на премию «Оскар» стала тихая мелодрама Валерия Тодоровского «Военно-полевой роман». Картина о безответной любви, вспыхнувшей на войне и протянувшейся через многие годы, подкупила предельной искренностью и вновь затаенным трагизмом – черты, отличающие все работы Тодоровского, но здесь проявившиеся особенно успешно. Уступило кино политическому триллеру из Швейцарии «Диагональ слона», героями которого являлись советские шахматисты.
 


«Урга – территория любви» (Никита Михалков, 1993)




Первая из трех оскаровских номинаций Никиты Михалкова. Диковинных локаций Внутренней Монголии  и трагикомической истории о поездке мужичка из степи в город за контрацептивами хватило на то, чтобы войти в шорт-лист, но не чтобы обойти французскую историческую драму «Индокитай». Ну «Золотой лев» Венецианского кинофестиваля – тоже неплохо.
 


«Утомленные солнцем» (Никита Михалков, 1995)




Первый и пока единственный фильм-обладатель «Оскара» в новейшей истории российского кино. Тут, можно сказать, все сошлось один к одному: витиеватая, но в то же время ясная драматургия, изобретательная режиссура, блистательные актерские работы, в том числе самого Михалкова, а также пресловутая политическая актуальность. Успех фильма на родине был встречен подозрениями в конъюнктурности и «очернении» славного советского прошлого, что не помешало Михалкову взойти в ранг живых классиков. В то же время, триумф, будем честными, вскружил режиссеру голову. Созданное спустя 15 лет двухчастное продолжение, контрастирующее с первым фильмом и по форме, и по содержанию, понимания не нашло ни у кого, в том числе у американских киноакадемиков. Посмотреть, как Михалков вместе с дочкой «Оскара» получал, можно тут.
 


«Кавказский пленник» (Сергей Бодров, 1996)




Актуальное в середине 90-х прочтение одноименного рассказа Льва Толстого с адаптацией действия под Первую чеченскую войну. «Оскара» картина не удостоилась (победила чешская трагикомедия «Коля» о дружбе русского мальчика и чешского музыканта), зато Сергей Бодров стал известен за рубежом и начал потихонечку двигаться в сторону Голливуда, результатом чего оказался недавний «Седьмой сын».
 


«Вор» (Павел Чухрай, 1997)




Довольно успешные в плане интереса к российскому кино за рубежом 90-е закрыла оскаровская номинация ретро-драмы «Вор». Картина Павла Чухрая реконструировала послевоенное лихолетье, поднимая распространённые проблемы безотцовщины и специфического любовного треугольника – мама, сын и незнакомый дядька. И вновь «Оскар» картине не достался, но один из ее создателей, исполнивший главную роль Владимир Машков, впоследствии сумел пробиться в Голливуд.
 


«12» (Никита Михалков, 2008)




Десятилетнее отсутствие российских фильмов в числе номинантов на «Оскар» удалось прервать лишь Никите Михалкову. Способ был выбран, можно сказать, беспроигрышный – режиссер сделал эффектный ремейк классической голливудской разговорной драмы «12 разгневанных мужчин». Интересно, что конкурировал фильм Михалкова с эпиком Сергея Бодрова «Монгол», выдвинутом от Казахстана, но снятом с участием России, а также с «Катынью» Анджея Вайды, где русские присутствуют известным образом по сюжету. Всех в итоге обошла австрийская историческая драма «Фальшивомонетчики».
 


«Левиафан» (Андрей Звягинцев, 2015)




Трудно припомнить, когда отечественное кино, причем еще до выхода в прокат, вызывало бы столь яростную дискуссию в обществе и буквально раскалывало бы зрителей на враждующие лагеря. Переплетя библейский миф и философские изыскания, современность и вечную проблематику, главный российский режиссер создал главный российский фильм года. Оригинальная многоуровневая драматургия, совершенный визуальный ряд, сильные актерские работы, а также, очевидно, голливудское влияние Александра Роднянского обеспечили картине попадание в шорт-лист. Подкрепляют шансы на победу десятки наград, в том числе «Золотой глобус», верхние строчки в многочисленных топах и выход в переломный исторический момент, заостряющий актуальность картины. Главный конкурент «Левиафана» – польская «Ида», вокруг которой, следуя российскому примеру, поляки тоже сейчас старательно разжигают холивар.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также