Слова

Илья Аксенов: «Сериал „Мир! Дружба! Жвачка!“ набирал обороты, чтобы потом ударить по зрителю обухом»

На ТНТ идут премьерные эпизоды сериала «Мир! Дружба! Жвачка!», посвященного «лихим 90-ым». Поговорили с режиссером Ильей Аксеновым о разнице между фильмами для сервиса Premier и их телеверсиями, что такое универсальная драма и как корректно снимать то, что было в твоем детстве

— С первых серий я не мог понять, что это: драма или комедия? Трейлеры представляли «Мир! Дружба! Жвачка!», как какой-то ностальгический пустячок, типа «Восьмидесятые». Как вы сами определяете жанр сериала?

— Креативный продюсер говорит «драмеди», но для меня это обычная драма. Комедия все же за счет интонации, а не драматургического наполнения. Не хотелось нам это делать на серьезных бровях.
 
Трейлер сериала «Мир! Дружба! Жвачка!»

— Но не я один купился на легковесность первых серий. У вас не было мысли задать драматический накал уже с самого начала, чтобы зритель мог сразу понять, что ему предстоит впереди?

— Целей мы таких не ставили, но, оглядываясь уже на проделанную работу, понимаю, что мы подсознательно хотели набрать обороты, чтобы потом бить обухом по голове. Лично я не имею ничего против таких манипуляций со зрителем. Это как у любого аттракциона — сначала надо привлечь внимание, а потом удивлять.

— Вы же совсем молодой человек. В 1993 году, когда происходят события сериала, вам было, если я не ошибаюсь, 4 года. Как вы попали в этот проект и как справились с таким «наваристым» и сложным материалом?

— Сценаристы написали универсальную понятную драму отношений людей, моя задача была только не соврать с эпохой и передать свое ощущение детства.

На съемках сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ
На съемках сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ

— Откуда вы знаете про все эти мелочи, вроде чеканки на стенах, выращивания лука на подоконниках, футболках GUCCI и Chanel, примитивных компьютерных игр, как правильно есть ливерную колбасу, «Твикс: сладкая парочка» и так далее?

— Из детства и юности. Это работа команды: от сценариста до самого последнего ассистента художника. Это общий «русский» код, я старался не мешать профессионалам делать свою работу.

— У сериала очень хороший, изобилующий точными диалогами, сценарий. Вносились ли какие-то правки с вашей стороны в процессе съемок?

— Меня взяли в сценарную группу после пилота. Мы написали вместе поэпизодники, я уже отвалился на этапе диалогов третьей серии, потому что началась подготовка к съемке. Ну и, если честно, сценарий переписывался каждый день: до смены, во время смены и после смены. Мы даже в самую финальную смену переписывали диалог, правили, меняли мизансцену и переделывали. Много предлагали актеры, очень много импровизировали.

На съемках сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ
На съемках сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ

— Как строились отношения во время съемок между вами, сценаристами и креативными продюсерами?

— Автор идеи и один из продюсеров Антон Щукин еще на берегу поставил правило — последнее решение за ним. Но потом он сказал: «Снимай, как для себя». Это было очень парадоксальное условие, так как по факту сценарист (или продюсер) мог уволить режиссера, но при этом режиссер «делает для себя». Так устроена работа в Good Story Media, я согласился с этим условием. Поначалу мои предложения по оптике, стилю съемки, работе с актерами вызывали напряжение. Потом мы «притерлись» друг к другу и появилось доверие. Меня уважали как режиссера и давали делать свою работу, я не лез в дела креативного продюсера. Я старался давать себе отчет в том, что есть иерархия, но и при этом старался снимать «как для себя».

На съемках сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ
На съемках сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ

К концу съемки мы уже слились в единый организм и никаких противоречий не было. Многие задачи за меня решал креативный продюсер, пока я бегал по площадке, так что без этого условия я бы не справился. На монтаже процесс «притерки» повторился, но раз зритель ценит результат, значит, все не зря.

Кастинг, по большей части, — это выбор Антона Щукина и сценаристов Пети Внукова и Саши Белова. Я изначально не так представлял себе героев, и в этом очень ошибался. Сильный ансамбль — это заслуга продюсера и креативного продюсера. Они давно живут с этой историей и мне оставалось только учиться у них.

— Кстати, про кастинг. У вас очень много актеров, практически не известных широкой публике. Долго ли шел подбор артистов?

— Невероятно долго. Вовку поменяли на пилоте, потом год искали нового актера. Я попросил своего отца посмотреть в секции в Туле, где я когда-то занимался, какие есть пацаны лет 13-14. Он мне прислал фотки, мне понравился Егор [Абрамов], я попросил привезти его в Москву. Он приехал, в первый раз в своей жизни пришел на кастинг и все правильно сделал. Потом оказалось, что Егор — сын моего тренера по самбо из детства и брат моего друга из параллельного класса.


На съемках сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ
На съемках сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ

— Долго шла работа над пилотом?

— У меня полгода. У Антона Щукина лет восемь, если не ошибаюсь.

— Делались ли раскадровки, режиссерская экспликация или было много импровизации?

— Для аттракционов и трюков я рисовал «огурцы» и фотографировал кадр со статистами. Для диалогов никакой готовой схемы не существует: сначала разводим сцену, потом раскадровываем.

— Где проходили съемки?

— В Туле и Подмосковье.

— На титрах «пост-продакшн» вынесен отдельным списком. Над ним, как я понимаю, работала отдельная команда? Вы сами сидели на монтаже?

— У Good Story Media огромная база пост-продакшна, там свой отдельный продюсер — Наташа Кочетова. Прошла очень сложная объемная работа, снимаю шляпу. Я монтировал все сам, сидя над «душой» у режиссера монтажа Алексея Слепова. Когда мы «притерлись», я уже оставлял часть работы ему. Леша понимал, что я хочу.

На съемках сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ
На съемках сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ

Вообще, монтаж — это моя любимая работа. Все, что было до монтажа — это недоразумение. Мне просто нужны файлы на жестком диске, чтобы спокойно сесть и смонтировать, имея все нужные планы.

— В сериале много кадров, снятых широкоугольной оптикой. Чем это обусловлено?

— Если вкратце, то я не очень люблю суперкрупные планы актеров, потому что помимо лица у них есть плечи, руки, тело и так далее. Они этим всем тоже играют. В сумме все движение тела так же важно, как и выражение лица. За восемь частей по 50 минут у нас крупнее поясных планов был только один — это когда девочка шепчет что-то на ухо маме.

То как актер двигается всем телом, и то пространство, в котором он находится, одинаково очень важны. Поэтому я и люблю широкий угол. Здесь играет роль и то, что я фанат Куросавы и Рёфна, у которых в каждом кадре очень крутая композиция, позволяющая видеть не одного человека, а нескольких. Таким образом, мы наблюдаем за всеми взаимоотношениями между персонажами.

Кадр из сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ
Кадр из сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ

— Почему вы используете lens flare (блики). Мы привыкли к ним в фантастических фильмах, здесь же все предельно реалистично. Зачем они в таком сериале?

— Они сами залетали в кадр. Я бил по рукам оператора, чтобы он не боролся с ними. Сначала оператор сопротивлялся, а потом он и сам кайфанул от этого. Они передали ощущение лета, как будто лучи проходят через ресницы. То есть это не специально, это случайно — и в этом весь кайф.

— Картинка выглядит так, будто вы снимали на BETACAM. Как это достигается? Во время съемок или на посте?

— Это старая советская оптика, на которую снимали половину знакомых вам комедий и драм. Она дает изначально «старую» картинку. Ну и мы красили все под пленку, но снимали на «Алексу».

Кадр из сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ
Кадр из сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ

— Расскажи, как снимались сцены с погонями и вообще передвижениями на машинах и мотоциклах.

— Это был спортивный дрон, который шел на убой. Он врезался, падал, ломал лопасти. Такова судьба спортивных дронов.

— Чем отличается версия, которая доступна на Premier, от той, что идет сейчас на ТНТ?

— Картинкой и звуком. Так как формат телевещания не Full HD, то нет деталей. Звук плоский, сжатый, музыка поверх слов сливается в гул. Это чисто технические ограничения.

Кадр из сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ
Кадр из сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» / Фото: предоставлено пресс-службой канала ТНТ

Еще на ТНТ нет мата, нет сцены, где неоднозначно показано отношение к наркотикам. В оригинале девочка говорит про героин: «Попробуй, он не вызывает привыкание», и Санька начинает колебаться. В телеверсии она просто шевелит губами, мы вырезали ее реплику. Снято было одним кадром, там нельзя влезть монтажом так, чтобы это смотрелось опрятно. Но, по большей части, все что надо — все в кадре.
 
Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров.
Обложка: режиссер Илья Аксенов / предоставлено пресс-службой канала ТНТ

Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Слова

«Мосфильм. Золотая коллекция»: киноклассика и современные блокбастеры на одной кнопке

Почему «Мосфильм» решил создать свой киноканал совместно с холдингом ВГТРК и АО «ЦТВ», чем удивит, как монетизирован и планируется ли выход на международный рынок, рассказал Роберт Гндолян, генеральный директор медиахолдинга «Цифровое Телевидение»

6 октября 609
Техника

Телевизионные технологии в спорте: как обеспечить справедливое судейство без влияния на игровой процесс

Видеоповторы, видеосудейство, увеличение каналов записи, синхронизация потока, SuperMo-камеры: как современные broadcast-технологии помогают спортивным судьям, рассказывает Игорь Витиорец, технический директор slomo.tv

1 октября 462
Обзоры

7 нестандартных фильмов о социальном протесте в России: от «Прощания» до «Завода»

Пролетарии, рассуждающие о Брехте, дальнобойщики, штурмующие Москву, и фон триеровские мотивы Юрия Быкова: в честь успеха «Дорогих товарищей!» в Венеции выбрали самые нестандартные и яркие картины о социальном протесте в России

28 сентября 2223
Слова

Филипп Юрьев: «Наше кино запало венецианскому жюри в самое сердце»

Режиссер российского фильма «Китобой», получившего приз на Венецианском кинофестивале, рассказал, как снимать кино на краю света, легко ли договориться с местными жителями и почему Джонни Кэш и серф-рок — лучший саундтрек к картине про Чукотку

24 сентября 2147
Мнение

Индустрия на удаленке: выставки под вопросом, спорт на экране

Естественный протекционизм, смена источников монетизации, VR и иммерсивный звук — эксперт в сфере телекоммуникаций Андрей Гайнулин рассказывает, как медиаиндустрия выживает во время пандемии и борется за своего зрителя

23 сентября 1099
Репортаж

Чем нас порадовала 72-я церемония вручения премии «Эмми»

Давно комедия не собирала такого «урожая» теленаград, как сегодня. Редко когда вручение оказывалось таким коротким. И никогда в зале не было так пусто. Рассказываем, чем еще нас удивила «Эмми 2020»

21 сентября 1401
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее