Профессия

Корреспондент прямого эфира: Константин Гольденцвайг

Шеф бюро RTVI в Берлине Константин Гольденцвайг рассказал о специфике профессии корреспондента прямого эфира: как правильно выбрать тему, почему импровизация лучше четкого сценария, без чего не сделать хороший репортаж и каковы тенденции современной новостной журналистики

Телевизионная журналистика России и Европы

Разница между журналистикой в России и Европе огромна. Во-первых, ресурсы совершенно несопоставимы. Если мы касаемся телевизионной журналистики в Германии, здесь существуют два независимых больших канала: ARD, который состоит из множества региональных станций, и ZDF. Эти каналы получают финансирование от самих жителей Германии, не подотчетны государству и абсолютно свободны в выборе тем. Это то, о чем российская журналистика могла бы только мечтать в условиях 2020 года.
 
Репортаж канал ARD

В России есть частные СМИ, которые находятся в очень сложных условиях в смысле ресурсов. И есть крупные федеральные каналы, у которых нет таких проблем, но то, чем они занимаются, на мой взгляд, все меньше имеет отношение к журналистике.
 

То, чем занимаются крупные федеральные каналы, на мой взгляд, все меньше имеет отношение к журналистике.


Это одно из принципиальных отличий в подходе к журналистике в Европе и России. И именно поэтому в Европе журналисты имеют возможности профессионального роста, делать важные документальные проекты, задавать неудобные вопросы и получать на них ответы.

В России все сейчас постепенно уходят в YouTube. Мы видим Юрия Дудя, Ирину Шихман, передачи Алексея Пивоварова, Леонида Парфенова. Это классический профессиональный журналистский продукт, просто размещенный в сети, а не на федеральном канале. Конечно, в Германии тоже есть YouTube и люди, которые что-то делают на этой площадке. Но они не загнаны в угол и ситуация не вынуждает их монетизировать свое дело. Хорошо, что в России еще существует эта площадка и она пока свободна от цензуры.
 
YouTube канал Ирины Шихман «А поговорить?»

Сейчас я уже почти пять лет работаю на RTVI и могу сказать, что ни разу не сталкивался с проявлением цензуры. Все, что коллегам и мне удается или не удается сделать — исключительно на нашей совести. Только сообща мы принимаем решения, что интересно для русскоязычной аудитории. Нет ни одного случая влияния цензуры на готовый материал, кроме обычных редакторских правок.

 

Выбор темы

За десять лет жизни в Германии, когда ты обрастаешь связями, вращаешься среди политиков, правозащитников, общественных деятелей, что-то ты знаешь сам, что из России увидеть невозможно. И очень важно не реагировать на сообщения российских СМИ или информагентств, а опережать их, рассказывая то, что еще не успели другие. Какую-то часть повестки предлагает редакция.

Мы снимаем не только в Берлине, но и по всей Европе. У меня есть интересное наблюдение, которое связано с падением интереса российской аудитории к европейской повестке. Посмотрите на развитие отношений между странами: раньше мы больше равнялись на Европу, пытались перенимать зарубежный опыт. Соответственно, нам было интересно посмотреть, как устроена немецкая наука, работает немецкое ЖКХ, функционирует немецкое правительство, что представляет из себя их автопром. Все это сейчас тоже есть, но в меньшей степени.
 
Репортаж RTVI с Константином Гольденцвайгом

По моему опыту, зрителя все больше интересуют темы, которые сопряжены с повесткой русскоязычного человека в Германии, Европе, Израиле, США. Это получает гораздо больший отклик. Информационные повестки нашего канала из Берлина в Россию и обычного немецкого телеканала сильно разошлись в стороны. Мы сосредоточены на русском мире.

Конечно, если происходит что-то важное в самой Германии, например, Ангела Меркель сообщает о постепенном уходе из большой политики или немецкая полиция предотвращает теракт, мы это тоже освещаем. Но чаще берем темы, которые задевают нерв русскоязычной аудитории.
 

В России все сейчас постепенно уходят в YouTube.


Хорошо, что сейчас есть разные площадки для размещения контента, которые позволяют моментально получить отклик. Уже через несколько часов становится ясно, вызвала ли тема интерес у аудитории или прошла незамеченной.

 

Специфика работы

Наша работа подчинена сетке вещания канала. У нас есть ежедневные выпуски, которые сложно назвать новостями в привычном понимании. В редакции пришли к выводу, что новости, какими они были пять-семь лет назад, никого не интересуют. Согласитесь, сейчас довольно мало людей, которые бегут с работы к определенному часу, чтобы посмотреть новости.
Все узнают их из грамотно настроенной ленты фейсбука или сайтов новостных ресурсов. Поэтому вместо классических новостных выпусков у нас есть «Большой Ньюзток», где мы преподносим события, которые важны для текущего дня и обсуждаем их с экспертами, следим за реакцией с разных сторон.
 
«Большой Ньюзток»

Кроме того, раз в неделю мы делаем большие материалы, связанные с ключевыми темами недели, а также с некими трендами, явлениями, которые могут не ложиться в ежедневный информационный поток, но интересны для освещения.
 

Я уже почти пять лет работаю на RTVI и могу сказать, что ни разу не сталкивался с проявлением цензуры. Все, что коллегам и мне удается или не удается сделать — исключительно на нашей совести. 


В корпункте, где я работаю, все решается сравнительно небольшими ресурсами: репортажные съемки, большое количество командировок и прямого эфира. Очевидно, что прямой эфир цепляет аудиторию сильнее благодаря своей живости и наглядности. Конечно, есть истории, которым этот формат не подходит, тогда нужен классический репортаж.

 

Технический процесс

Очень многие вещи мы снимаем с оператором. Если это не прямой эфир, а полноценный репортаж, то нужно качественное изображение и грамотный монтаж. В этом отличие работы тележурналиста от коллеги из газеты.

Например, материал про мебельную фабрику в статье будет начинаться со слов: «Каждый год в России собирают пять тысяч стульев». Телерепортаж ту же историю начнет с фразы: «Вот этот стул, один из пяти тысяч». Очень важен визуальный образ, который будет включен на монтаже в общий видеоряд. Во многом я люблю свою профессию именно за эту наглядность.

Взаимное доверие в этой работе очень важно. Одно дело, когда ты указываешь оператору кого и что нужно снять, и другое — когда можешь сказать, про что нужно снять и он сразу поймет правильно. Для этого необходимо, чтобы ты работал с оператором не со вчерашнего дня.
 

Очень важно не реагировать на сообщения российских СМИ или информагентств, а опережать их, рассказывая то, что еще не успели другие.


Хорошему оператору можно рассказать настроение репортажа и он сможет его передать. Например, несколько лет назад мои коллеги из ВВС в Москве снимали сюжет — что такое правда в современном мире. Корреспондент дает оператору задание поснимать образы, улицы, так называемую «отраженку». И оператор снимает Тверскую улицу, витрины, окна домов. Казалось бы, звучит непонятно, но это создает настроение и визуально подходит к теме репортажа. Это высший пилотаж. Хорошо, когда оператор слышит корреспондента и подбирает изображения, которые способны выразить глубинную суть материала.

Какое-то время я работал с зарубежными командами, где оператор — полноправный участник проекта. У меня были супероператоры, которые понимали с полуслова. Сейчас я чаще работаю с разными, но среди них тоже есть профессионалы своего дела. C некоторыми мы сотрудничаем постоянно, с другими — в режиме стрингерской работы.

Корреспондент RTVi в Берлине Константин Гольденцвайг / Фото: RTVi
Корреспондент RTVI в Берлине Константин Гольденцвайг / Фото: RTVI

У нас несколько камер. Часть из них закреплена за корреспондентами, часть — за операторами. Снимаем всегда в режиме LiveView. Никогда не используем спутниковые тарелки. Монтируем в Adobe Premiere.

Интересно, что сейчас мы все больше используем фотоаппараты для съемки. Они дают зернистую насыщенную картинку, создают настроение в кадре. Но нельзя забывать про специфику материала. Если это новостная история с беспорядками, демонстрациями, то проще в технологическом плане использовать обычную камеру. А если это зарисовка или специальный репортаж, где ты можешь выставить свет, поместить героя в среду, тогда использование фотоаппаратов может оказаться удачным решением. Это Canon, Sony, Gimbal, которая дает эффект стедикама. Если какой-то камеры нет, мы всегда можем взять в аренду.
 

Зрителя все больше интересуют темы, которые сопряжены с повесткой русскоязычного человека в Европе.


Иногда мы снимаем на какие-то подручные средства. Например, недавно были в Бресте, где готовили большую документальную историю про тысячи чеченцев, которые ежегодно бегут в Евросоюз. Некоторые вещи снимать открыто невозможно. Приходится действовать тайком, опыт работы на НТВ тут полезен в хорошем смысле слова. Но мы всегда соблюдаем этические стандарты. Если что-то сняли на скрытую камеру, лица должны быть размыты.
 
Репортаж RTVI с Константином Гольденцвайгом

Сейчас все большее значение имеют стримы в социальные сети. Скажем, проходит саммит нормандской четверки в Париже. Пока оператор снимает официальную часть, ты берешь в руки телефон и снимаешь, что происходит перед тобой. Граница между телевизором и соцсетями стерта, можно снимать на что угодно, главное, чтобы это отвечало задачам.

 

Составляющие хорошего репортажа

1Исследование

Из пяти историй, которые попадаются мне на глаза, я возьмусь за одну, потому что в ней есть потенциал. Например, недавно в России был скандал с пересмотром допинговых дел российских спортсменов. Мы стали думать, как рассказать эту историю. Я предложил сделать материал про допинг в ГДР. При суровом авторитарном режиме, когда спортивные достижения были гордостью, десятки спортсменов накачивали допингом и они до сих пор живут с разрушенным здоровьем.
 

Сейчас мало людей, которые бегут с работы к определенному часу, чтобы посмотреть новости. Все узнают их из грамотно настроенной ленты фейсбука или сайтов новостных ресурсов.


Все это, разумеется, не касается событийных вещей — ежедневная информационная повестка не требует такой глубокой подготовки.

2Внятная тема

Хорошо, если в самом названии будет заложен некий конфликтный тезис. Когда конфликта нет, и тема начинается со слов «Про…» — это не приведет к хорошему репортажу. Если вы ошиблись с выбором темы, можно делать какие угодно съемки, но вы не сможете объяснить, для чего делаете репортаж.

3Изучение героя 

Они не должны рассказывать тебе про себя. А ты должен задавать им вопросы, уже зная их биографию. Интервью — это не разговор за жизнь, а выяснение определенных деталей, которые тебя интересуют.

4Жизнь в кадре

Не надо строить все на наборе говорящих голов. Люди должны жить в среде. Нужна наглядность, а не человек, который сидит в кресле и рассказывает о себе. Если такой возможности нет, приходится искать другие решения — сталкивать в кадре участников с противоположными точками зрения, устраивать живой диалог в какой-то подходящей локации, приносить на интервью вещдоки и показывать их герою во время вопросов.
 

Прямой эфир цепляет аудиторию сильнее благодаря своей живости и наглядности.


5Темп

К сожалению, существует большое количество авторов, которые предполагают, что хороший репортаж состоит из какого-то количества реплик и закадрового голоса. Ничего подобного. Зритель скорее запомнит, как во время демонстрации толпа сносит ограждения, как после теракта кто-то плачет, как на парламентских слушаниях депутаты спорят, а не слова журналиста за кадром.

6Композиция

Когда я расшифровываю большие материалы, то выписываю эпизоды, а затем начинаю их перетасовывать, выбирая наиболее подходящий порядок. Это может быть линейная композиция или перекрестно рассказанная история. Например, мы делали большой репортаж к годовщине падения берлинской стены. Здесь было гораздо интереснее и правильнее переплести точки зрения жителей восточной и западной Германии. Композиция позволила сделать репортаж конфликтным.
 

Если это не прямой эфир, а полноценный репортаж, то нужно качественное изображение и грамотный монтаж.


7Краткость

Никто не будет слушать длинные рассуждения. Важен короткий слог. Важно безжалостно отрезать лишнее из реплик героев и оставить только то, что очевидно выстрелит. Репортаж — это не статья, которую можно отложить и прочитать потом. В прямом эфире тебя либо смотрят, либо нет. Так что вся основная работа, которая проводится после съемок, сводится к отсечению лишнего.

 

Искусство импровизации, или Когда в прямом эфире что-то пошло не по плану

Когда работаешь на прямом включении, всегда должен быть резервный вариант. Например, в конце 2019-начале 2020 года Россия договаривалась с Киевом о транзите газа. Мы ждали, когда выйдут министры, а до этого было запланировано прямое включение. Но получилось так, что строго в момент прямого включения они и появились. Нам срочно пришлось подстроиться под ситуацию: прямое включение превратилось в трансляцию фрагментов встречи, коллеги в Москве помогли с переводом, ну и наконец было найдено элегантное решение для перехода от трансляции к подведению итогов.

Корреспондент RTVI в Берлине Константин Гольденцвайг / Фото: RTVIКорреспондент RTVI в Берлине Константин Гольденцвайг / Фото: RTVI

Если ты работаешь первый-второй год в режиме Live, то велика вероятность растеряться. Но при наличии некоторого опыта ты понимаешь, что это и есть плюс прямого эфира — выступать не по заученному сценарию, а рассказывать, что происходит прямо сейчас. Таких случаев много и это как раз то, что мне нравится. Надо ценить эту возможность, а не бояться ее.
Тут самое важное правило — отсутствие правил.
 

Хорошему оператору можно рассказать настроение репортажа, и он сможет его передать.


В работе на ТВ невероятно важна команда. Твои слова в прямом эфире должны быть проиллюстрированы подходящим видеорядом. И чем длиннее прямой эфир, тем большую работу за тебя должны выполнить коллеги в Москве. Надо наладить связь не только телефонную, но и человеческую, чтобы ты был услышан и правильно понят.

 

Несколько полезных советов

1Начать с яркой детали

Это особенно полезно, когда вы снимаете официальное мероприятие, на котором не происходит каких-то интересных ситуаций. На любых официальных слушаниях, заседаниях и встречах можно заметить что-то на первый взгляд неважное для сути материала, но способное выразить настроение.

Мне вспоминается пронзительная история, когда в Бундестаге выступал Даниил Гранин, известный российский писатель, который пережил блокаду. Он глубокий старик, ему тяжело стоять и вдруг за ним появляется сотрудница парламента и по-русски предлагает принести ему стул. Гранин отмахивается и продолжает дальше рассказывать об ужасах, которые пережил. Через такие повседневные детали открываются характеры людей.
 
Речь Даниила Гранина в Бундестаге

2Чем меньше своего «Я» в репортаже, тем лучше

Если люди выбирают эту профессию для того, чтобы их показывали по ТВ — они ошиблись дверью. Они должны сознательно идти в это ремесло, чтобы рассказывать чужие истории, релевантные для других.

Плюс прямого эфира — выступать не по заученному сценарию, а рассказывать, что происходит прямо сейчас.


3Не бояться импровизаций

Когда идет прямой эфир, я всячески отказываюсь стоять по стойке смирно в кадре. Если есть возможность не только рассказать, но и показать событие, надо ею пользоваться.

4Трижды подумайте, прежде чем выбирать эту профессию

Я свой выбор сделал почти 20 лет назад, отступать некуда. А людям, которые только решают, кем стать, разумнее посмотреть на блогерство. Там большая свобода, нет цензуры и ты сам себе хозяин. Сейчас в России, за исключением «Дождя», RTVI и отчасти РБК, я не вижу других СМИ для применения этих юных талантов.
 
Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров
 

Обложка: корреспондент RTVI в Берлине Константин Гольденцвайг /  RTVI

 

Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Слова

«Мосфильм. Золотая коллекция»: киноклассика и современные блокбастеры на одной кнопке

Почему «Мосфильм» решил создать свой киноканал совместно с холдингом ВГТРК и АО «ЦТВ», чем удивит, как монетизирован и планируется ли выход на международный рынок, рассказал Роберт Гндолян, генеральный директор медиахолдинга «Цифровое Телевидение»

6 октября 659
Техника

Телевизионные технологии в спорте: как обеспечить справедливое судейство без влияния на игровой процесс

Видеоповторы, видеосудейство, увеличение каналов записи, синхронизация потока, SuperMo-камеры: как современные broadcast-технологии помогают спортивным судьям, рассказывает Игорь Витиорец, технический директор slomo.tv

1 октября 485
Обзоры

7 нестандартных фильмов о социальном протесте в России: от «Прощания» до «Завода»

Пролетарии, рассуждающие о Брехте, дальнобойщики, штурмующие Москву, и фон триеровские мотивы Юрия Быкова: в честь успеха «Дорогих товарищей!» в Венеции выбрали самые нестандартные и яркие картины о социальном протесте в России

28 сентября 2268
Слова

Филипп Юрьев: «Наше кино запало венецианскому жюри в самое сердце»

Режиссер российского фильма «Китобой», получившего приз на Венецианском кинофестивале, рассказал, как снимать кино на краю света, легко ли договориться с местными жителями и почему Джонни Кэш и серф-рок — лучший саундтрек к картине про Чукотку

24 сентября 2199
Мнение

Индустрия на удаленке: выставки под вопросом, спорт на экране

Естественный протекционизм, смена источников монетизации, VR и иммерсивный звук — эксперт в сфере телекоммуникаций Андрей Гайнулин рассказывает, как медиаиндустрия выживает во время пандемии и борется за своего зрителя

23 сентября 1112
Репортаж

Чем нас порадовала 72-я церемония вручения премии «Эмми»

Давно комедия не собирала такого «урожая» теленаград, как сегодня. Редко когда вручение оказывалось таким коротким. И никогда в зале не было так пусто. Рассказываем, чем еще нас удивила «Эмми 2020»

21 сентября 1410
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее