Слова

«Фенченко»: как создается фильм о кумире всех кинематографистов

Это должно было случиться однажды — и вот: выпускники ВГИКа снимают документальный фильм о мастере режиссуры монтажа Владимире Фенченко и рассказывают, с каким трудностями им приходится сталкиваться


Мы встретились с Андреем и Мариной Марией, чтобы поговорить о герое их фильма. Как удалось уговорить Владимира Алексеевича сняться в документальном кино о себе? Как он отнесся к этому проекту? Насколько он трудный актер? У нас было много вопросов, ведь мы говорим о легенде российского кино. Владимир Алексеевич Фенченко — один из самых неординарных режиссеров современности, человек с удивительным чувством юмора, педагог, способный найти уникальный подход к каждому своему ученику.

— Чем вы руководствовались при выборе героя?

Андрей Ананин: прежде всего, Фенченко преподавал нам во ВГИКе. Кроме того, он один из самых ярких педагогов кино в принципе. Множество людей, связанных сейчас с индустрией, вышли из-под его «преподавательского пера».

Режиссеры Андрей Ананин и Марина Мария Мельник / Фото: Юлия Шиманская
Режиссеры Андрей Ананин и Марина Мария Мельник / Фото: Юлия Шиманская

У Фенченко уникальная авторская система обучению монтажу, основанная не только на теории, но и на практике. Она действительно меняет мышление, делает из любого студента настоящего кинематографиста.

После прохождения его курса, жизнь начинаешь воспринимать как раскадровку и это очень сильно помогает в профессии. Неважно, что ты снимаешь: документальный фильм, рекламу или игровую картину. Уже не встает вопрос как: у тебя на подкорке база, которую дал Фенченко. Возможно, ты не улавливаешь ее в процессе обучения, но во многих ситуациях она реально спасает.

Режиссер Владимир Фенченко / Фото: Юрий Самолыго/ТАСС
Режиссер Владимир Фенченко / Фото: Юрий Самолыго/ТАСС

Марина Мария Мельник: Кшиштоф Занусси, Никита Михалков, Ким Ки Дук: все они в какой-то мере опираются на опыт Фенченко, полагаются на него. Занусси взял несколько уроков из системы Владимира Алексеевича и использует их в процессе преподавания, Сергей Дворцевой часто советуется с ним по поводу будущих съемок. Ким Ки Дук как-то спросил у Фенченко, можно ли ему поучиться у него.

— Какие из идей Владимира Алексеевича кажутся вам наиболее ценными?

Андрей Ананин: Слоганом нашего фильма мы хотим сделать одно из любимых выражений Фенченко: «Жизнь — это кайф». Высказывание может показаться простым, но оно о важном: если приходишь в кино с целью заработать деньги, съемки легко превратятся в ту рутину, от которой люди бегут из офиса. Неважно, что ты снимаешь, ты должен получать удовольствие от процесса.

Мне нравится также его выражение, что в центре любого искусства лежит монтаж. Монтаж — это образ мышления, это то, на что обращает внимание человек с самого рождения. Когда новорожденный смотрит на мать и на врача, он уже создает в своей голове раскадровку. Любое искусство, не только кинематограф, состоит из монтажа. Если это принять, твое мышление изменится.

— Какие черты характера Фенченко вас больше всего подкупают?

Андрей Ананин: Во Владимире Алексеевиче ценно, что он очень честен. Когда ты спрашиваешь у людей мнение о своем фильме, многие боятся тебя обидеть. Но Владимир Алексеевич, если он считает, что фильм снят плохо — так и скажет. И конечно, объяснит, почему. При этом он всегда говорит, что его мнение — это его мнение, и к нему можно не прислушиваться. Это очень ценно.

Режиссеры Андрей Ананин и Марина Мария Мельник / Фото: Юлия Шиманская
Режиссеры Андрей Ананин и Марина Мария Мельник / Фото: Юлия Шиманская

Кроме того, Фенченко всех и все помнит. В процессе обучения мы каждую неделю приносили на мастерскую по новой работе. Таких мастерских у Владимира Алексеевича во ВГИКе было несколько (сейчас он преподает также на ВКСР и в Академии Михалкова) и он помнит все работы студентов и даже все правки! Он относится к каждому твоему новому фильму как к своему.

— Как отнесся к вашему проекту сам Фенченко? Нравится ли ему быть «живой иконой»?

Марина Мария Мельник: Мы его немножко раздражаем, конечно (смеется).

Андрей Ананин: Главная характеристика Фенченко как героя, что он нам не мешает. Он просто принял, что его снимают и не против этого. Огромное преимущество и в том, что он не пытается нам ничего навязать, как-то помочь, подстроить нужные ситуации. Единственное: он не любит, когда на него вешают микрофоны-петлички. Каждую съемку у нас с ним борьба на эту тему (смеется).

Марина Мария Мельник: Если долго снимаем, он может сказать: «Ребята, завязывайте». Тогда мы отвечаем: «Ничего страшного, мы с вами просто посидим рядом, с включенной камерой» (смеется).
 

Монтаж — это образ мышления.


— Вам, как его бывшим студентам, наверное, проще было выйти с ним на личный контакт?

Андрей Ананин: Было большое число студентов-документалистов, которые видели, что Фенченко яркий и харизматичный герой, и они хотели про него снимать. Но тут вопрос — как подступиться. Идея снимать фильм про Фенченко родилась у нас еще во время обучения во ВГИКе. Когда мы рассказали о ней Владимиру Алексеевичу, он был не против.

— Вы снимаете фильм втроем с режиссером Юлией Бобковой. Насколько сложно втроем снимать один фильм? Это не рождает почву для конфликтов, разногласий?

Марина Мария Мельник: Мы уже работали в команде, когда учились во ВГИКе. Это помогло найти общий язык. На самом деле, к нам хотели присоединиться и другие ребята из нашей мастерской, но в силу занятости и того, что проект некоммерческий, они не смогли.

Режиссеры Марина Мария Мельник и Андрей Ананин / Фото: Юлия Шиманская
Режиссеры Марина Мария Мельник и Андрей Ананин / Фото: Юлия Шиманская

Андрей Ананин: Наверное, главное отличие в обучении документалистов и игровых режиссеров состоит в том, что нас, документалистов, учили быть «универсальными солдатами»: помимо сугубо режиссерской базы, мы умеем делать и все остальное. Кто-то — снимать как оператор, кто-то — работать со сценарием, кто-то — монтировать, кто-то — писать звук.

Перед каждой сменой мы собираемся и распределяем обязанности. Например, Марина режиссирует эпизод с Владимиром Алексеевичем, я снимаю его как оператор, а Юля записывает звук. Плюсы такого подхода — не нужно привлекать никого со стороны и материал можно делать с меньшими затратами.
 

Снять фильм «на коленке» про человека, который сам учит кинематографистов, — это было бы ужасно.


— Как строится финансирование вашего проекта? Насколько я знаю, вам удалось выиграть грант на питчинге дебютантов.

Андрей Ананин: 500 тысяч рублей мы выиграли на питчинге дебютантов в рамках ММКФ в этом году, спустя значительное количество съемок.

Мы начинали снимать фильм исключительно на нашем энтузиазме. В этом смысле помогла «модель» трех выпускников ВГИКа, имеющих дополнительные навыки: у меня есть камера, у кого-то из общих знакомых — другая техника, мы просто собрали оборудование и отправились на съемки.

При этом у нас были недешевые экспедиции. Например, в Краснодар на летнюю киношколу ВГИКа, где преподавал Кшиштоф Занусси и куда приезжал Фенченко. У мастеров больше 30 лет дружбы, Владимир Алексеевич называет Занусси своим учителем. Где-то мы занимали деньги: когда есть потребность снять кино, ты ищешь любые способы ее воплотить.

— На что вы хотите потратить средства с краудфандинга?

Марина Мария Мельник: Нам необходимо арендовать монтажную комнату. Проект большой и сложный, на ноутбуке его монтировать нельзя. Кроме того, купить хронику и сделать цветокоррекцию: мы втроем снимали на разные камеры, поэтому работа достаточно трудоемкая.

Режиссеры Андрей Ананин и Марина Мария Мельник / Фото: Юлия Шиманская
Режиссеры Андрей Ананин и Марина Мария Мельник / Фото: Юлия Шиманская

Материал должен выйти качественным: снять фильм про человека, который учит всех кино, «на коленке», — это было бы ужасно. Большое внимание мы уделяем звуку, поэтому для некоторых сцен мы привлекали звукорежиссера с хорошей техникой, чтобы все было слышно и понятно.

Часть средств с краудфандинга уйдет на продвижение: нам важно, чтобы картину увидели не только «свои», кинематографисты, но и широкий зритель. Мы планируем выпустить «Фенченко» в начале 2020 года.
 

Все чаще документальные фильмы стали собирать неплохую кассу в прокате.


— Как вы заинтересуете массового зрителя? Казалось бы, история специфически про кино.

Марина Мария Мельник: Вне зависимости, из киносреды зритель или нет, понятие учителя — архетипическое, оно понятно и знакомо каждому. Существует в разных формах искусства и в культуре разных народов. Если фильм честный, то зритель будет себя идентифицировать с героем и сопереживать ему.

— Наше интервью происходит в помещении студии документального кино «Остров». Вы сотрудничаете с этой студией?

Андрей Ананин: Студия «Остров» помогает нам своими ресурсами: монтажной комнатой и техникой. Когда Сергей Валентинович (Мирошниченко — ВГИКовский мастер Андрея Ананина, Марины Марии Мельник и Юлии Бобковой, — прим. tvkinoradio.ru) и другие поняли, что наш фильм — это не очередная попытка, которая ни к чему не приведет, нас решили поддержать. Конечно, это произошло не сразу.

Режиссеры Марина Мария Мельник и Андрей Ананин / Фото: Юлия Шиманская
Режиссеры Марина Мария Мельник и Андрей Ананин / Фото: Юлия Шиманская

— Каким был самый интересный эпизод со съемок фильма?

Андрей Ананин: Лично я понял, что мы все делаем не зря, в момент съемки дня рождения Фенченко. Когда мы с Владимиром Алексеевичем поднялись в ресторан Дома кино на торжественный фуршет, я почувствовал огромную энергетику. Все помещение было забито людьми: его бывшими учениками и нынешними студентами, знакомыми и друзьями. Увидев Фенченко, все радовались и хлопали. Владимир Алексеевич, кажется, сам не ожидал, что так будет: люди подбегали к нему, благодарили за все, дарили подарки. Этот эпизод сильно вдохновил меня.
 

Люди хотят смотреть хорошие документальные фильмы. Может быть, они уже перенасытились игровыми?


— Сейчас в прокат стало выходить все больше работ молодых документалистов. Недавний пример — «Анатолий Крупнов. Он был» Дарьи Иванковой. Как вы думаете, документальное кино в нашей стране на взлете или это разовые явления?

Марина Мария Мельник: Мы с Дашей из одной мастерской, как и с Максимом Арбугаевым (режиссер-документалист, автор фильм «Генезис 2.0», — прим. tvkinoradio.ru), и с Марией Евтеевой (режиссер-документалист, автор фильма «Законы тайги», — прим. tvkinoradio.ru). Почти все из нашей мастерской снимают кино и это приятно: мы можем собираться на премьерах друг у друга.

Андрей Ананин: В последние 2-3 года происходят хорошие изменения, чему помогают фестивали документального кино, например, «Докер», куда люди приходят за деньги и при этом залы набиты битком. Все чаще документальные фильмы стали собирать неплохую кассу в прокате. Например, «Про рок» Григорьева, «Крупнов. Он был» Иванковой, «Медведи Камчатки. Начало жизни» Гришина и Журавлевой собрали 8 миллионов. Кстати, фильм Марины Марии Мельник «Отец Байкал» тоже планируется к прокату.
 
Тизер фильма «Медведи Камчатки. Начало жизни» (2018)

Появляются интересные проекты онлайн-платформ, связанные с документальным кино, например, видеосервис START начал сотрудничать с документальным кинотеатром Nonfiction.film. Мы надеемся, что интерес к документальному кино, вызванный разными факторами, удастся обуздать и направить в нужное русло — к хорошей авторской документалистике.

Марина Мария Мельник: На премьеру моего «Отца Байкала» пришли многие люди, далекие от сферы кино. И они удивлялись: «Неужели документальное кино может быть художественным!» Меня это поразило. Я поняла, что люди хотят смотреть хорошие документальные фильмы. Может быть, они уже перенасытились игровыми?
 

Искусство — это замечательно, но мы тоже люди и иногда хотим кушать.


Андрей Ананин: Со стороны авторов тоже начались подвижки. Раньше казалось, что фильмы делаются режиссерами для таких же режиссеров. Но у меня с самого начала было желание создавать фильмы интересные и понятные, например, моим родителям, которые абсолютно не связаны с кино. Мои картины должны иметь свой посыл, быть со смыслом, но при этом разговаривать со зрителем на понятном ему языке.

Режиссеры Андрей Ананин и Марина Мария Мельник / Фото: Юлия Шиманская
Режиссеры Андрей Ананин и Марина Мария Мельник / Фото: Юлия Шиманская

— Можно ли заработать на документальном кино?

Андрей Ананин: Когда нас только отбирали во ВГИК, нам сразу сказали: «Вы же понимаете, за деньгами сюда идти глупо». Кроме документального кино есть много других возможностей обеспечить себе достойный уровень жизни. Поэтому в специальность мы шли не ради заработка.

Но вообще — наверное заработать можно. Просто мы пока начинающие и занимаемся некоммерческими проектами, оттачивая свой стиль и совершенствуясь. Параллельно приходится снимать заказные вещи, рекламу — просто как инструмент для выживания. Надеюсь, позитивные тенденции в документальном кино скоро изменят этот уклад и появится возможность зарабатывать на своих проектах. Для нас это очень важно: искусство — замечательно конечно, но мы тоже люди и иногда хотим кушать.

Марина Мария Мельник: Недавно я монтировала телевизионный документальный фильм, просто чтобы заработать. И это все равно был очень полезный опыт.
 

Документальное кино важно и для понимания как развивается наша страна, что нас ждет и какие у страны проблемы.


— Что надо изменить в системе финансирования документального кино?

Андрей Ананин: Нельзя все изменить одномоментно. Даже если государство примет меры и мы одновременно заклеим весь город постерами с «Фенченко» или «Отцом Байкалом». Внимание к этим картинам будет разовым и глобально ничего не изменится.

Важнее сформировать зрительскую культуру: чтобы люди приходили в кино не только хорошо провести время, но и для получения нового опыта. Настоящее документальное кино может вызывать у зрителя бурю эмоций — но в нем всегда есть и посыл, и важная рефлексия на время. Это кино, над которым надо размышлять.

Режиссеры Марина Мария Мельник и Андрей Ананин / Фото: Юлия Шиманская
Режиссеры Марина Мария Мельник и Андрей Ананин / Фото: Юлия Шиманская

Документальное кино важно и для понимания, как развивается наша страна, что нас ждет и какие у страны проблемы. Когда ты показываешь в Москве фильмы, снятые в других регионах России, москвичи воспринимают их как экзотику, они удивляются тому, что видят на экране. К сожалению, эта миссия документального кино — узнавать страну, тоже выпала из поля нашего зрения.

Помочь проекту «Фенченко» можно здесь.
 
Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров.
 

Обложка: режиссеры Марина Мария Мельник и Андрей Ананин / Фото: Юлия Шиманская

 

Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Мнение

Что не так с «Аббатством Даунтон»: не тот темпоритм, не то королевское семейство, не тот дубляж

Можно ли смотреть киноверсию телешоу, если вы не являетесь адептом сериала, на основе которого поставлен фильм? Что лучше: сохранить непривычный для кино неспешный ритм оригинала или сократить сюжет, который в идеале шел бы целый сезон? Разбираемся на основе фильма «Аббатство Даунтон». Осторожно, спойлеры!

29 ноября 4107
Мнение

Что не так с фильмом «Аванпост»: не те референсы, не тот хронометраж, не то промо, не те инопланетяне

На примере фильма «Аванпост» рассматриваем тяжелый случай, когда невнятно продуманные цели и неправильно поставленные задачи могут убить даже такой востребованный жанр, как современная постапоклиптическая фантастика

2 декабря 3184
Обзоры

Главные сериалы этой зимы

Впереди нас ждут длинные морозные вечера, прерываемые длинными каникулами, поэтому мы подобрали вам краткую программу из сериалов, которые заставят согреться. На всякий случай, запишите: «Ведьмак» — 20 декабря, «Новый папа» — 14 января, финал «Родины» — 9 февраля

3 декабря 2622
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее