14 ноября в прокат вышла документальная лента «Анатолий Крупнов. Он был…» об одном из самых харизматичных представителей отечественной рок-сцены 1990-х годов, создателе и лидере групп «Черный обелиск», «Крупский сотоварищи» и участнике коллектива «Неприкасаемые». Это третья работа Дарьи в качестве режиссера.

— Чем ты руководствуешься при выборе своих героев?

— Сердцем (смеется). И Евгений Ройзман, и Алексей Балабанов, и Анатолий Крупнов чем-то похожи на меня, а я на них. Может быть это моя женская сублимация: я выбираю героев, которым не нахожу аналогов среди моих друзей и знакомых. Каждый из моих героев совершил прорыв в собственной сфере — музыкальной, кинематографической, общественной.

Как-то я попыталась выбрать героя «от головы» и снять фильм про писателя Алексея Иванова. Но все пошло наперекосяк, наверное, потому что у меня не лежала к нему душа. Как только я решила не снимать про Иванова, почти сразу ко мне «пришел» Крупнов.
 
Трейлер фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019)

Его я люблю как человека. Я многое о нем знала к моменту съемок, но еще больше мне хотелось о нем узнать, ответить для самой себя на какие-то вопросы.

— Почему среди всех жанров документалистики тебе так интересен портрет?

— Кто-то из художников рисует карандашом, кто-то красками, а кто-то вырезает из бумаги. Я комфортнее ощущаю себя, когда иду «от человека»: выбор инструмента диктует и палитру, и все остальное. Тем не менее, мои фильмы — это не просто портреты.

Современные документалисты потеряли человека в погоне за темой. Когда спрашиваешь о чем фильм, все говорят: «Ну, такая-то тема». Я же иду от человека, не от темы. В моих фильмах есть проблемы и конфликты, но ведет их человек.

— Судя по твоим картинам, тебе интересна среда рокеров. Какую роль в твоей жизни сыграли русский рок и поэзия? Почему эта культурная среда так интересна, почему документалистам стоит ей заниматься?

— Я никого не принуждаю ей заниматься (смеется). Но просто считаю, что музыка отражает твой темперамент и характер. Мне ближе русский рок, а не рэп, например. Идеология у многих рэперов — это «пацан к успеху шел…». Тебя как будто мотивирует коуч: «давай, становись успешным и богатым, ты вырвешься из этого гетто».

Кадр из фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019) / Фото: Movie Start Production
Кадр из фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019) / Фото: Movie Start Production

Но русский рок — он не о материальных ценностях. Кинчев как-то сказал, что «русский рок — это первая мысль о смерти». Наверное, это так. И о любви. О том, что составляет жизнь каждого нормального человека — жизнь, смерть, любовь, свобода. Русский рок и про несправедливость, но не в том смысле, что тебе досталось меньше бабла, чем кому-то там — а в другом.

Я тоже не про материальные ценности. И поскольку я русский человек, то больше тяготею именно к русскому року. Я отношусь к поколению, когда мальчики в пубертатном периоде сразу брали в руки гитары. Мы слушали Летова, «Короля и Шута». Другими словами, был золотой век, был серебряный век, но был и рок-н-ролльный век русской культуры. И это значимо.

— Насколько сложно выцепить знаменитостей вроде Юрия Шевчука и Гарика Сукачева, как ты это сделала на «Крупнове»?

— Встретиться с ними мне помог Саша Юрасов, друг Крупнова, а также последний директор «Черного Обелиска» и «Крупского сотоварищи» (группы Анатолия Крупнова, — прим. tvkinoradio.ru). В 2015 году Саша запустил проект и флешмоб «Год Крупнова. Я остаюсь», сейчас он готовит трибьют Крупнова и переиздание его записей на виниле.

Кадр из фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019) / Фото: Movie Start Production
Кадр из фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019) / Фото: Movie Start Production

Когда пришло время снимать фильм, я встретилась с Сашей, он посмотрел на меня и сказал: «Я знаю, что ты его любишь. Делай, как ты чувствуешь. Я буду помогать». Саша познакомил меня с семьей Крупнова, с Игорем Ивановичем Сукачевым и с Юрием Юлиановичем Шевчуком. Многие спрашивают, почему Юрасова нет в фильме и это объяснимо: Саша настолько в теме, что в кадре он бы не столько рассказывал, сколько объяснял. При этом, он осуществлял огромную работу за кадром.

— В «Доме кино» недавно состоялась премьера фильма. Каким был для тебя самый важный и дорогой сердцу отзыв?

— Когда в холле «Дома кино» перед показом музыканты стали играть «Я остаюсь», и я увидела, сколько людей пришло на наш фильм. Я не сдержалась и заплакала.

Никто не верил в наш фильм кроме тех, кто его делал. А мы просто понимали, что делаем хорошее кино, но о том, что фильм выйдет в прокат и вообще так будет встречен, мы даже не предполагали.

Когда я принесла заявку дипломного фильма на утверждение, на меня смотрели, как на е**нутую. И были вопросы: кто такой Крупнов, а зачем снимать про человека, про которого сейчас мало кто знает. За пристрастия Анатолия Германовича мне тоже «прилетало». Один человек, когда увидел черновой монтаж первой части фильма, сказал, что в моем фильме все курят, пьют и спят друг с другом. Такое кино никто не будет смотреть. Ни один канал его не покажет, кинотеатры с рейтингом 18+ тоже не возьмут. Что страна превращается в армию, а тут я со своими рокерами.

Кадр из фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019) / Фото: Movie Start Production
Кадр из фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019) / Фото: Movie Start Production

Тот, кто это говорил, пришел на премьеру в «Дом кино». Но я не хотела что-то объяснять и оправдываться, хотя меня все эти слова ужасно ранили, я просто делала свое кино. Надеюсь хотя бы на премьере этот человек понял, почему я решила снимать про Крупнова.

— И в результате, ты защищалась во ВГИКе с «Крупновым»?

— Нет. В процессе монтажа стало ясно, что масштаб фильма не соответствует дипломной работе — ни по хронометражу, ни по бюджету. Поэтому я защищалась фильмом про Алексея Балабанова «Алексей Октябринович», а «Анатолий Крупнов. Он был» стал для меня полнометражным дебютом.

— Какой формат тебе интереснее: работа с живым героем, или с воспоминаниями про него, с его архивом?

— Я не вижу здесь четкого разделения; ты же видел «Крупнова» на экране — и он живее всех ныне здравствующих. К тому же для этого фильма мы многое снимали сами: Воронова, Сукачева, Шевчука и их концерты, стену Цоя (я подумала, что в фильме она сможет пригодиться).

Кадр из фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019) / Фото: Movie Start Production
Кадр из фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019) / Фото: Movie Start Production

В «Крупнове» мне хотелось побольше рассказать и про Воронова, и про Варшавчика. Сергей Воронов — вообще легенда, он уникальный музыкант, у нас никто в стране больше не играет блюз на его уровне. Но фильм все-таки про Крупнова, а не про Воронова и не про Варшавчика, поэтому в итоге мне пришлось кое-что вырезать.

— На Тарковских чтениях Дворцевой объяснил, почему он ушел из документального кино в игровое. Тебе хотелось бы попробовать себя еще и в этом жанре?

— У меня нет большого опыта в подобном кино — была на площадке лишь участником и сама фильмы не снимала. Вообще, мне это интересно, но я пока не понимаю, в каком формате.

Сидеть по 15 часов в павильоне с актерами — это грустно. За что я люблю док — мне всегда интересно и непредсказуемо: и на съемках, и на монтаже. Конечно, из-за этого часто возникают стрессовые ситуации. Поэтому и интересно. А когда в игровом кино ты заранее знаешь реплики, и просто ждешь, пока Вася скажет, а потом Петя повторит — я такое не люблю. Если снимать игровое — то чуть-чуть по-другому. В более рок-н-ролльном стиле, что ли.

— Какие у тебя есть референсы, ориентиры в документальном кино?

— Если будешь ориентироваться на референсы — сам себя потеряешь. Когда я готовилась к фильму про Крупнова, я смотрела много картин про музыкантов и после каждой говорила себе: «Нет, я так снимать не буду». Я еще не понимала, как делать, но уже точно осознавала, как не хочу. Поэтому у меня нет никаких референсов.

На съемках фильма «Апокалипсис сегодня» (1979) / Фото: American Zoetrope
На съемках фильма «Апокалипсис сегодня» (1979) / Фото: American Zoetrope

А в игровом кино для меня ориентир Френсис Форд Коппола в плане мужества и воли, какими должен обладать настоящий режиссер. Мне нравится его «Апокалипсис сегодня», «Разговор», «Крестный отец», а также те клевые фильмы, которые он стал фигачить на старости лет.

— Как ты думаешь, документальным кино можно зарабатывать?

— Документальным кино зарабатывать нельзя. Вообще, жизнь у документалиста в нашей стране бедная. Дают, к примеру, жалкие 700 тысяч на весь фильм — и радуйся. А что такое 700 тысяч? Ну снимешь ты фильм, а на что жить будешь? Ну, допустим, забрал ты 100 тысяч себе на жизнь, растянул на 3 месяца, и на 600 снимаешь кино. Но надо еще заплатить оператору и звукорежиссеру.

Что касается «Крупнова» — мы начали его снимать на свои деньги, я даже у мамы брала. Папа нашего оператора Никиты Кармена тоже оператор, он помогал нам со светом и штативами, поэтому в аренду мы брали только оптику. При этом нам делали скидку 50% как студентам.

Кадр из фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019) / Фото: Movie Start Production
Кадр из фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019) / Фото: Movie Start Production

Потом нам дали субсидию в Минкульте, но половина из нее ушла на работу со звуком на студии CineLab: мы понимали, что кино покажут в кинотеатрах, поэтому звук стоит сделать на уровне. И вообще, фильм о музыке должен хорошо звучать.

— Какие планы на следующие проекты?

— Недавно я подала в Минкульт два своих проекта. Первый — документальный фильм про Глеба Самойлова. В Минкульте отправили далеко в резерв. Иногда, если появляются средства, из резерва выводят первую тройку проектов; но фильм про Самойлова, к сожалению, в тройку не попал.

Кадр из фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019) / Фото: Movie Start Production
Кадр из фильма «Анатолий Крупнов. Он был…» (2019) / Фото: Movie Start Production

Второму проекту, тема которого косвенно связана с чеченской войной, эксперты поставили высокие оценки, но потом «слили» и его. Мы, кстати, подавались вместе с моей одногруппницей — нам обеим отказали. Просто, чтобы ты понимал: мы молодые, мы готовы снимать, у нас нет кризиса идей, но нам все же сказали: «до свидания».

— Печально заканчивать на этом интервью… Но как ты планируешь действовать дальше?

— Как у человека, который делает свое кино — у меня сейчас перерыв. Но это не мешает мне как-то жить и работать.
 
 
Дарья Иванкова

Режиссер документальных фильмов.

Полнометражным дебютом стала биографическая лента «Анатолий Крупнов. Он был» (2019). Фильм стал лауреатом фестивалей «Окно в Европу», «Евразийский мост», «Соль земли», а также получил номинацию на премию «Лавр».

Среди других работ Дарьи картины «Алексей Октябринович» (2017) и «Ройзман. Невыдуманное» (2015).

Премьера фильма «Анатолий Крупнов. Он был» состоялась 14 ноября.
 
 
Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров.  
 

Обложка: режиссер документальных фильмов Дарья Иванкова / Фото: предоставлено Дарьей Иванковой

 

Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Практика

Костюмы «Маленьких женщин» и политизированный «Оскар»

Ирина Жигмунд вспоминает художников по костюмам, работавших над ранними экранизациями романа «Маленькие женщины», и объясняет, почему «Оскар» Жаклин Дюрран в этом году — не самое справедливое решение

13 февраля 3982
Практика

Как это снято: «Москва слезам не верит»

40 лет назад «Москва слезам не верит» начала покорять зрителей. Разбираемся в истории создания и устройстве оскароносной картины Владимира Меньшова, до сих пор остающейся одной из самых популярных отечественных лент в мире

16 февраля 3877
Мнение

Что не так с «Хищными птицами: Потрясающая история Харли Квинн»: запутанный сюжет, невнятная хронология, странный злодей и блистательная Марго Робби

Мы одни из первых посмотрели «Хищные птицы: Потрясающая история Харли Квинн» и удивились: зачем такое длинное название, откуда взялся Юэн МакГрегор в непривычном для себя амплуа и почему так мало Мэри Элизабет Уинстед

9 февраля 3703
Практика

«Привидение»: как создавался самый романтический фильм XX века

30 лет назад на большие экраны впервые вышел фильм «Привидение» Джерри Цукера. Разбираемся, с помощью каких спецэффектов удалось «оживить» призраков, а Патрику Суэйзи пройти сквозь предметы и людей

14 февраля 3145
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее