Пару месяц назад, досмотрев очередной сериал на Netflix, я не решался начать что-то новое. Однако оторваться от экрана в выходной день было трудно и в конце концов мой выбор пал на полнометражные фильмы. Платформа порекомендовала мне кино «Париж — это мы», о котором я раньше не слышал.

Интернет также особо не помог — информации было мало, а о режиссере едва ли что-то было известно. Все СМИ гласили одно: это «независимый французский фильм, попавший на Netflix». Смотрим. Обычный город, на фоне которого происходят трагические события. Мы наблюдаем за всем через переживания главной героини, которую исполнила известная актриса Ноэми Шмидт. Все это приправлено музыкальным оформлением, за которое отвечал музыкальный продюсер Лоран Гарнье.
 
Трейлер фильма «Париж — это мы» (2019)

После просмотра фильма мне стало интересно, как режиссеру без больших работ в портфолио и без бюджета удалось снять эту картину с известной актрисой в главной роли и продать крупнейшему стриминг-сервису. Я связался с режиссером, работающим под псевдонимом Элизабет Воглер, и мы встретились в одном из парижских кафе.

— Почему ты используешь псевдоним?

— Я использую псевдоним 6 или 7 лет, потому что иногда я также работаю оператором на разных проектах. Из-за этого часто возникала путаница, работал ли я над фильмом в качестве оператора или режиссера.

А вторая причина — я хотел бы, чтобы люди больше сосредоточились на фильме, а не на съемочной группе за камерой. Например, недавно я был на выставке художника Фрэнсиса Бэкона, и на экспонатах совсем не было текста. Он хотел, чтобы люди соотносили его работы со своими эмоциями и жизнью, а не с текстовыми описаниями. По этой же причине и я использую псевдоним.

Это часто встречается в литературе и музыке, там очень много людей используют псевдонимы, однако в мире кинематографа это не так. Во Франции это может быть только Крис Маркер, знаменитый документалист. Лично мне приятно общаться с людьми, я довольно открыт для любых интервью, но использование псевдонима намного полезнее для фильма.

А само имя «Элизабэт Воглер» взято из фильма «Персона» Ингмара Бергмана. Основная тема фильма — самоидентификация, что важно и для меня. Да и имя хорошо звучит.

Кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) / Фото: Netflix
Кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) / Фото: Netflix

— Первое название фильмы было «Paris Est une Fête» («Париж — это праздник»), что было причиной для его изменения?

— Было трудно использовать это название, потому что оно сильно привязано к названию книги Хемингуэя («Праздник, который всегда с тобой», — прим. tvkinoradio.ru). И после финального монтажа мы в конечном итоге решили дать людям понять, что это фильм о другом. Думаю, здесь мне стоит рассказать о начале проекта.

Мы работали над краудфандинговой кампанией, чтобы найти спонсора для «поста». Цель была собрать около 10 000 евро, чтобы сделать только постпродакшн. Процесс съемок проходил без бюджета. Но мы смонтировали небольшое видео, чтобы представить проект друзьям и семье, поделились им на Facebook.

Каково было наше удивление, когда ролик набрал четыре миллиона просмотров и привлек внимание СМИ. В то время название еще было «Paris Est une Fête». Надо признаться, что это был трудный момент. У нас еще не было фильма, он не был закончен.

Семь месяцев спустя, когда съемки были завершены, мы почувствовали, что лучше дать новое название проекту. В то время в Париже происходило много политических событий вроде забастовок «желтых жилетов». Поэтому мы изменили название, чтобы подчеркнуть, что наступает новый период Парижа. Кроме того, «Paris Est une Fête» можно перевести как «Париж — это вечеринка», что нам не подходило.

Кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) / Фото: Netflix
Кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) / Фото: Netflix

— В одном из интервью ты говорил, что изначально не хотел писать сценарий. Сложно ли было так снимать фильм? И какова роль закадровой озвучки?

— Мы снимали фильм 3,5 года, он начался как эксперимент. Я купил новую камеру, а парень, который играл Грега, был моим соседом по комнате, и мы просто пошли протестировать, как она снимает.

Началось все со съемок в толпе на улице. Но позже мы подумали, а почему бы нам не снять короткометражку? Мы хотели показать изнутри сложный период в истории Парижа. Впоследствии мы решились снять полный метр, но сценарий был небольшим — всего несколько эпизодов.

Я работал с двумя людьми, и после каждого съемочного дня мы просматривали отснятый материал, а затем снимали другие эпизоды. У нас было что-то вроде структуры. Как в третьем сезоне «Твин Пикс». Некоторые последовательности Дэвид Линч не использовал в первых двух сезонах, но использовал в третьем. Я следовал такому же принципу, ведь это отличный способ рассказать историю — собрать воедино разные секвенции. Мы хотели запечатлеть чувство, эмоцию, воспоминание.

А закадровый голос здесь очень важен. Благодаря ему зритель оказывается как бы «внутри головы персонажа», чувствует то, что чувствует она. Без него это были бы просто хорошие кадры Парижа. Наверное, поэтому многие сравнивают наш фильм с работами Терренса Малика. У нас тоже есть широкоугольные кадры и «закадр».

Кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) / Фото: Netflix
Кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) / Фото: Netflix

— Есть русский фильм Андрея Тарковского «Зеркало», там такая же атмосфера воспоминаний и запечатленной эмоции. Кстати, ты знаком с российским кинематографом?

— Не очень, но когда я смотрю какой-нибудь русский фильм, обычно он мне нравится. Что насчет «Зеркала», — это один из моих любимых фильмов! Как ты уже отметил, он оказал свое влияние на меня. Кстати, во время съемок одного из документальных фильмов в качестве оператора, я успел даже побывать в России. Был в Перми и Москве, но не очень долго. Было бы неплохо однажды вернуться.

Кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) / Фото: Netflix
Кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) / Фото: Netflix

— Как ты думаешь, почему известные актеры и музыканты решили участвовать в вашем проекте, где даже не было бюджета?

— Ноэми Шмидт (исполнительница главной роли, — прим. tvkinoradio.ru) — моя хорошая подруга, она как раз переехала в Париж за год до съемки фильма. Она была здесь новенькой и на тот момент у нее было лишь несколько работ в небольших проектах. Тогда еще не было «Версаля» (франко-канадский исторический сериал о времени строительства Версальского дворца во время правления Людовика XIV, — прим. tvkinoradio.ru) или крупных французских комедий, благодаря которым она получила известность.

Ноэми была открыта к экспериментам, поэтому и согласилась принять участие в моем проекте. Иногда она даже специально приезжала со съемок в других городах для работы над нашим проектом. Кроме того, поскольку мы не писали диалоги для фильма, она могла много импровизировать. Я думаю, что в этом главный плюс работы с друзьями, — вы уверены в друг друге.
 
Сцена из фильма «Париж – это мы» (2019)

— Как в вашей истории появился Netflix? Это было неожиданно для тебя?

— Как я уже сказал, мы снимали фильм без бюджета, просто как эксперимент. У нас не было намерения его продавать. Кроме того, во Франции хорошая поддержка арт-хаус проектов со стороны фондов, так что дело было не в деньгах. Скорее чистый интерес. Кроме того, это было что-то новое — мы просто выходили на улицу и снимали. Небольшое видео, которые мы сделали, «вышло из-под контроля» и набрало четыре миллиона просмотров.

После этого французские координаторы Netflix связались с нами, как и многие французские дистрибьюторы. Сначала мы показали фильм дистрибьютору, потому что мы хотели показать его в кинотеатрах, но с ним было очень сложно вести диалог. Наш фильм сильно отличался от картин, которые они обычно берут в прокат. А Netflix наоборот — открыт для нового. Им понравился наш стиль и мы согласились.

Что касается советов, я думаю, что не стоит пытаться связаться с ними напрямую. Просто участвуйте в фестивалях или как-нибудь еще рассказывайте о своем фильме. Тогда они сами придут к вам.


То самое видео, ставшее вирусным на Facebook

— Это означает, что фильма не будет в кинотеатрах. Это плохо?

— Не знаю как это работает в России, но во Франции вам придется ждать три года, чтобы выпустить его на Netflix и показать в кинотеатре из-за мер защиты контента. Но вы все равно можете это сделать. Мы просто решили мыслить нестандартно и попробовать Netflix.

Кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) / Фото: Netflix
Кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) / Фото: Netflix

— Как отсутствие бюджета в процессе съемок повлияло на съемочный процесс? И как выглядел типичный съемочный день?

— Мы решили снимать на улице, так что нам нужно было выбирать места, где можно это делать бесплатно и без каких-либо разрешений. Съемки проходили в толпе, метро, на протестных акциях, фестивалях и других событиях, таких как смерть известного французского певца.

Процесс был таким: за неделю мы смотрели, планируются ли какие-то события в городе. Также важно проверить погоду и другую информацию. В день съемок я звонил парню, который писал сценарий вместе со мной, мы решали, в какой последовательности будем сегодня снимать. После этого уже выходили на улицу с актерами.

С нами также был мой хороший друг, который помогал с бытовыми проблемами: приносил кофе, искал туалет и тому подобное. Так что мы просто много гуляли и снимали. Это занимало более четырех часов в день и было довольно утомительно.

— Что вы использовали из оборудования для таких тяжелых съемок?

— Мы снимали на первую модель Blackmagic Pocket. Я использовал очень-очень маленький Gimbal, в качестве небольшого стабилизатора, он назывался Nebula 4000. На самом деле это не было чем-то необычным, сейчас у всех этих устройств есть новые версии.

Для записи звука мы использовали беспроводную петличку и иногда бум. Хотя часто это было проблемой, потому что люди обращали на него внимание, что не очень хорошо, когда ты снимаешь в толпе. Обычно звукорежиссер также использовал маленький бум-микрофон. Конечно, в этом фильме у нас было много звукового пост-продакшна вроде записи ADR. Мы также много работали со звуком, чтобы погрузить зрителя в толпу, это было важно для идеи фильма.

Кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) / Фото: Netflix
Кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) / Фото: Netflix

— Какой самый важный совет ты бы дал новичкам?

— Даже если у вас нет денег и нет имени в киносфере, просто начните снимать. Я не знал ни одного продюсера и даже не учился в киношколе.

Многие молодые люди, которые пишут сценарии и увлекаются режиссурой, обычно говорят, что им нужны деньги. На камеру, ассистента, еще на что-то. Они считают, что фильм будет хорошим только таким образом. Однако я помню, как 1-2 года назад камеры достигли уровня звукового оборудования. Подобно домашним студиям, теперь вы можете снимать даже на мобильный телефон, как Стивен Содерберг. Да и новая камера Blackmagic стоит около одной тысячи евро.

Нужно понять, что у тебя нет никаких ограничений, нужно следовать своим амбициям и пробовать, пробовать. С небольшой командой вы можете делать отличные фильмы только благодаря идее и уверенности друг в друге. Конечно, иногда вам нужно будет устраиваться на другую работу, чтобы платить за квартиру и еду. Например, я 9 лет работал оператором, снимая рекламные ролики и тому подобное. Но все же это опыт, который очень важен для художника.
 
 
Фильм «Париж — это мы» (Paris est à nous) вышел в феврале 2019 года на стриминг-платформе Netflix под тэгом Originals. Картина рассказывает о переживаниях молодой девушки Анны, которая опаздывает на рейс, терпящий впоследствии крушение. Осознавая, что она была близка к смерти, Анна находит отражение своих мучений и переживаний в самом романтическом городе на планете.
 
 

Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров.  
 

Обложка: кадр из фильма «Париж — это мы» (2019) /  Netflix

 

Комментарии

Комментариев: 3

Посмотрел доступные кадры фильма. Почему такой рваТый монтаж? Посмотрите классику -«Обыкновенный фашизм» М.Ромма. Как там всё органично показано, без ухищрений и эпатажа. Толпа, как «лицо страны», заслуживает съёмок. У меня давно роилась идея сделать съёмки случайной толпы в России, в Китае и...во Франции. И посмотреть « на обшее лиц выражение», сравнить и «медленно сделать выводы» (С)
   ...Когда я вижу  Триумфальную арку в Париже, сразу вспоминаю фото- и кино-кадры, где под этой аркой триумфально шествуют немецкие солдатен в парадной форме. Почему, по этому не драпируют Триумфальную арку в праздник взятия Бастилии?  И почему драпируют Красную площадь в праздник Дня Победы?
Serghei Dmitriev
Понять бы что значит «драпирование». Всегда знал ткань, свисающую.  
 

Впечатлило. Тоже использую bmpcc старой версии и снимаю что то произвольное. 

Смотрите также

Популярное
Мнение

Что не так с «Аббатством Даунтон»: не тот темпоритм, не то королевское семейство, не тот дубляж

Можно ли смотреть киноверсию телешоу, если вы не являетесь адептом сериала, на основе которого поставлен фильм? Что лучше: сохранить непривычный для кино неспешный ритм оригинала или сократить сюжет, который в идеале шел бы целый сезон? Разбираемся на основе фильма «Аббатство Даунтон». Осторожно, спойлеры!

29 ноября 3653
Мнение

Что не так с фильмом «Аванпост»: не те референсы, не тот хронометраж, не то промо, не те инопланетяне

На примере фильма «Аванпост» рассматриваем тяжелый случай, когда невнятно продуманные цели и неправильно поставленные задачи могут убить даже такой востребованный жанр, как современная постапоклиптическая фантастика

2 декабря 2972
Обзоры

Главные сериалы этой зимы

Впереди нас ждут длинные морозные вечера, прерываемые длинными каникулами, поэтому мы подобрали вам краткую программу из сериалов, которые заставят согреться. На всякий случай, запишите: «Ведьмак» — 20 декабря, «Новый папа» — 14 января, финал «Родины» — 9 февраля

3 декабря 2255
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее