Слова

«Хоррор — это психотравма, которая припечатывает на долгие годы»

Накануне премьеры фильма ужасов «Рассвет» мы поговорили с продюсерами Дмитрием Литвиновым и Владиславом Северцевым о природе хоррора, его национальных признаках, «Битве экстрасенсов» и будущей судьбе жанра в российском кинопрокате


Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров.

— Как вы думаете, почему хорроры так успешны во всем мире?

Дмитрий ЛитвиновДмитрий Литвинов: С точки зрения коммерческих моделей хоррор — очень привлекательный жанр. Он стоит относительно недорого и при этом у него есть своя постоянная аудитория. Особенно у мистических хорроров. Недавно были популярны слэшеры, в которых много отрубленных конечностей, мяса, кишок и всего этого. Сейчас все это уходит, становится привлекательна мистика, потому что тема непознанных вещей все более и более интересна как среди молодой аудитории, так и среди более старших зрителей. Если 10 лет назад ядро было «18-22», то сейчас оно расширилось до «30».
 

«Мертвые дочери» вышли раньше своего времени, зритель был еще не готов.


Что касается нашего продукта, фильма «Рассвет», то тесты подтвердили эту тенденцию. У нас в росписи 1500 кинотеатров. Это шире, чем наш предыдущий фильм «Невеста», процентов на тридцать.
 
Трейлер фильма «Рассвет» (2019)

— Почему российская индустрия только сейчас обратила внимание на фильмы ужасов? Допустим, в нулевые была попытка в виде «Мертвых дочерей», которые провалились в прокате.

Владислав СеверцевВладислав Северцев: Паша Руминов — очень талантливый автор и режиссер. Но я думаю, что «Мертвые дочери» вышли раньше своего времени, зритель был еще не готов. Тем более, что это было больше авторское, а не жанровое кино. Прежде чем пугать зрителей экспериментами, нужно их подготовить к этому. Паша — визионер, он смотрит на вещи своим определенным образом, и я думаю, что с «Мертвыми дочерьми» он просто немного обогнал время.
 
Трейлер фильма «Мертвые дочери» (2007)

— Почему в США бум хорроров происходит сейчас, а мы только-только начинаем поднимать этот жанр?

Владислав Северцев: Кинопродуктов в Северной Америке производится очень много, и только около 30% становятся коммерчески успешными. Да, хорроры дешевы в производстве, но это не означает, что если ты снимешь их за три копейки, тебя ждет прокатный успех.

Дмитрий Литвинов: Хоррор — это, в первую очередь, концепт. Повторы в этом жанре работают очень плохо. Режиссеры начинают сами себя повторять, и их картины становятся все менее и менее интересны.

Кадр из фильма «Рассвет» (2019) / Фото: «Каропрокат»
Кадр из фильма «Рассвет» (2019) / Фото: «Каропрокат»

— Вы имеете в виду франшизы, типа «Пилы»?

Дмитрий Литвинов: Нет, я говорю о том, что режиссеры начинают себя повторять в каких-либо приемах. Фильмы перестают быть чем-то новым, а зрители, соответственно, теряют к ним интерес. Есть такие люди, как М. Найт Шьямалан, который снял «Стекло», и мы сейчас наблюдаем успех его вселенной, но таких примеров очень мало. Что касается фабрики, то компания Blumhouse — это тот успех, к которому мы стремимся.

— Тема вашего нового фильма «Рассвет» — сновидения. Первый фильм, который я увидел на VHS и который меня дико испугал, был «Кошмар на улице Вязов». Первый фильм, который я увидел на большом экране в современном прокате и который меня очень напугал, был тоже про сновидения — это «Клетка». В чем зерно ужаса сновидений?

Владислав Северцев: Интересно, что вы сейчас «Клетку» упомянули. В этом фильме была воспроизведена картина Одда Нердрума «Рассвет», которую мы используем и в нашей ленте. Нердрум — очень необычный персонаж, который сидит или его уже выпустили из тюрьмы. Мы очень долго добивались разрешения использовать картины этого художника и получили его буквально перед самым началом съемок.

Кадр из фильма «Рассвет» (2019) / Фото: «Каропрокат»
Кадр из фильма «Рассвет» (2019) / Фото: «Каропрокат»

Что касается сновидений, это очень благодатная почва, потому что, находясь в человеческом подсознании или находясь в сне, ты можешь очень многое себе позволить, у тебя гораздо меньше условностей для происходящего. Вы же сами знаете, что когда ты спишь и резко просыпаешься, ты не можешь понять, что только что было.

— Вы говорили, что ваши фильмы успешны в Латинской Америке. Почему именно Латинская Америка?

Дмитрий Литвинов: Ментальность очень схожая. Если конкретно, то в «Невесте» один из обрядов, фотографирование мертвых людей, есть и в Латинской Америке. Это можно увидеть и в картинах Фриды Кало, выставка которой сейчас проходит в Москве.

— Вы же делали «Битву экстрасенсов»?

Владислав Северцев: Да. Актер, который играет в «Рассвете» одну из главных ролей, Александр Молочников, когда впервые попал к нам на студию и увидел постер «Битвы экстрасенсов», пошутил: мы раньше снимали «Битву экстрасенсов», а теперь снимаем то, что видят экстрасенсы.
 

Телешоу уровня «Американской истории ужасов» – это реально серьезный бюджет, и сливать его в непраймовое время никто не может себе позволить.


— В чем, по вашему мнению, успех «Гоголя»?

Владислав Северцев: С моей точки зрения, во-первых, это уникальный кейс, когда сериал отформатирован на три полных метра. Это очень качественно сделанный фильм. И, во-вторых, сам сюжет очень продаваемый.

Дмитрий Литвинов: Гоголь — это первый автор в России, который создал мистическую историю. Первый советский фильм ужасов, «Вий», был снят по мотивам Гоголя. «Гоголь» — это бренд, который сидит у всех у нас в головах еще со школьной скамьи. Мы все изучали его «Вечера на хуторе близ Диканьки». Это первое.

Кадр из фильма «Рассвет» (2019) / Фото: «Каропрокат»
Кадр из фильма «Рассвет» (2019) / Фото: «Каропрокат»

Второе — это действительно инновационное решение, когда были сделаны три полнометражных фильма и сериал. И третье — большие ресурсы холдинга, который продвигал фильмы и оказал огромную информационную поддержку. Совокупность этих трех факторов и дала такой результат.

— У вас на постере, кстати, тоже указан телеканал ТВ-3.

Дмитрий Литвинов: Это наш партнер, с которым мы договаривались на уровне уже готовой картины.

— Раз уж мы заговорили о сериалах. Почему у нас невозможно снять такой альманах, как «Американская история ужасов»?

Владислав Северцев: Начнем с того, что это кабельное телевидение в США, а не общий эфирный канал. У нас нет ни одного кабельного канала, который может позволить себе такие бюджеты. Что же касается наших эфирных каналов, то такой контент можно выпускать только после 23:00, это 18+. То есть это уже не прайм, и он никогда не сможет заработать столько денег, сколько может заработать сериал, выпущенный в прайм.

Телешоу уровня «Американской истории ужасов» — это реально серьезный бюджет, и сливать его в непраймовое время никто не может себе позволить.

Кадр из фильма «Рассвет» (2019) / Фото: «Каропрокат»
Кадр из фильма «Рассвет» (2019) / Фото: «Каропрокат»

— Фильм «Оно» 2017 года совершенно не страшный, однако почему он стал самым прибыльным фильмом ужасов за всю историю?

Дмитрий Литвинов: Это подростковая история.

Владислав Северцев: Да, это тинейджерский фильм. И потом, простите, это Стивен Кинг, это абсолютно главный автор в этом жанре. И это качественно снятое кино.
 
Трейлер фильма «Оно» (2017)

— А вот меня совсем не пугает Кинг, если не считать «Сияния». Ну, и Дэвид Линч меня очень страшит. Какие фильмы вы сами считаете страшными?

Владислав Северцев: Ну, собственно говоря, да, «Сияние» — один из самых любимых фильмов. Нагнетание атмосферы — это самое жуткое. Когда тебя медленно выжимают, как тряпку. И режиссер и сценарист медленно затягивают тебя в атмосферу ужаса. Это не монстры, не «бу-эффекты».
 
Сцена из фильма «Сияние» (1980)

Для меня история с хоррорами не какая-то искусственная форма, в которую я пошел из-за моды. Вся моя жизнь — хоррор (смеется). Первыми фильмами, которые я увидел, когда появились видеомагнитофоны в Советском Союзе, кажется, в 1985 году, это были «Голод» с Катрин Денёв и Дэвидом Боуи и «Нечто» Карпентера. Видимо, это была психотравма, которая меня припечатала на долгие годы.
 

Обложка: кадр из фильма «Рассвет» (2019) / «Каропрокат»

 

Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Мнение

Что не так с «Аббатством Даунтон»: не тот темпоритм, не то королевское семейство, не тот дубляж

Можно ли смотреть киноверсию телешоу, если вы не являетесь адептом сериала, на основе которого поставлен фильм? Что лучше: сохранить непривычный для кино неспешный ритм оригинала или сократить сюжет, который в идеале шел бы целый сезон? Разбираемся на основе фильма «Аббатство Даунтон». Осторожно, спойлеры!

29 ноября 4856
Практика

Как это снято: «Бриллиантовая рука»

Вспоминаем, как снималась эксцентричная, добрая и невероятно смешная комедия Леонида Гайдая, которая стала одним из самых популярных фильмов за всю историю советского кинопроката

9 декабря 4767
Мнение

Что не так с фильмом «Аванпост»: не те референсы, не тот хронометраж, не то промо, не те инопланетяне

На примере фильма «Аванпост» рассматриваем тяжелый случай, когда невнятно продуманные цели и неправильно поставленные задачи могут убить даже такой востребованный жанр, как современная постапоклиптическая фантастика

2 декабря 3919
Обзоры

Главные сериалы этой зимы

Впереди нас ждут длинные морозные вечера, прерываемые длинными каникулами, поэтому мы подобрали вам краткую программу из сериалов, которые заставят согреться. На всякий случай, запишите: «Ведьмак» — 20 декабря, «Новый папа» — 14 января, финал «Родины» — 9 февраля

3 декабря 2925
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее