Практика

Мастер: Эннио Морриконе

Крупнейший мировой кинокомпозитор Эннио Морриконе на днях отметил 90-летие. Маэстро продолжает творить, а мы пробуем понять, что же делает уникальным и узнаваемый его музыкальный стиль: эклектика, ритмическое остинато, голос, как инструмент, а также причем здесь современные клипы и Metallica

  • 13 ноября
  • 964
Павел Орлов

Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров.
 

Эклектика


Композитор Эннио Морриконе / Фото: Thomas Bartilla / Zuma
Композитор Эннио Морриконе / Фото: Thomas Bartilla / Zuma

Эннио Морриконе — композитор до мозга костей. А как может быть иначе, если ты родился в семье музыканта, с шести лет начал сочинять, а уже в двенадцать поступил в консерваторию? Закономерно, что Морриконе удалось не только изучить, но и попробовать себя в самых разных стилях, направлениях и форматах. Он аранжировывал народную музыку, сочинял кантаты и оратории, вокальные и камерные произведения.

В его аранжировках можно услышать классику, джаз, авангард, регги, рок-н-ролл. К тому же Морриконе открыт к использованию самого широкого спектра инструментов, в том числе электронных. Он сотрудничал с популярными артистами, работал для театра, радио и телевидения, а в кино же никогда не ограничивался одним жанром.

Конечно, самым значимым толчком в его карьере послужили спагетти-вестерны Серджио Леоне, однако в целом этот жанр составляет лишь около десяти процентов его обширной фильмографии. Также Морриконе свободно чувствует себя в комедии, мелодраме, детективе, триллере, боевике и ужасах. А среди режиссеров, с которыми он сотрудничал, можно встретить имена таких значительных и таких непохожих мастеров, как Серджио Леоне, Пьер Паоло Пазолини, Бернардо Бертолуччи, Дарио Ардженто, Джилло Понтекорво, Брайан Де Пальма, Квентин Тарантино и даже Тинто Брасс.

При этом Морриконе часто называют отцом современной музыкальной аранжировки. Ниже выделим еще несколько причин, помимо эклектизма, для столь высокого звания.
 

Трудоголизм и производительность


Композитор Эннио Морриконе / Фото: Katerina Sulova / Zuma
Композитор Эннио Морриконе / Фото: Katerina Sulova / Zuma

Мы уже отмечали удивительную производительность таких режиссеров, как Райнер Вернер Фассбиндер, Клинт Иствуд, Вуди Аллен или Эльдар Рязанов. Морриконе же — один из самых продуктивных композиторов в истории кино. Даже более чем внушительный возраст не отражается на его трудоголизме, а наоборот — годы словно бы подталкивают его работать еще активнее. Количество саундтреков, которые написал Морриконе, столь велико, что справочники расходятся в цифрах. По разным подсчетам, музыкант работал то ли над 450 картинами, то ли над 530.

Можно выделить, как минимум, две причины столь высокой плодовитости. Во-первых, Морриконе подходит к работе над музыкой с прагматичной и практичной позиции. И смеется над коллегами, рассуждающими о вдохновении, утверждая, что это не более чем романтическая выдумка, а на самом деле вопрос не в поэтической музе, а в опыте и тяжелом и упорном труде.
Второй момент связан с первым — всю жизнь Морриконе живет и работает по однажды заведенному распорядку. Ежедневно он встает в полпятого утра, сорок минут делает зарядку, совершает прогулку, выпивает кофе без кофеина, а с девяти тридцати утра до восьми вечера работает (причем сочиняет композитор за столом, а не за фортепиано или другим инструментом), после чего в десять следует отбой. Это, надо полагать, еще и рецепт долголетия Морриконе. О том же, как успешно работать композитором в кино, у нас есть материал с советами маэстро.
 

Ритмическая основа

 
Сцена из фильма «Омерзительная восьмерка» (Квентин Тарантино, 2015)

Для многих композиций Морриконе характерна структура, основа которой — ритмическое остинато, то есть многократное повторение определенного ритмического рисунка. При этом, однако, не возникает ощущения монотонности, поскольку композитор или создает различные вариации остинато, или «поверх» сочиняет иные партии. Примеры такого подхода можно услышать, в том числе, и в самых известных композициях Морриконе: в «The Ecstasy of Gold» и в основной теме «Хорошего, плохого, злого». Прекрасным примером может служить и лейтмотив из «Омерзительной восьмерки», за работу над которой Морриконе удостоился «Оскара».
 

Голос как инструмент

 
Основная тема фильма «Хороший, плохой, злой» (1966)

Во многих произведениях Морриконе есть вокал. Но интересно, что человеческий голос композитор рассматривает не как способ донести определенную лирику, а прежде всего как еще один музыкальный инструмент. Отсюда и необычные голосовые «решения»: крики, вопли, свист и тому подобное.

Морриконе работал с рядом самобытных вокалистов, в том числе в трех десятках картин — с певицей Эддой Дель’Орсо. В одной лишь главной теме спагетти-вестерна Серджио Леоне «Хороший, плохой, злой» она создала целую галерею феноменальных звуков.
 

Трезвучия

 
Композиция «The Ecstasy of Gold» из фильма «Хороший, плохой, злой» (Серджио Леоне, 1966)

Морриконе очень популярен в среде рок-музыкантов (например, Metallica почти с самого начала своего существования открывает каждый концерт фонограммой «The Ecstasy of Gold»), а исследователи проводят параллели между творчеством композитора и таких тяжелых коллективов, как Slayer, Megadeth и той же Metallica. Сам Морриконе считает, что основа сходства — это трезвучия, то есть аккорды из трех звуков, расположенных по терциям. Конечно же, подобный прием далеко не нов, и любой музыкант так или иначе работает с ним, но Морриконе удается использовать главные и побочные трезвучия по-своему — просто, но крайне выразительно.
 

Саунд-дизайн

 
Кадр из фильма «Однажды на Диком Западе» (Серджио Леоне, 1968)

Морриконе в начале своей композиторской карьеры, как и полагается, пережил период увлечения авангардом. И увлечение это не прошло бесследно. На многих картинах композитор создавал саунд-дизайн, что сейчас берут на себя звукорежиссеры. А дело в том, что Морриконе привык экспериментировать с инструментами (и, как уже говорилось, голосом) в поисках неожиданного и необычного звучания, а также с повседневными предметами и обычными шумами, то есть с так называемом конкретной музыкой.

Скажем, в его композициях можно услышать консервные банки или печатные машинки, что, по мнению Морриконе способно приблизить музыку к обычной жизни. Пример нестандартного подхода к работе с инструментами можно найти в начале фильма «Однажды на Диком Западе», где первые минут двадцать нет речи героев, а звуковое пространство эффектно наполнено шумами, созданными и подобранными Морриконе, — получается необычайно атмосферно и напряженно.
 

Гитара

 
Основная тема фильма «За пригоршню долларов» (Серджио Леоне, 1964)

До Морриконе гитара и особенно электрогитара считалась не самым подходящим инструментом для киносаундтрека. Однако композитор это изменил. В 1960-е годы Морриконе стал активно сотрудничать с относительно молодой на тот момент компанией Fender, используя ее гитары и усилители при сочинении и записи своих произведений. Гитара, причем местами довольно тяжелая, звучит примерно в половине самых известных композиций Морриконе. Разнообразие возможностей фендеровского оборудования раскрывается, например, в основной теме фильма «За пригоршню долларов».
 

Доминирование музыки над визуальным рядом

 
Сцена из фильма «Хороший, плохой, злой» (Серджио Леоне, 1966)

Морриконе никогда не испытывал особого пиетета перед режиссерами, с которыми работал, а уж тем более перед актерами (кстати, недавнее высказывание маэстро о том, что Тарантино «кретин», а его фильмы — «отстой», только лишний раз подтверждает это). Бернардо Бертолуччи по этому поводу даже замечает, что музыка Морриконе настолько «зрима», что может работать как «визуальный элемент фильма». Так что не удивительно его мнение, что музыка не всегда должна служить лишь сопровождением или аранжировкой.

Напротив, Морриконе считает, что порой в кино именно музыка должна выходить на первый план, а визуальный ряд лишь дополнять ее. По этой причине в отдельных фильмах с участием Морриконе даже обнаруживают клиповые принципы — музыка доминирует, а изобразительный ряд подчиняется ей и иллюстрирует ее. В качестве примера исследователи часто приводят знаменитую кульминационную сцену «мексиканской дуэли» в «Хорошем, плохом, злом». И действительно, музыке здесь отводится решающее значение, словно бы это оператор и актеры дополняют звуки, а не наоборот. Не зря Серджио Леоне сначала попросил Морриконе написать композицию, а уже потом снимал под существующий музыкальный ряд.
 

Обложка: композитор Эннио Морриконе / Фото: Imago / Future Image 

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Практика

Как это снято: «Список Шиндлера»

К 25-летию «Списка Шиндлера» вспоминаем создание картины и разбираемся, почему она до сих пор остается одним из самых сильных киновысказываний о войне и как лента едва не стала последней в карьере Стивена Спилберга

  • 30 ноября
  • 3826
Практика

Концерт «Ночных снайперов»: как снять масштабное шоу на 15 камер

Вместе с командой Firecat Films погружаемся в нюансы съемки стадионного концерта «Ночных снайперов» в «Олимпийском»: набор камер Canon, схема их расположения и специфика работы оператора-постановщика, стедикамщика и оператора Robycam

  • 29 ноября
  • 3039
Практика

30 правил режиссуры Ларса фон Триера

К выходу «Дома, который построил Джек» перекопали десяток интервью великого и ужасного Ларса фон Триера в поисках его правил и принципов работы в кино: о провокации, поиске сюжетов, работе с актером, импровизации, самоограничениях и алкоголе на площадке

  • 6 декабря
  • 2996
Практика

Как не нарушить правило 180 градусов

Случайная ошибка ведет к большим проблемам на съемках. Вот несколько советов, как этого избежать

  • 4 декабря
  • 2699
Слова

Как звукорежиссеру работать с непрофессионалами

Забывшие о микрофоне актеры, шуршащая при записи звука одежда и игнорирование хлопушки: российские звукорежиссеры рассказали, в чем состоят основные сложности при работе с непрофессионалами и как их разрешать

  • 29 ноября
  • 1759
Практика

Мастер: Лон Чейни

Лон Чейни — один из самых таинственных актеров Голливуда. На экране он часто появлялся в пластическом гриме и отказывался общаться с прессой, чем только подогревал интерес к своей личности. Киноисторики даже не могут сойтись на причине его смерти. Почему же Чейни стал такой важной фигурой в кинематографе?

  • 30 ноября
  • 1742
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее