Слова

«Шоураннер — это подросший автор сценария, который умеет делать все остальное»

В рамках public talk «Кто такой шоураннер», прошедшего в МШК, ведущие профессионалы отечественного производства рассказали, в чем особенность отечественного телесмотрения, как продать свой сериал на Netflix, почему в титрах нет слова «шоураннер»

  • 23 октября
  • 1782
Родион Чемонин

Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров.

В Московской школе кино открыта новая программа «Showrunner», менторами которой станут известные российские продюсеры. В связи с этим в рамках лектория «Ки­ноизнанка-2018» состоялся public talk «Кто такой шоураннер» с участием Александра Цекало, Александра Акопова, Павла Бардина, Антона Зайцева и Игоря Мишина. Мы выписали основные тезисы, возникшие во время диалога между продюсерами и студентами.

На public talk «Кто такой шоураннер» / Фото: Пресс-служба Московской школы кино
На public talk «Кто такой шоураннер» / Фото: пресс-служба Московской школы кино

— Первый и главный вопрос: зачем и где нужен шоураннер? Есть ли сферы, где шоураннер берет на себя больше ответственности за конечный продукт, а где меньше?

Александр Цекало (генеральный директор компании «Среда»)Александр Цекало (генеральный директор компании «Среда»): Когда мы [основатели продюсерской компании «Среда»] начинали производить сериалы, не было слова «шоураннер». Был продюсер, креативный продюсер, сценарист. Но, как это всегда бывает в любой развивающей индустрии, начали появляться новые правила игры, новые терминологии. Так из Америки к нам пришел и «шоураннер». Такой профессии у нас нет, но слово прижилось. Так сейчас принято называть человек 5-6, которые принимают продукт. По сути, это продюсеры и сценаристы — так, по крайней мере, дело обстоит в Америке.

Но самого «шоураннера» в титрах нет. Это сленг. Это человек, который двигает шоу вперед, он создает миры сериала. Сколько на отечественном телевидении людей, которые создают миры? Давайте возьмем для примера какой-нибудь наш сериал.

Генеральный директор компании «Среда» Александр Цекало / Фото: пресс-служба Московской школы кино
Генеральный директор компании «Среда» Александр Цекало / Фото: пресс-служба Московской школы кино

Скажем, «Доярка из Хацапетовки». Кто вот тот удивительный шоураннер, который создал миры этого удивительного сериала? Нет, вы не смейтесь, я не хочу издеваться над конкретными людьми, но мы все смотрим телевизор, все понимаем. Я не могу сказать, что «Среда» создает только гениальные сериалы, но я хочу создавать миры.

Я — шоураннер, я отвечаю за конечный продукт. В Америке все по-другому, но итог один — если нет шоураннера, если нет имени, то никто ничего не будет подписывать. Если есть, допустим, Джей Джей Абрамс, то можно не волноваться по поводу конечного продукта.

Игорь Мишин (кинопродюсер, генеральный директор телеканала ТНТ до 2016 года)Игорь Мишин (кинопродюсер, генеральный директор телеканала ТНТ до 2016 года): Действительно, слово «шоураннер» начали употреблять на российском рынке чуть позже, чем в Америке, когда у нас появились несколько кинокомпаний, во главе которых стояли сценаристы. То есть они начинали с того, что когда-то писали сценарии, потом становились продюсерами. На сегодняшний день таких компаний несколько. Это уже озвученная ранее «Среда», Good Story Media, Yellow Black and White, можно вспомнить Александра Акопова, который когда-то спродюсировал «Бригаду» в далеком 2002 году (и это был прорыв).

Кинопродюсер, генеральный директор телеканала ТНТ Игорь Мишин / Фото: МШК
Кинопродюсер, генеральный директор телеканала ТНТ Игорь Мишин / Фото: пресс-служба Московской школы кино

Когда я пришел работать на ТНТ, мне пришлось принимать много рискованных программных решений, чтобы вдохнуть новую жизнь в канал. Среди всего этого вороха были проекты, совершенно не очевидные и выходящие за рамки бюджетов для тогдашнего канала образца 2014 года. Но за ними стояли такие люди, которым невозможно было не доверять. Например, Валерий Федорович и Евгений Никишов. До меня Good Story Media уже запустило «Реальных пацанов», так что назад дороги не было.

Антон Зайцев (сооснователь Good Story Media)Антон Зайцев (сооснователь Good Story Media): Компании Good Story Media в этом году исполняется 10 лет. У нас в логотипе стоит птичка, свернутая из страницы нашего первого сценария [«Реальные пацаны»], который мы написали втроем [Антон Щукин, Антон Зайцев, Артем Логинов]. Мы в шапке так и написали: Антон, Антон, Артем.

Не буду говорить за своих партнеров, которых здесь нет, но я — сценарист. Для меня шоураннер — это, действительно, человек, который создает миры. Он должен точно знать, почему именно этот режиссер должен снимать именно таким образом, почему персонаж должен быть одет именно в эту одежду, почему стена должна быть именно такого цвета.

Я — кавээнщик. Поэтому я отвечаю за диалоги, за юмористические сериалы, за то, чтобы было смешно. И мне нужно объяснить, режиссеру, оператору, великим артистам, которые с предубеждением смотрят на комедийный жанр, почему снимать нужно именно так, а не иначе.

Павел Бардин (режиссер, продюсер, сценарист)Павел Бардин (режиссер, продюсер, сценарист): Я не могу сказать, что я полноценный шоураннер, просто мне однажды пришлось совмещать сразу несколько кинематографических процессов, так что я как-то сбоку подошел. Мне кажется, что шоураннер — это режиссер в допродюсерскую эпоху. Например, Герман-старший, Тарковский — это тоже шоураннеры, которые все делали сами, решали вопросы. Вы, наверное, слышали такую шутку: кино — это горящий велосипед, который едет в аду и все, кто едет на нем, тоже в аду. Так вот, мне кажется, что шоураннер — это человек, который должен быстрее всех крутить педали. И при этом ему надо иметь каменную жопу: проводить много совещаний, находить со всеми общий язык, уметь поддерживать, вдохновлять людей.

Cооснователь Good Story Media Антон Зайцев и режиссер, продюсер, сценарист Павел Бардин / Фото: МШК
Cооснователь Good Story Media Антон Зайцев и режиссер, продюсер, сценарист Павел Бардин / Фото: пресс-служба Московской школы кино

Александр Акопов (продюсер кино и телевидения, президент Фонда «Академия Российского телевидения»)Александр Акопов (продюсер кино и телевидения, президент Фонда «Академия Российского телевидения»): Шоураннер — это подросший автор сценария, который умеет делать все остальное. В 50-е годы прошлого века французы запустили легенду о том, что главный в кино — это режиссер. Я путешествую по кинофестивалям и вижу, что последние 40 лет все пытаются понять, чем одно кино отличается от другого. Несчастные кинорежиссеры то туда камеру засунут, то здесь вставят паузу на 10 минут, то еще что-то придумают, но ничего нового не получается. Проблема в том, что основные выразительные средства режиссуры к 60-ым годам были придуманы и исчерпаны. С тех пор придумать что-то новое в режиссуре и операторской работе стало очень сложно. Сегодня кинопроекты и телевизионные проекты отличаются только в одном — в сценарии. Поэтому шоураннер и стал главным. Вот и все.

— За последние несколько лет произошел всплеск качественных российских телесериалов. В связи с этим возникает вопрос даже не о том, почему это произошло, а как это произошло? Что послужило толчком: спрос или предложение?

Антон Зайцев: Мы как раз недавно с Игорем [Мишиным] обсуждали это, потому что со стороны канала возникало достаточно много вопросов. Например, если целевая аудитория канала — молодежь, которой нужны очень прямые ситкомы, а мы предлагаем «Сладкую жизнь» или «Ольгу». Проект «Ольга» вообще изначально воспринимался, как история о женщине в возрасте на канале ТНТ, где идут сериалы «Универ» или «Реальные пацаны» (хоть там играют люди уже того же возраста, что и героиня Яны Трояновой, но смотрит их молодежь). Это, конечно, страх и риск, но каналам некуда деваться, потому что люди, которые пишут сериалы, смотрят и Netflix, и HBO. Поэтому, когда мы приносим проект на канал, мы находимся в диалоге со всей нынешней сериальной культурой. Понятно, что мы отстаем даже в беседе с обществом. Вот мы сейчас запускаем историю на «ТНТ-Премьер», «Звоните ДиКаприо!». Это сюжет о болезни, о том, как окружающие относятся к ВИЧ-инфекцированному человеку. Я не могу сказать, что это запрос общества, это запрос авторов, которые решили поднять эту тему.

Cооснователь Good Story Media Антон Зайцев / Фото: МШК
Cооснователь Good Story Media Антон Зайцев / Фото: пресс-служба Московской школы кино

Игорь Мишин: Так как у нас рынок сформирован эфирным телевидением, то такого большого количества бесплатного сериального продукта, как в России, нет нигде в мире. У нас за вечер вываливается 10-12 часов эфирного контента. Премьерного! А на каналах второго эшелона идут повторы. Отсюда каждый канал должен соблюдать баланс между тем, к чему привыкли, и в то же время к этому меню знакомых блюд должны появляться какие-то новые ингредиенты, которые существуют где-то на грани, небольшие эксперименты. Из этих экспериментов потом может получиться главный продукт в сетке канала. Баланс между привычным и необычным — в этом и состоит мастерство программирования.

Надо учитывать, что, как бы мы ни смеялись, но и у «Доярки из Хацапетовки» есть своя постоянная аудитория, поэтому, если вы собираетесь стать шоураннером, то примите как факт, что основная масса потребителей, как это ни странно, смотрит привычное телевидение. Именно там основные деньги. Создание новых миров — это, конечно, прекрасно, но это ни при каких обстоятельствах не может быть реализовано в эфирном телевидении.

Во-первых, это 18+. Во-вторых, экономика сериалов, которые ставят в сетку после 23:00, очень отличается от экономики шоу, которые ставят в 9 часов вечера. Огромное количество сложных тем, героев, фабул, сюжетов не могут стоять в «привычное время», но это происходит не потому, что есть какая-то цензура, а потому, что они не могут удовлетворять спрос целевой аудитории каждого из каналов. Риски могут быть самыми драматичными. Это парадокс, но спрос должен формировать предложение, но этот спрос возникает после экспериментальных предложений.

Кинопродюсер, генеральный директор телеканала ТНТ Игорь Мишин / Фото: МШК
Кинопродюсер, генеральный директор телеканала ТНТ Игорь Мишин / Фото: пресс-служба Московской школы кино

Павел Бардин: Мне в этой связи кажется очень важным, что свобода высказывания зависит от свободы языка, на котором делается это высказывание. В этом смысле режиссерские поиски еще не закончены. От Куарона до Кэмерона — это тоже эксперименты. Все зависит от творческой свободы.

— Если составить «звездную карту» иностранных и российских шоураннеров, по которым можно учиться, то какие примеры вы можете назвать?

Александр Акопов: Это как раз то, что я не люблю в кино и особенно в образовательном процессе. Эти ребята, которые общаются в курилках, всегда в своих разговорах обращаются к каким-то идолам. Вот мы сейчас в процессе дискуссии уже называли какие-то громкие фамилии. Мне больше по душе американская поговорка «никто ничего не знает». Людей, которые реализовали 8 своих проектов из 25, в нашем бизнесе можно пересчитать по пальцам. Трех успешных проектов уже хватит, чтобы всю жизнь гордиться.

Александр Цекало: Я сейчас скажу вместо Антона Зайцева про комедии и назову фамилию, потому что для сценариста-ситкомщика это очень важно. Ларри Дэвид — это тот, кто сделал «Сайнфелд» и «Умерь свой энтузиазм». Там есть абсолютно идеальная формула, как выстраивать историю, отталкиваясь от события, которое случилось с тобой в данный момент. Все, что с ним происходило, он записывал в блокноте, и рассказывал свою историю. Он ввел формулу «No Hugs No Lessons» («Никто не должен обниматься, никто не должен поучать»).

Это позволяет шутить над тем, над чем в обществе не принято шутить, потому что это может быть очень болезненно воспринято социумом. Это невероятный уровень комедии — попытаться заговорить об этом и заговорить настолько смешно, чтобы общество приняло эти шутки. В этом смысле Николай Васильевич Гоголь — первый русский автор ситкомов.

Генеральный директор компании «Среда» Александр Цекало / Фото: Ольга Мальцева-Гладких
Генеральный директор компании «Среда» Александр Цекало / Фото: Ольга Мальцева-Гладких

— Несет ли шоураннер ответственность за то, что происходит на площадке? Например, известны случаи скотского отношения к актерам. Недавно один каскадеров погиб на одном из проектов из-за несоблюдения техники безопасности.

Павел Бардин: Я думаю, что соблюдение техники безопасности — это коллективная ответственность. А вот халтура и наплевательское отношение к профессии — это компетенция шоураннера, этого быть не должно.

Александр Акопов: Я буду отвечать за халатность и скотское отношение к актерам (все смеются). Никто не обещал, что будет легко. Кино — это вещь, которая делается кровью, потом и слезами. Это не прогулка, это война. Буквально сегодня у меня один актер во время экспедиции попросил личный трейлер. Он его не получит. И заменить его мы не можем, потому что он уже начал сниматься. Мы поменяем сценарий, но трейлер ему не дадим.

Я отвечаю лично за все, что происходит у меня на площадке. А что до погибшего каскадера, — такие вещи в кино случаются, равно как и в любой другой профессии. Шоураннеры и продюсеры здесь ни при чем.

Александр Цекало: Проблема заключается в том, что в американском производстве все застраховано. В России мы не можем страховать ни риски от провала в прокате, ни жизни актеров. У нас нет такой системы. Шоураннер неповинен в смерти актера, артисты просто подписывают контракт и все. То, что произошел трагический случай во время съемок, — это вряд ли вина одного конкретного человека.

— Какие изменения происходят сейчас в мире сериалов как на мировом, так и на локальном рынках? Меняется ли в связи с этим драматургия сериалов?

Александр Акопов: Я верю в локальный продукт, поскольку я им и занимаюсь. У нас уже есть несколько фильмов, которые снимались в Брянске и в Брянске же и показывались в кинотеатрах. Техника очень подешевела. То, о чем мы и мечтать раньше не могли, сегодня стоит тысячу долларов и называется «телефон».

Продюсер кино и телевидения, президент Фонда «Академия Российского телевидения» Александр Акопов  / Фото: Ольга Мальцева-Гладких
Продюсер кино и телевидения, президент Фонда «Академия Российского телевидения» Александр Акопов  / Фото: Ольга Мальцева-Гладких

Я не верю в изменения законов драматургии. Можно рассказывать истории самым разным образом: из начала в конец, из конца в начало. Все эти эксперименты все равно укладываются в трехактный канон, который не менялся за несколько тысяч лет. Рассказать историю можно как за 18 часов, так и за один час — все зависит от того, как автор выстраивает свой диалог со зрителем. Поэтому в открытие новых законов сценария я не верю, а вот в новые приемы маркетинга верю.

— Дотянет ли российское сериальное производство до голливудского уровня с точки зрения красочности, масштабности?

Александр Цекало: «Локал» становится «глобал». Netflix cейчас закупил порядка десяти французских, пять испанских, четыре итальянских, два индийских (совершенно сумасшедших) сериала.

Шоураннер первого сезона сериала «Это мы» Дональд Тодд — гениальный чувак («Чувак»! Ему вообще-то где-то 60 лет), он сейчас будет писать пилот американского сериала на основе нашего российского проекта, который у нас еще не вышел, но скоро выйдет.

Павел Бардин: Что касается масштабности и красочности, не стоит идти по пути гонки вооружений. У нас есть очень качественные локальные сериалы, но их не поймут «там». И наоборот: «The End of the F***ing World» — это очень локальная история, но она очень хорошо попадает лично в меня, потому что мы все были детьми, все были подростками. Если это честно снятая история, то, возможно, она будет продаваться в Америке. Но если строить больше корабль, больше воды, больше камер, чем у них…

Александр Цекало: … при этом, «The End of the F***ing World» стоит три копейки…

Павел Бардин: … да, именно. Здесь, опять же, стоит вопрос драматургии. Если у вас на машине стоит мигалка, то соревнуйтесь в красочности, если нет мигалки — делайте свою честную недорогую историю.

Режиссер, продюсер, сценарист Павел Бардин / Фото: МШК
Режиссер, продюсер, сценарист Павел Бардин / Фото: пресс-служба Московской школы кино

— Приведите примеры успешных продаж Netflix, Amazon, Hulu нашего контента. Есть мнение, что для того, чтобы оказаться в подписке Netflix продюсеры готовы отдавать проекты буквально за копейки…

Александр Акопов: А что должен сделать Александр Цекало, у которого есть опыт успешных продаж в Америке, чтобы быть не хуже Джей Джей Абрамса?

Игорь Мишин: Это даже не вопрос денег. Это вопрос успешности Саши Цекало как шоураннера, как продюсера, фамилию которого знают в Америке. Цена здесь даже не обсуждается. Вы поймите, еще несколько лет назад Российская Федерация была в глубокой кинематографической и сериальной провинции, но сейчас границы начинают стираться, в том числе благодаря страсти и энергии Саши Цекало. О каких деньгах вы говорите? Есть масса других бизнесов? менее энергозатратных, но с большей рентабельностью.

Александр Цекало: Те шесть сериалов, которые мы продали Netflix, включая два сезона «Мажора» и сейчас будет третий (я считаю их отдельными сериалами), мы снимали здесь для российской аудитории. Ничего специально американского мы не придумывали. Да, мы насмотренные, умные, образованные, мы снимаем качественно, мы держим драматургические правила, которые нам интересны, в голове.

Мы показали их у нас, и нас заметили. Покупали их у нас за разные деньги. При сделках присутствуют дистрибьюторы, которые забирают себе 35%, нам, соответственно, тоже достаются разные деньги: сначала маленькие, потом большие. Если вас интересует порядок цен, то это несколько сотен тысяч долларов за один сериал.

Если вы хотите узнать что-то более конкретное, сделайте что-нибудь, чтобы это купил Netflix. Пускай это будут копейка, рубль, один доллар, но тогда наших режиссеров, наших актеров увидят и услышат на русском языке с английскими субтитрами 150 миллионов подписчиков Netflix во всем мире. А спрашивать про деньги — вы же не в желтой прессе работаете.

— Что все-таки в круг компетенции шоураннера, а что — нет?

Александр Цекало: В российском производстве шоураннер отвечает за все: за свет, за газ и, в том числе, за жизнь. Мы говорили о трагическом случае на площадке. Да, это страшно, ужасно, но у каждого на площадке это может произойти.

Генеральный директор компании «Среда» Александр Цекало / Фото: МШК
Генеральный директор компании «Среда» Александр Цекало / Фото: пресс-служба Московской школы кино

Антон Зайцев: Шоураннер-сценарист пишет историю, документ, по которому работают огромное множество людей. Режиссер — это человек, который делает этот документ объемным. Шоураннер должен внимательно следить, чтобы эта история, которую он заложил в основу, пройдя через сотни людей, не теряла своего замысла. Мне кажется, что здесь еще надо слышать других людей, быть готовым к диалогу, потому что нельзя слушать только себя и быть абсолютно правым. Молодой режиссер на площадке, который действует авторитарным способом, — это неправильно, он может ошибаться, ему нужны несколько человек. Шоураннер — это дирижер на площадке. Он берет партитуру и слышит ее звучание.

Павел Бардин: Я хочу тебя поддержать. Шоураннер должен обладать таким талантом, но еще он должен быть хорошим руководителем. Дирижер — это больше относится к режиссеру.

Антон Зайцев: Я еще раз хочу отметить, что я отвечаю за комедии, я смотрю на процесс именно с точки зрения ситкомов. Я должен подсказывать режиссеру, как сделать смешнее. Есть документальный фильм о том, как создавался сериал «Друзья» (всем рекомендую его посмотреть). Там есть история, когда Чэндлер [актер Мэттью Перри] подает какую-то реплику, а она оказывается несмешной.

Режиссер командует: «Стоп!» — и к нему подбегают сценаристы и начинают накидывать ему реплики. Это все происходит перед зрительным залом. И режиссер здесь как раз становится шоураннером, он должен прочувствовать ритм, градус смешного. Если же говорить о драмах, то тут да, скорее, тут его полномочия в другом.

Я стал продюсером случайно, по несчастью. В Америке все по-другому, если бы я работал у них, то я бы не занимался всеми этими сметами.

Александр Цекало: У нас в нашей компании есть одно главное и золотое правило: учиться каждый день. Это входит в компетенцию и сценаристов, и редакторов, и продюсеров, и шоураннеров.
 

Обложка: на public talk «Кто такой шоураннер» / Пресс-служба Московской школы кино

 


Комментарии

Комментариев: 10

Отредактировано 24 октября 2018 14:38
К статье не имею никаких претензий. Но противны некоторые высказывания и стыдно за людей, называющих себя продюсерами. Особенно за Александра Акопова и Александра Цекало.
«А что до погибшего каскадера, — такие вещи в кино случаются, равно как и в любой другой профессии. Шоураннеры и продюсеры здесь ни при чем».
«Шоураннер неповинен в смерти актера, артисты просто подписывают контракт и все. То, что произошел трагический случай во время съемок, — это вряд ли вина одного конкретного человека».
Конечно, когда жизнь актеров и каскадеров не застрахована. Никакое кино не стоит больше человеческой жизни! 

А посоветуйте, что делать, если в сериале, проданном одним из этих ребят на Netflix, внезапно обнаруживаются наши кадры, а мы не хотим, чтобы наши кадры были в этом сериале бесплатно?
Родион Чемонин
Нет, не продаем в шаттерстоки.
Иногда выходят на связь авторы проектов и договариваются об использовании фрагментов.
Алексей Зорин
Какая-то странная у вас история. Вы свои кадры, что, в шаттерстоки продаёте (или отдаёте)? 
Родион Чемонин
Я тоже исключительно за цивилизованные методы, поэтому был очень удивлён, когда увидел наши кадры в «Методе». Такой вот каламбур.
Мы всегда открыты к диалогу, более того, нам приятно, когда наши кадры востребованы на серьёзных проектах.
Например, нашими кадрами начинаются все серии сериала «Моя любимая учительница», авторам не составило труда нас найти и договориться на устраивающих обе стороны условиях. 
Алексей Зорин
Да не за что. Я (повторюсь) - не специалист в таких вещах, но как режиссер знаю, что цивилизация — мать порядка, а порядок часто путают с цензурой.
Родион Чемонин
Алексей Зорин
Тогда или пишите в [email protected], или идите «к этим ребятам». Все сейчас очень заинтересованы в том, чтобы бизнес между российским кино и американскими законами не напоминал законы джунглей, а шел цивизованными путями.
Родион Чемонин
Мы никому ничего продавали, мы с ними не знакомы.
Просто начали поступать сообщения от знакомых, что видели наши кадры. Посмотрели — да, вот они.
Алексей Зорин
Я не ахти какой спец в юридических аспектах, но здесь многое зависит от контекста. Если вы продали эти кадры сериалу, а сериал уже продался «Нетфликсу», — смиритесь.
Если же вы отдали их сериалу по дружбе, без подписанных бумаг — смиритесь.
Если есть документы — в суд.
Если есть какие-либо еще доказательства нарушения АП — идите к ребятам, которых вы имеете в виду, и разговаривайте.

Смотрите также

Популярное
Обзоры

Не смотрел, но осуждаю: 5 фильмов, вызвавших скандал до выхода

Подзабытая было традиция подвергать травле авторов за произведения, с которыми еще никто не успел познакомиться, уверенно вернулась в поле отечественной культуры. Вспоминаем печальные эпизоды последних лет и размышляем, стоит ли судить о фильмах, которые не видел (спойлер: нет)

  • 11 ноября
  • 3688
Мнение

Что не так с «Богемской рапсодией» и почему это нельзя исправить

Фильм о группе Queen сразу начал войну между фанатами и критиками: одни восхищаются, другие ругают. Разбираем музыкальный байопик со всех сторон и пытаемся понять, как избавиться от неполадок «Богемской рапсодии»

  • 7 ноября
  • 3511
Обзоры

Я тебя породил, я тебя и убью: 8 режиссеров против собственных фильмов

Далеко не всегда режиссеры остаются довольны собственными творениями. Но иногда фильм не удается настолько, что авторы открещиваются от своего «детища» и даже препятствуют его «появлению на свет». Вспоминаем несколько таких случаев

  • 3 ноября
  • 2885
Обзоры

12 правил съемки кино на смартфон

Режиссер Борис Гуц и оператор Дарья Лихачева, снявшие на iPhone комедию «Фагот», сформулировали несколько советов, которые упростят вам жизнь, если вы тоже отважитесь взять в качестве камеры смартфон 

  • 9 ноября
  • 2591
Практика

Комбинация технологий в фильме «Человек на Луне»

Сегодня многие старые кинотехнологии возвращаются на новом уровне. Взять хотя бы «Человека на Луне» Дэмьена Шазелла: на съемках фильма пригодилось все, что скопилось в арсенале кинематографистов за последние 120 лет. Кроме хромакея

  • 5 ноября
  • 1842
Практика

Зачем хранить неудачно снятые кадры

Оператор Льюис МакГрегор объясняет, почему не надо удалять исходники отснятого материала, даже если кажется, что они не подходят для профессиональных работ

  • 10 ноября
  • 1628
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее