Практика

Снимаем на Panasonic EVA1: эксперименты со светом и достойное киноизображение

Проект Анатолия Белого «Кинопоэзия» стал площадкой для поиска необычных средств выразительности, а также теста технических новинок. Мы побывали на съемках свежего эпизода и узнали, в чем особенность жанра поэтического мини-фильма и как в условиях эксперимента себя показывает камера Panasonic EVA1

  • 28 сентября
  • 1704
Павел Орлов

Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров.

— Как возник проект «Кинопоэзия»? В чем особенность работы в жанре поэтического мини-кино?

Анатолий Белый (актер, продюсер, создатель проекта «Кинопоэзия»): Я давно увлекаюсь поэзией — люблю ее, много читаю со сцены. Всегда думал, что интерпретация поэзии в кино просится сама. Два года назад я воплотил свои мысли в проекте «Кинопоэзия» — это поэтические мини-фильмы. Это, конечно, делали и до меня, но такого постоянного жанра в киноискусстве нет, по крайней мере в нашей стране. На мой взгляд, он имеет право на существование наряду с игровым, документальным кино, музыкальным клипом, видеоартом.

Александр Белый и Александр Хант на съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов
Александр Белый и Александр Хант на съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

Суть жанра для режиссера — в формате короткометражки на три-пять минут создать свой образ. Сценаристов у нас нет. Видеоряд, звук, музыка, чтение в кадре или за кадром — все это создает объем, который раскрывает стихотворение еще больше.

На мой взгляд, «Кинопоэзия» — довольно современная вещь, потому что молодые люди, на которых наш проект направлен в первую очередь, воспринимают все глазами. Таким образом мы можем приблизить к современным людям нашу великую русскую поэзию, показать им, что поэзия — это не скучно, а прекрасно, замечательно и отражает наше время.


Backstage спецпроекта «Кинопоэзия»

— Расскажите о киноэпизоде на стихи Игоря Северянина «Когда ночами все тихо-тихо»: как появилась эта история?

Анатолий Белый: В этот раз у нас на «Кинопоэзии» довольно особый случай. Предложения поступило извне, от креативного продюсера Amediateka Home of HBO Александры Нелюбиной. Она пришла с концептуальной идеей к стихотворению Северянина. Мы сотрудничаем с прошлого года — на сервисе и каналах Amedia TV уже показывают наш контент. В какой-то момент они решили не только ротировать нас, но и участвовать в производстве. Воплощение концепции взяла на себя 1147 PRODUCTIONS, которая предложила посотрудничать в проекте компании Panasonic — и съемка, по сути, стала тестированием камеры AU-EVA1. Вот такой непростой партнерский пазл для реализации нового фильма для цикла «Кинопоэзия». Поэтому проект для меня стал настоящим экспериментом, в котором мы одновременно решали задачи «Кинопоэзии» и выясняли возможности камеры.

С режиссером Александром Хантом у нас возникла условная история, поэтичная, метафоричная, с хорошими, правильными, работающими на смысл эффектами. По свету, по атмосфере мы хотели показать разные состояния, и Антону Жабину, оператору-постановщику этого проекта, по-моему это удалось.

Камера Panasonic EVA1 на съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов
Камера Panasonic EVA1 на съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

— Александр, а как вы оказались частью проекта, чем он вас привлек?

Александр Хант (режиссер): Этот проект — сотрудничество «Кинопоэзии», «Амедиатеки», Panasonic и 1147 Productions. У них была готовая команда, кроме режиссера. Оператор Антон Жабин предложил мою кандидатуру — его поддержали. Я тоже был заинтересован, потому что формат нестандартный. Особенность в том, что историю надо рассказать не с помощью четкого нарратива, а с помощью настроения, чувств, атмосферных кадров передать состояние героя. Интересный вызов.

Александр Хант на съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов
Александр Хант на съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

Уже на этапе монтажа у меня было ощущение, что все складывается как надо, что мы правильно уцепились за эту историю, что у нас вырисовывается образ, метафора.

— Как готовился проект, создавалась концепция, как проходили съемки?

Александр Хант: Особой спешки не было. Мы попробовали разные идеи, истории, прописали несколько сценариев. В итоге у нас сложилась общая идея, место, персонаж и то, что с ним происходит. А потом занялись организацией съемок. История малобюджетная, так что мы долго искали, как в этих условиях реализовать свои идеи. Месяц, наверное, ушел на поиски объекта и людей, которые готовы поучаствовать. У нас было две смены, потом пост: монтаж, а дальше звук и цветокоррекция.

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов
На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

Анатолий Белый: Мы придумали некого героя. Это творческий человек, который находится в тупике, в кризисе. Он ищет из него выход, ищет свое вдохновение. Практически он доходит до смерти, если не физической, то духовной, но посредством божьей искры, какого-то разряда, возвращается к жизни. Стихотворение Северянина как раз об этом — о том, что у каждого из нас в жизни однажды наступает момент тупика, момент темноты. И творчество способно возродить человека к жизни.

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов
На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

Антон Жабин (оператор-постановщик): Наша история должна была носить условный характер. От этого мы отталкивались при выборе атмосферы и художественного решения. Например, мы придумали, что у нас есть окно как вход во внутренний мир героя. Смысловой характер несет все помещение: пустой стол, стена.

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов
На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

— Какими визуальными средствами решались эти задачи? Как вы работали со светом?

Антон Жабин: Необходимо было создать гнетущее состояние. Соответственно, я свет ставил так, чтобы имитировать пасмурный день. Развитие внутреннего состояния героя мы раскрывали с помощью динамического света — когда в пасмурную атмосферу внедряется нечто иррациональное и теплое, не требующее оправдания.

Динамический свет мы делали несколькими способами. На общем плане — с помощью вертушки, которую крепили вверху павильона, она позволяла нам вращать прибор над героем. Для крупных планов источник света передвигался ровно по окружности, в центре которой находится герой. Когда свет меняет свое положение вокруг оси, меняется облик героя. Нижний, верхний или боковой свет — при одной и той же эмоции герой выглядит совершенно по-разному и несет разный внутренний характер.
На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

— Для съемки с таким светом нужна камера с широким динамическим диапазоном.

Антон Жабин: Да, и в этом проекте перед Panasonic EVA1 стояли довольно сложные задачи. Первая часть эпизода снималась в полумгле, в темноте. То есть основной динамический диапазон располагался внизу характеристической кривой. У нас почти отсутствовали света, а весь диапазон был растянут на тень. Если бы у камеры не было такого динамического диапазона, у нас бы просто не было деталей в черном. Мы получили в нижней части кривой несколько ступеней, так что и атмосферу, которую мы хотели, тоже удалось создать.

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов
На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

— У камеры две чувствительности — 800 и 2500, какие возможности это дает?

Антон Жабин: 2500 — это экстренная чувствительность, которую использовать в постановочных съемках не имеет никакого смысла. Она замечательно будет работать в документальном кино, где нет возможности осветить кадр. Это чувствительность настолько высокая, что любой самый маленький источник света будет экспонировать кадр, как нужно. На тестах мы в этом убедились. Но на проекте такая чувствительность не использовалась. Это интересная и важная возможность для документального кино.

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов
На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

Александр Хант: По моим ощущениям, камера дает пластичное изображение даже в таком абсолютно художественном пространстве, которое мы создали: павильон с дымом, минимумом света, мягкими переходами.

Антон Жабин: Но при этом выяснилось, что ограничена возможность скоростной съемки в условиях низкой освещенности.

Александр Хант: Да, когда мы переключились на 120 кадров в секунду, то получили кроп, камера прилично зашумела. Мы сняли так несколько кадров, их пришлось серьезно обрабатывать шумодавом.

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов
На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

Антон Жабин: В рапиде изменяются параметры записи, уменьшается битность, появляются проблемы с шумом в тенях. И это уже надо исправлять на посте. Но в основном режиме 25 кадров в секунду шумы минимальны, использовать какой-либо дополнительный шумодав не приходилось.

Опять же, в условиях высокой освещенности, — например на натуре, — не думаю, что с этим будут проблемы.

— То есть на этапе цветокоррекции вам удалось достичь нужного изображения?

Антон Жабин: На постпродакшне мы хотели получить тот контраст и то изображение, который были в нашей художественной задумке. Нам были важны детали — можем ли мы работать с ними, менять цвет, свет и контраст. В итоге в и черном, и в белом такая возможность была, мы нигде не по потеряли деталей и фактуру.
 
Фильм проекта «Кинопоэзия» на стихи И. Северянина «Когда ночами тихо-тихо...»

— Антон, какое у вас, как у оператора-постановщика, впечатление от работы с Panasonic EVA1 в целом?

Антон Жабин: Общее впечатление положительное. Большой плюс, что у камеры есть встроенные ND-фильтры. Ближайший аналог со встроенными ND-фильтрами — это ARRI Alexa Mini. Это чрезвычайно удобная функция, когда ты можешь быстро, не используя внешние фильтры, поставить то или иное стекло.

На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов
На съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

В EVA1 изначально присутствует EF-Mount под объективы, в том числе Canon (переходники с байонета EF на PL для камеры EVA1 уже выпускаются разными компаниями, например, Wooden Camera, MFT — прим.ред.). У объективов Canon довольно большая линейка. Мы использовали комплект Canon Cine, который разрабатывался специально для съемок кино. Конечно, если бы у камеры изначально был байонет PL, то я бы на этом проекте использовал бы классическую кинооптику, вроде Cooke или Zeiss.
Также можно отметить, что камера легкая и небольшая.

— Какие аксессуары вы использовали в процессе съемки?

Антон Жабин: Штатив, компендиум, плечевой упор. В этом плане было неудобно, что единственный видоискатель, визир камеры, имеет шахту, защищающую монитор от внешних бликов. Если бы мы были где-то на натуре, в условиях полевой съемки, это была бы необходимая вещь, но в павильоне она сильно мешала — в камеру ты можешь смотреть только под определенным углом. И эта шахта не снимается. Отсюда чувствуется: Panasonic делал ставку на то, что это должна быть хорошая, классная камера для документального фильма или репортажа, скажем, премиум-класса.

Камера Panasonic EVA1 на съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов
Камера Panasonic EVA1 на съемках проекта «Кинопоэзия» / Фото: Павел Орлов

— А для документального кино камера подойдет?

Антон Жабин: У камеры прекрасные цветопередача, диапазон, она хорошо себя повела на цветокоррекции и позволила добиться киноизображения — можно схватить разный цвет и крутить его на постпродакшне. В этих вопросах камера себя чувствует уверенно. К тому же она компактная, удобная, может писать звук. Я бы сказал, что Panasonic EVA1 просто идеальна в жанре документального кино.
 

Обложка: на съемках проекта «Кинопоэзия» / Павел Орлов

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Практика

Как это снято: «Гравитация»

Пять лет назад Альфонсо Куарон отправил Сандру Буллок бороздить просторы вселенной. Причем сделал это с помощью революционных технологий и нестандартного алгоритма производства. Что для этого понадобилось: постпродакшн до препродакшна, эффект невесомости в кубе и роботизированная длиннокадровая съемка

  • 9 октября
  • 2128
Практика

Как визуально показать мысли на экране

Каким образом в кино выражают поток сознания, что такое семиотические маркеры и как понять, что на экране сон, а не реальность

  • 11 октября
  • 1775
Практика

Как выбрать соотношение сторон

Кинематограф уже долго использует разные форматы изображения, но что они значат для современных режиссеров и операторов? Ниже — несколько советов, которые помогут вам ориентироваться в соотношениях сторон  

  • 16 октября
  • 1646
Практика

10 советов Дэмьена Шазелла начинающим кинематографистам

Дэмьен Шазелл «выстрелил» дебютной «Одержимостью», затем с рекордом штурмовал «Оскар» «Ла-Ла Лендом», а теперь выпускает третью многообещающую картину «Человек на Луне». У самого яркого молодого режиссера Голливуда явно есть чему поучиться

  • 10 октября
  • 1576
Практика

Мастер: Гаспар Ноэ

К выходу «Экстаза» разбираем уникальный стиль Гаспара Ноэ, некогда возведший его в ранг главных мировых кинохулиганов и провокаторов: экспериментальная драматургия, дезориентирующая камера, цветной свет, психоделические титры, POV и порно со слезами на глазах

  • 12 октября
  • 1388
Практика

Мартин Скорсезе: «Кино нельзя называть контентом»

Фестиваль классического кино телеканала TCM опубликовал видео, в котором Мартин Скорсезе получает первую в истории награду имени Роберта Осборна и рассказывает о главных опасностях, которые поджидают кино сегодня

  • 9 октября
  • 1347
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее