Практика

125 оттенков розового: дизайн декораций «Американской истории преступлений» 

Художник-постановщик Джуди Бекер уже работала с режиссером Райаном Мёрфи на сериале «Вражда».  Там нужно было создать совершенно разные среды для двух кардинально разных женщин. Для второго сезона «Американской истории преступлений» ей пришлось воссоздавать еще более разные жизни — на разных концах социальной лестницы

  • 10 июля
  • 667
Надежда Маркалова

Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров.

В центре сюжета сериала — гламурная жизнь Джанни Версаче и неприкаянное странствие Эндрю Кьюненена, который хотел получить от жизни как можно больше, не прикладывая к этому никаких усилий.
 
Трейлер сериала «Американская история преступлений» 

Художнице Джуди Бекер нужно было воссоздать виллу Версаче и места, где побывал Эндрю. Чаще всего это были чужие дома его любовников или грязный отель, где кучковались «отбросы общества».
Интерьер дома Версаче, построенный в павильоне / Фото: FX Networks

Интерьер дома Версаче, построенный в павильоне / Фото: FX Networks

Интерьер отеля «Нормандия», построенный в павильоне / Фото: FX Networks

Интерьер отеля «Нормандия», построенный в павильоне / Фото: FX Networks

Локации контрастов


Съемочная группа работала в реальном доме Джанни Версаче, а потом воссоздала его в студийных павильонах компании Fox — со всеми украшениями и роскошью. Художница обращала внимание на каждую деталь, даже кухонную мойку.

Например, в ванной Версаче был золотой умывальник с двумя золотыми раковинами, а золотые смесители ярко светились на черной мраморной тумбе.

Эндрю Кьюненен, напротив, жил в отеле «Нормандия» по соседству — среди проституток и наркоманов. Умывальник в этой декорации был ржавым со следами плесени, что намекало на весьма опасную жизнь, которую вели обитатели этого отеля.

Интерьер пятизвездочного отеля — ярко-розовый. Декорация в павильоне / Фото: FX Networks
Интерьер пятизвездочного отеля — ярко-розовый. Декорация в павильоне / Фото: FX Networks

Так выстраивались противоположности, яркий контраст шика и нищеты. Эндрю начал свою историю в Сан-Диего, бушевал в Висконсине, Миннесоте, Чикаго и Пенсильвании, прежде чем умер в Майами. Съемочная группа провела несколько месяцев на Южном пляже и несколько дней в Чикаго, но все остальные интерьеры предстояло найти в радиусе 100 километров от студии Fox.

Долины Среднего запада сложно воспроизвести, особенно в горах Калифорнии, поэтому пришлось прибегать к компьютерной графике на этапе постпродакшна. Округу озера Камарилло использовали как Великие равнины, озеро Пиру играло роль Минесоты.
Квартира Эндрю в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Квартира Эндрю в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Квартира Эндрю в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Квартира Эндрю в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Розовый цвет как основа для визуального стиля «Начиная работать с Райаном Мёрфи, мы решили, что главный цвет в сериале будет только один — розовый, — рассказывает художник-постановщик Джуди Бекер. — Обычно я выбираю три доминантных цвета, которые хорошо работают вместе. Но в этот раз нужен был один оттенок. Например, отель „Нормандия“, место жительства Эндрю Кьюненена: розовые стены, розовые ковры в коридорах. Плюс немного черепахового. Эти цвета сияли оптимизмом, ведь изначально планировалось, что отель будет местом курортного отдыха у моря. Но теперь все почернело от времени и потерянных надежд».

По мнению художницы, цвет может рассказать историю, даже если картинка у вас монохромная. В начале сериала Эндрю живет в Беркли и общается с обычной парой. Обе квартиры были бежевые. Для Эндрю это все равно, что отсутствие цвета — у него нет мебели, немного вещей в шкафу, бледный свет наполняет все помещение. Но в доме его друзей бежевый — цвет стремления к лучшему, к будущему. Он обрамляет новую кожаную и металлическую мебель, указывает на вкус молодой пары. Тот же цвет — разные коннотации.

Дом Нормана Блэчфорда в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks
Дом Нормана Блэчфорда в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Снова розовый появляется позже — в шикарном современном жилище одного из любовников Эндрю — Нормана Блэчфорда, джентльмена намного старше Эндрю. Его пляжный дом покрыт коврами и уставлен мебелью Стива Чейза. Этот дом, снятый в Малибу — это нечто среднее между крайней роскошью и крайней бедностью.
 

Роскошь и нищета


Этот интерьер тоже многое может рассказать о хозяине. Он хочет, чтобы его видели именно так, но наедине с собой он живет совсем по-другому.

Детали очень важны — например, пара брошенных на ковер носков или банка с таблетками на тумбочке. «В своих исследованиях я всегда предпочитаю документальную фотографию эпохи, которую мне предстоит воссоздать, — говорит Джуди Бекер. — И я обнаружила, что на всех фотографиях среднего и высшего класса почти нет деталей, показывающих индивидуальность хозяина. Более того, часто они „испорчены“ объектами, которые приносят с собой фотографы. Дома и рабочие места людей, у которых возможностей не так много, говорят о них куда больше: показывают благочестивость (Библия у кровати) или испорченность (пустые коробки от еды на подоконнике)».

Лофт Дэвида Мэдсена в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks
Лофт Дэвида Мэдсена в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Еще один персонаж, оказавшийся на пути психоза Эндрю — архитектор Дэвид Мэдсен из Миннеаполиса. «Его образ напоминал мне, насколько дотошными и привередливыми могут быть архитекторы и все, кто специализируется на дизайне интерьеров, к своим жилым пространствам — отмечает Джуди Бекер. — Лофт Дэвида серый из-за бетонных стен, которые рассеивают свет ламп. Ради истории это пространство сделали похожим на тюрьму. Режиссер захотел, чтобы между персонажем и выходом из квартиры всегда было препятствие».

Например, собачья клетка загораживает заднюю дверь, а длинный стол — главный вход. В одной из сцен Дэвид и Эндрю ругаются в спальне. Эндрю закрывает Дэвиду выход. В большом зеркале Дэвид видит себя. Вся сцена построена так, чтобы ловушка Дэвида выглядела замкнутой и бесконечной в отражении.

Несмотря на дотошность, с которой Дэвид создает себе интерьер, здесь есть ощущение движения, изменения, незаконченности. Например, с потолка свисает большой кусок полиэтилена, он отделяет кухню от остального помещения. Назначение этого полупрозрачного полотнища не ясно, но оператор-постановщик Нельсон Крегг нашел ему применение: он снял через него фигуру приближающуюся к кухне Эндрю,— размытую и зловещую.

Эта мятая занавеска отлично рифмуется с другой поверхностью — стеклянными кубами в стенах больницы или полицейского участка. Эти «кирпичи» — символ 80-х годов прошлого века. Они пропускают свет в замкнутые пространства, и при этом дают возможность снимать, как персонажи входят или выходят из сцены. Снятое таким образом действие всегда кажется ярким и странным.
Интерьеры больницы и полицейского участка сериала «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Интерьеры больницы и полицейского участка сериала «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Интерьеры больницы и полицейского участка сериала «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Интерьеры больницы и полицейского участка сериала «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Интерьеры больницы и полицейского участка сериала «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Интерьеры больницы и полицейского участка сериала «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Интерьеры больницы и полицейского участка сериала «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Интерьеры больницы и полицейского участка сериала «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Декорации в драматургии


Тропическая горячка будто охватила съемочный процесс: здесь не просто стрельба при ярком свете дня, но сексуальность, распространяющаяся как чума, давно захватившая сообщество, к которому принадлежали Эндрю и другие персонажи.

«На нашей первой встрече Райан отметил, что мы покажем, каково быть геем в 90-х, — рассказывает Джуди Бекер. — Все это видно в жилище Дэвида — карьера архитектора тогда была практически закрыта для геев, которых выдавливали и из других профессиональных сообществ. Это видно по оформлению дома Версаче: его дом — дворец наслаждений, роскошь напоказ, громкая декларация эмансипации. Сюда он приглашал гостей, которые могли ходить, где им вздумается. Большой контраст с темными гей-барами, где Эндрю видел только узкие коридоры. Он как мышь, потерявшаяся в лабиринте: ищет кого-то, но сам не знает, как отреагирует на следующее событие — с вожделением или агрессией».

Узкие лабиринты коридоров отеля давят на зрителя, и не дают ему дышать. Оттенки грязно-розового заполоняют экран. Этот цвет, чистый и яркий в доме Версаче, становится грязноватым и бледным в облезшем отеле по соседству.
Отель «Нормандия» в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Отель «Нормандия» в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Отель «Нормандия» в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Отель «Нормандия» в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Отель «Нормандия» в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Отель «Нормандия» в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Отель «Нормандия» в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

Отель «Нормандия» в сериале «Американская история преступлений» / Фото: FX Networks

«Для меня Версаче ассоциировался в первую очередь с розовым, — продолжает художница. — В самом начале работы над сериалом я собрала коллекцию видов потрясающего калифорнийского неба. Отличная демонстрация того, как изменчив розовый цвет.

Райан сказал, что розовый может ассоциироваться со СПИДом. На цветовом круге розовый находится совсем рядом с вездесущей красной ленточкой. Этот цвет горит ярким пламенем на эмблеме ACT UP. И Майами ему под стать — горячее место, очень хаотичное, особенно когда там снимаешь кино. Здесь розовый нависает над каждым человеком, начиная от спящего на асфальте бездомного и заканчивая встающим на рассвете бизнесменом».
 

Обложка: постер к сериалу «Американская история преступлений» / FX Networks

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Обзоры

5 приложений для современного кинопроизводства

Кинематограф встречает технический прогресс — несколько приложений способных если не полностью изменить, то заметно облегчить подход к производству фильмов и видео

  • 8 июля
  • 3398
Практика

Как это снято: «Армагеддон»

Минуло двадцать лет как Майкл Бэй попытался в очередной раз уничтожить человечество, а Брюс Уиллис в очередной раз его спас. Вспоминаем, как мастер жирного голливудского блокбастера обрушивал на Землю гигантский астероид: рытье ям в павильонах Disney, пулеметный монтаж, анаморфотная оптика и пироманьячество

  • 7 июля
  • 2696
Мнение

Пудры и кисточки не хватит: почему современный киногрим уступает советскому 

Светлана Мельчикова, художник по гриму с 33-летним стажем, размышляет о состоянии современной российской киноиндустрии и предлагает взглянуть на советскую классификацию, по которой можно точно определить, готов ли гример взять на себя сложный проект

  • 9 июля
  • 2684
Практика

Как ProRes RAW может изменить кинопроизводство

Семейство кодеков Apple ProRes RAW, по обещаниям разработчиков, должно быть высокопроизводительным, а файлы будут занимать мало пространства на жестком диске. Но возможно ли все преимущества ProRes перенести на рабочий процесс RAW?

  • 6 июля
  • 2504
Практика

4 совета по съемке черно-белого изображения

При черно-белой съемке меняются правила освещения, ставшие уже привычными в эру цветного кино и видео. Оператор Джастин Джонс объясняет базовые принципы подобной стилизации

  • 6 июля
  • 2340
Практика

Как снимать визуально интересные видеоинтервью

Почти любой оператор проводит за производством интервью внушительную часть карьеры. И здесь, как и везде, нужны правильные инструменты. Оператор Бенджамин Холланд поделился своими советами о том, какие аксессуары могут здесь понадобиться, и, самое важное, — как ими пользоваться

  • 9 июля
  • 2055
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее