Практика

Как это снято: «Дюна»

Многострадальной киноадаптации «Дюны», ставшей «персональным кошмаром» Дэвида Линча, на днях исполняется 30 лет. tvkinoradio.ru обращается к истории экранизации книги, которую, как принято считать, невозможно экранизировать

  • 12 декабря 2014
  • 19457
Павел Орлов

Создание




Как и подобает экранизации многоуровневого фантастического романа, киноверсия «Дюны» Фрэнка Герберта имеет запутанную историю создания. За проект несколько раз брались в 70-е. В том числе над ним работала команда режиссера-авангардиста Алехандро Ходоровски, включавшая знаменитых художников Ганса Рудольфа Гигера, Жана «Мёбиуса» Жиро и Криса Фосса. Итогом их пятилетнего труда стала книга со сценарием и раскадровками, однако желающих финансировать 20-часовой (как предполагалось) фильм с «недостаточно голливудской концепцией» не нашлось. Тем не менее, вслед за Ходоровски, «Дюной» увлекся продюсер Дино Де Лаурентис, мечтавший дать свой ответ гремевшим тогда «Звездным войнам» Джорджа Лукаса. К проекту был подключен только что снявший «Чужого» Ридли Скотт, с которым, правда, Де Лаурентису не удалось найти общий язык. Тогда выбор пал на Дэвида Линча, успевшего зарекомендовать себя самобытным автором, мастером в области мрачного сюрреализма и шокирующей образности.


 
На разработку сценария, кастинг, поиск локаций и т.п. ушло два года – с весны 1981 года по весну 1983 года. Основные съемки начались в марте 1983 года в Мексике и продлились полгода. Потом еще полгода понадобилось для съемок спецэффектов, моделей, укрупнений и т.п. При этом параллельно друг с другом работало четыре съемочных группы. Наконец еще около полугода ушло на монтаж. Отснятого материала хватало на 4-часовую версию, которая после досъемок и наложения закадрового голоса сократилась до 3-часовой, а затем и финальной, продолжительностью 2 часа 17 минут, максимальной для голливудского проекта того времени. Позже возникали телевизионные версии, «расширенные», «полные режиссерские», хронометраж которых превышал 3 часа. Однако Дэвид Личн к этим версиям отношения уже не имел.
 

Локации



 
Натурные съемки фильма проходили в пустыне Самалаюка мексиканского штата Чиуауа. Для того чтобы добиться сходства с описанием пустыни в романе Герберта,  перед началом работы площадь в пять квадратных километров была вручную очищена от кактусов, кустов, камней и мусора. На это ушло два месяца труда двухсот человек. Съемки в пустыне потребовали особого графика работы – из-за сильной жары снимать можно было лишь с 5 до 10 утра. Павильонные съемки проводились на студии «Чурубуско» в Мехико, где, кстати, также создавался «Конан-разрушитель», сиквел «Рэмбо» и «Вспомнить все». Всего для картины было построено около 80 декораций, а работа велась в 8 павильонах и на нескольких открытых площадках близ студии. Общая численность съемочной группы при этом достигала 1700 человек, а в некоторых массовых сценах было занято до 20 тыс. человек.
 

Декорации и дизайн



 
«Дюну» можно отнести к числу самых стильных научно-фантастических фильмов в истории. Оценить в полной мере своеобразную красоту созданной авторами вселенной, к сожалению, невозможно из-за того, что огромное количество отснятого материала полетело в корзину. Решение фильма уникально в том плане, что Линч отказался от концепции дизайна в духе стерильного хай-тек, свойственного научно-фантастическому жанру, и наоборот ввел больше естественных элементов. Интерьеры и предметы фильма выполнены в эклектичных стилях, вбирающих в себя разные исторические эпохи. По замыслу Линча это должно было отражать то обстоятельство, что герои фильма покинули Землю относительно недавно.


 
В архитектуре водной планеты Каладан преобладает дерево и естественные материалы, а в дизайне доминируют органические мотивы. Декорации эти были изготовлены из натурального дерева, причем порой использовались довольно редкие породы. Засушливый Арракис нуждался в живых, барочных элементах и с подачи Дино Де Лаурентиса был вдохновлен архитектурой Венеции, в том числе Собором Св. Марка. Погруженная во мрак нефтяная планета Гьеди Прайм, любимая у Линча, но почти не вошедшая в фильм, наполнена индустриальными мотивами.
 
Одна из самых впечатляющих декораций картины – тронный зал Императора. Ее концепт был разработан художником-постановщиком Энтони Мастерсом, совместившим стилистики ар-нуво, мудехара и готики. Зал производит впечатление золотого, хотя в действительности был сделан из дерева, гипса и полистирола. В целом же, фильм, по замечанию самого Линча, «очень темный». Преобладание темных тонов в локациях, интерьерах, костюмах и так далее, по мнению режиссера, должно было играть на создание атмосферы таинственности, присутствующей в американских фильмах жанра нуар. Не случайно, кстати, позже Линч признавался, что если бы и стал переснимать «Дюну», то только в ч/б.
 

Костюмы



Костюмы к фильму создавал художник Боб Рингвуд, который позже будет работать над третьим и четвертым «Чужим», «Бэтменами» Тима Бертона и «Искусственным разумом». Около 4000 созданных им костюмов совмещали стилистику разных эпох, футуристические мотивы, описания из книги Герберта и фантазии Линча. Наиболее трудоемким в исполнении, вероятно, был костюм барона Владимира Харконнена. Для имитации полноты в костюме были сделаны отсеки, наполнявшиеся силиконом, благодаря которым общий вес одежды достигал 68 кг. Также в костюме была предусмотрена система охлаждения, созданная на основе разработок NASA. Для того чтобы надеть костюм у Кеннета МакМиллана ежедневно уходило 1,5 часа.



С другой стороны, самое простое одеяние было у Стинга. В одной из сцен он должен был появиться обнаженным, против чего актер совершенно не возражал. Однако в последний момент продюсеры заволновались и художник прямо на площадке сымпровизировали нечто вроде стрингов в виде крыла.


Обтягивающие комбинезоны Фрименов – дистикомбы – создавались в точном соответствии с книжным описанием по особой технологии. Сначала делалась отливка тела актера, затем копию тела отливали в оргстекле, а на нее лепили резиновый костюм, который для полной готовности сушился в печи. Другой любопытный тип костюмов был у навигаторов. Их черные одутловатые одеяния были изготовлены из мешков для трупов. Мешки до этого были в употреблении.
 

Грим




Над гримом к фильму работал Джанетто Де Росси, номинировавшийся за свои труды на премию «Сатурн», и Кристофер Такер, ранее сотрудничавший с Линчем на «Человеке-слоне». Наиболее примечателен, конечно же, отравительный грим барона Харконнена, изображающий жировые складки, фурункулы и другие дефекты кожи. На его наложение ежедневно у художников уходило по 3 часа. Любопытно, что именно в этом гриме критики углядели гомофобный подтекст фильма – отрицательный герой, чье поведение выдавало в нем гомосексуалиста, имел на лице следы, напоминавшие признаки заражения СПИДом. Линч на подобное прочтение образа, как известно, не реагирует.
 

Спецэффекты

 


«Дюна» – характерный пример блокбастера 80-х годов, в котором рукотворные спецэффекты сочетались с первыми, по нынешним меркам наивными, цифровыми эффектами. К примеру, компьютер использовался для создания «силовых щитов» вокруг героев. «Дюна» стала первым фильмом, для которого была разработана цифровая фигура человека. Среди других технических новинок, впервые примененных в «Дюне», – девятиметровый синий экран Blue Max, специально рассчитанный для работы при естественном освещении.


 
Львиная доля особенно впечатляющих кадров фильма была создана с помощью макетной съемки. В павильоне «Чурубуско» с помощью дерева, пластика, латекса и краски супервайзерами Брайаном Смитисом и Эмилио Руисом были изготовлены модели нескольких космических кораблей, дворцов на Каладане и Арракисе, городской стены, гор. Модели, в общем-то, были не такими уж и миниатюрными – корабли достигали 11 метров в длину, а горы и стены были в высоту около 4-5 метров. Для сцены нападения на дворец и пожара в макете городской стены были оставлены пустоты, заполненные мелкими камнями, песком и взрывчаткой.

Знаменитая сцена встречи корабля Атридесов на Арракисе снималась на парковке перед студией с использованием приема усиленной перспективы. Корабль длиной 9 метров и высотой 3 метра, окруженный несколькими сотнями 7-сантиметровых фигурок солдат, располагался на платформе с отверстием, расположенной в нескольких метрах от камеры. Актеры в это время находились под платформой на удалении, двигаясь на ограниченном участке. При определенной точке зрения создавалась иллюзия, что платформа с моделями и живые актеры находятся в едином пространстве. Кстати, миниатюрные фигурки вместо реальной массовки также использовались для изображения армии фрименов. Для батальных сцен в пустыне было изготовлено 4 тыс. латексных солдатиков.



Также было сделано 10 механических моделей харвестеров разной величины для разных сцен. Их снимали с ускоренной кадровой частотой, чтобы при нормальной проекции возникало ощущение размеренного, тяжелого движения.



Аниматронные модели песчаных червей, достигавшие в длину 7 метров, были изготовлены из резины на металлических каркасах. Их авторство принадлежит мастеру спецэффектов Карло Рамбальди, к тому времени трижды лауреату «Оскара» за «Кинг-Конга», «Чужого» и «Инопланетянина». Двигались, в том числе ползали и открывали пасть, черви с помощью механической системы управления, спрятанной в песке, а также по своеобразным «тропам».



Рамбальди был создан Навигатор третьего уровня, которому по настоянию Линча придали сходство с кузнечиком. Аниматронная модель также представляла собой резину на металлическом каркасе длинной 4,5 метра. Кукла имела 40 движущихся суставов, управляли которыми два десятка человек, находившихся позади.
 


Отдельного внимания заслуживает левитация барона Харконнена, неспособного передвигаться самостоятельно из-за избыточного веса. Мастером по спецэффектам Джоном Страйбером была разработана сверхпрочная система креплений и тросов, способная выдержать нагрузку в почти 200 кг (актер + костюм). При этом использовались черные тросы, которые не блестели на свету и практически не были заметны. Интересно, что в полном облачении МакМиллан действительно не мог передвигаться, поэтому по студии его возили в специальной тележке.



Эти и подобные ухищрения, вкупе с особым сюрреалистическим видением Линча позволили авторам воссоздать на экране фантастический мир «Дюны». И хотя картина при выходе была подвергнута резкой критике (причем больше других недоволен фильмом остался его режиссер) и с треском провалилась в прокате, со временем ее признали шедевром. Любопытно, что сам Герберт считал эту экранизацию своей книги удавшейся и отмечал, что Линчу удалось уловить атмосферу романа.


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также