Слова

«Темы фильмов приходят ко мне сами, они стучатся ко мне в дверь»

Лауреат «Сандэнса» и номинант премии «Оскар» Кристиан Фрай — о современном документальном кино, ММКФ, швейцарской ментальности и поиске сюжетов 

  • 4 мая
  • 1766
Петр Скопин

— В прошлом году вы возглавили жюри конкурса документальных фильмов на московском кинофестивале, в этом году в конкурсе участвует ваш фильм «Генезис 2.0». Что скажете о документальной секции ММКФ?


— Сергей Мирошниченко и Григорий Либергал (кураторы документальных программ — прим. tvkinoradio.ru) делают на ММКФ прекрасную работу: и в основном конкурсе, и в программе «Свободная мысль». Мне нравится и как составлены программы документальных фильмов, и само качество кинопоказа. 

Кристиан Фрай / Фото: Виктор Вытольский
Кристиан Фрай / Фото: Виктор Вытольский

В конкурсе московского кинофестиваля соблюдены тенденции мировой документалистики. Фильм сербского режиссера Бориса Митича «Похвальное слово ничему», например, — успешная попытка использовать документальное кино намного более изобретательно, чем просто интервьюируя собеседников. В «Мании» психические заболевания задокументированы невероятно сильно и очевидно. 
 

Выстрелы и взрывы — это не реальность войны. 


— Сейчас в документалистике повальное увлечение серьезными социальными темами. Важен ли выбор темы фильма для авторского успеха?

— Скорее, успех связан с подходом к ней. Расскажу о своем коллеге и одном из самых талантливых документалистов мира — Талале Дерки, авторе фильма «Об отцах и сыновьях», выигравшего Гран-при «Санденса» в этом году. 
 
Трейлер фильма «Об отцах и сыновьях» (2017)

Талал отважился снять фильм об отце семьи, который служит в террористической организации ан-Нусра в Сирии, и его подрастающих детях. При этом он показал отца и его детей так, что они вызывают у зрителя симпатию. Показать с человеческой стороны того, кого весь мир считает «ужасным исламским фундаменталистом» — это очень правильный подход, который и обеспечил успех автору.
 
Трейлер фильма «Военный фотограф» (2001)

Я стал известен благодаря фильму «Военный фотограф», потому что показал новый подход к вопросу о войне. Чаще всего фильмы, снятые в зонах конфликтов, «основаны на адреналине». Но выстрелы и взрывы — это не реальность войны. Спросите любого солдата: «Война — это приключение?». «Нет, война — очень скучная вещь», — ответит он. Кроме того, большую часть времени солдаты чувствуют непонимание: зачем убивать солдат на другой стороне? Поэтому реальность войны сильно отличается от того, чем многие привыкли ее считать. В фильме я не использовал «геройскую музыку», а старался показать низменность войны. Поэтому фильм стал событием.

— Как вы думаете, в чем причины успеха швейцарской документалистики: это система поддержки кино или простое стечение обстоятельств?

— Действительно, Швейцария – серьезный игрок в документальном кино. В том числе и потому, что средства, выделяемые в нашей стране на документалистику, сопоставимы с тем, что дается на художественный кинематограф. Таким образом документальное кино сосуществует в Швейцарии наравне с игровым. Мы с гордостью говорим: «Это документальный фильм, но его будут показывать в кинотеатре со звуком Dolby Digital и сабвуфером, как и любую другую картину». 
 

Документальное кино сосуществует в Швейцарии наравне с игровым. 


Может быть, это дурацкое клише, но мы «не такие Феллини», как другие нации: нам, швейцарцам, не нужны грандиозные проекты со множеством помощников на площадке. Мы — нация часовщиков, и в кино мы любим сосредотачиваться на деталях, а не громко кричать: «Снято!» и «Начали!». Мы любим снимать тогда, когда нас никто не видит и не слышит и наш объект живет своей жизнью. В результате эмоции героя получаются аутентичными. Это важно для документалистки.

— В России документальное кино финансируется очень слабо. Как надо действовать молодому документалисту в нашей стране, чтобы добиться успеха?

— Финансовая сторона вопроса действительно может стать большой проблемой в вашей стране. Но слишком большое финансирование также критично, как бы странно это ни звучало. Я провожу мастер-классы в западных странах и говорю всем: «Не думайте, что вы в раю, потому что у вас есть финансовые возможности. Скорее наоборот. Когда вы живете в джунглях, вам нужно быть внимательнее, выносливее и сильнее, чем в тепличных условиях».

Кристиан Фрай / Фото: Виктор Вытольский
Кристиан Фрай / Фото: Виктор Вытольский

Плюс России — в огромном количестве тем. И сейчас вам не нужна дорогая техника, чтобы начать снимать фильм: вы можете купить камеру за несколько тысяч долларов, и она будет снимать почти в том же качестве, как очень дорогая и профессиональная. Это может показаться абсурдом, но в этом и есть волшебство новых технологий. Чтобы все получилось, будьте отважными и упорными в своей работе, старайтесь выразить себя в уникальном ключе.

— Что вам больше всего запомнилось в «Генезисе 2.0»?

— Всегда удивляешься тому, что получается в результате. Изначально у вас есть концепция фильма и его основные идеи, но потом все кардинально меняется. Я бы никогда не предположил, что мы закончим наше повествование в Китае, в самом большом исследовательском центре по клонированию в мире. Мы не планировали там снимать. 
 
Трейлер фильма «Генезис 2.0» (2018)

Мы включили Китай в канву фильма не по тому принципу, как это делают журналисты: «Теперь мы едем в Китай, и показываем вам крупнейший научный институт, занимающийся проблемой клонирования». Нет! Просто в Китай отправляется один из героев фильма, брат которого — охотник за бивнями мамонта. Все логично, но это не простая удача, э итог долгой работы. 
 

Плюс России — в огромном количестве тем. 


— Какие у вас впечатления от работы с сорежиссером Максимом Арбугаевым?

— До этого я никогда не работал в дуэте, всегда оставаясь «одиноким волком»: я был режиссером и автором, продюсером и даже монтажером, полностью ответственным за материал. 

Кристиан Фрай и Максим Арбугаев на 40-м международном московском кинофестивале / Фото: Виктор Вытольский
Кристиан Фрай и Максим Арбугаев на 40-м международном московском кинофестивале / Фото: Виктор Вытольский

В этот раз мы разделили режиссерскую функцию. Но, несмотря на разницу в возрасте и в жизненном опыте, работа с Максимом была невероятной. Он очень умный и откровенный молодой человек, одаренный и сильный как режиссер. Я уверен, что Максим действительно заслуживает награды фестиваля «Сандэнс». Несмотря на то, что его мать считает, что он слишком молод для призов такого уровня (смеется). 

— В плане выбора сюжетов у вас удивительно разнообразные фильмы. Как вы выбираете темы?

— Я никогда не ищу темы для фильмов. Если я буду «охотиться за темами», попросту ничего не сработает. Темы приходят ко мне сами, они стучатся ко мне в дверь. В этот момент у меня возникает невероятный трепет, ведь я понимаю, что воплощение идеи составит четыре года моей жизни.
 

Раньше документалисты были более зажаты, потому что догматики от документального кино диктовали, что стоит признавать кино, а что – нет. 


Примерно в 2006 году я прочел в газете небольшую статью, где было написано, что японский миллиардер хочет примерить на себя костюм космонавта. И я такой: «Что, частные люди уже летают в космос?». Потом я узнал, что богачам в этом помогают русские, и они летают с того же космодрома, что и Гагарин в свое время. До этого я ассоциировал освоение космоса с высадкой американцев на Луну. Но потом изучил успехи советской космонавтики: первый человек в космосе, спутники и так далее. И был поражен тем, что узнал.

Кристиан Фрай / Фото: Виктор Вытольский
Кристиан Фрай / Фото: Виктор Вытольский

Всего за несколько часов тема космического туризма плотно засела в моей голове. Но я не знал, что с ней делать дальше. В космической области все очень военизировано, безумно дорого и нещадно контролируется. Вы не можете просто прийти в НАСА или на Байконур с маленькой камерой и попросить разрешения заснять астронавтов.

Мне понадобилось два с половиной года, чтобы узнать о системе «Роскосмоса» и о получении доступа на космодром. Ведь вы можете получить официальное разрешение только на съемку запуска ракет и пресс-конференций, не более того. В итоге я нашел способы снять «внутреннюю кухню» космического туризма и выйти с героями в открытый космос. Так получился фильм «Космические туристы».

— Какие, на ваш взгляд, особенности современного документального кино?

— Формы, которые кинематографисты всего мира используют для выражения себя, становятся все интереснее. На одном полюсе документального кино сейчас популярные фильмы, почти блокбастеры, на другом – сложные для восприятия картины. И все больше картин стараются совмещать эти два направления. 

Например, наш «Генезис 2.0». В этом фильме есть элементы «блокбастера»: он развлекает, он громкий, но картина заставляет и о многом задуматься. Все вместе! Раньше документалисты были более зажаты, потому что догматики от документального кино диктовали, что стоит признавать кино, а что — нет. Сейчас все менее догматично. 

Документальное кино в наши дни — это мощнейшее противоядие против ксенофобии и гомофобии, которые есть в мире. На закрытии кинофестиваля в прошлом году я сказал, что через документальное кино люди изучают микрокосм других людей и этот микрокосм может полностью отличаться от внутреннего мира зрителей. С помощью документалистики мы исследуем и красоту людей с физическими недостатками; к слову, моя сестра инвалид, у нее нет пальцев, но ее жизнь при этом наполнена смыслом. Документальные фильмы сыграют важнейшую роль в современном обществе. 

Кристиан Фрай / Фото: Виктор Вытольский
Кристиан Фрай / Фото: Виктор Вытольский

— И напоследок. Каковы главные принципы, которыми в руководствуетесь в вашей работе?

— Важно сопереживать людям и любить их. В этом ключевая черта творческой документалистики. Я работал и с кубинскими революционерами, и с людьми, которых бросили их любовные партнеры, и с космическими туристами-миллиардерами, и с простыми охотниками на бивни. И я никогда никого не сужу. Делаю ли я, например, фильм про русскую проститутку или про кого-то из российской элиты — все равно мне интересен внутренний мир конкретного человека. 
 

Обложка: Кристиан Фрай / Фото: Виктор Вытольский

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Практика

Как это снято: «Список Шиндлера»

К 25-летию «Списка Шиндлера» вспоминаем создание картины и разбираемся, почему она до сих пор остается одним из самых сильных киновысказываний о войне и как лента едва не стала последней в карьере Стивена Спилберга

  • 30 ноября
  • 3925
Практика

30 правил режиссуры Ларса фон Триера

К выходу «Дома, который построил Джек» перекопали десяток интервью великого и ужасного Ларса фон Триера в поисках его правил и принципов работы в кино: о провокации, поиске сюжетов, работе с актером, импровизации, самоограничениях и алкоголе на площадке

  • 6 декабря
  • 3117
Практика

Концерт «Ночных снайперов»: как снять масштабное шоу на 15 камер

Вместе с командой Firecat Films погружаемся в нюансы съемки стадионного концерта «Ночных снайперов» в «Олимпийском»: набор камер Canon, схема их расположения и специфика работы оператора-постановщика, стедикамщика и оператора Robycam

  • 29 ноября
  • 3071
Практика

Как не нарушить правило 180 градусов

Случайная ошибка ведет к большим проблемам на съемках. Вот несколько советов, как этого избежать

  • 4 декабря
  • 2778
Слова

Как звукорежиссеру работать с непрофессионалами

Забывшие о микрофоне актеры, шуршащая при записи звука одежда и игнорирование хлопушки: российские звукорежиссеры рассказали, в чем состоят основные сложности при работе с непрофессионалами и как их разрешать

  • 29 ноября
  • 1843
Практика

Мастер: Лон Чейни

Лон Чейни — один из самых таинственных актеров Голливуда. На экране он часто появлялся в пластическом гриме и отказывался общаться с прессой, чем только подогревал интерес к своей личности. Киноисторики даже не могут сойтись на причине его смерти. Почему же Чейни стал такой важной фигурой в кинематографе?

  • 30 ноября
  • 1783
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее