tvkinoradio.ru на паузе. Ждем лета, верим в лучшее
Что случилось?
Слова

«Визаж — это что-то красивое, где девочки наряжаются и машут кисточками, а грим — это гипс, пластилин и грязь»

Мастер специального грима Марина Ковтун, работающая в Чехии — о нелегкой доле девушки-гримера, масках состаривания и основных тенденциях современного киногрима

— Перед тем, как заняться гримом, вы долгое время работали в сфере визажа (и занимаетесь им до сих пор). Расскажите, пожалуйста, как произошел переход и с чего все начиналось.

— Начинала я просто как визажист, но однажды все-таки захотелось повысить свой уровень знаний. Когда я пришла учиться гриму, я думала, что это будет что-то похожее на визаж. Как оказалось, грим — совсем другая сфера. Визаж — это что-то такое красивое, где девочки наряжаются и машут кисточками, а грим — это гипс, пластилин и грязь. Поэтому те девочки, которые на начальных этапах хотят быть гримерами, впадают в шоковое состояние: постоянно ломаются ногти, все вокруг в крови и грязи. Мы, конечно, не месим глину (хотя и это тоже бывает), но работа эта очень трудоемкая.

Фото: предоставлено Мариной Ковтун
Фото: предоставлено Мариной Ковтун

— То есть женщинам в этой сфере сложнее работать?

— Конечно, девушкам намного сложнее. Допустим, для производства одной гипсовой маски нужно сделать два гипсовых отлитка. Эти отлитки весят от двух до пяти килограмм, их нужно пилить, их нужно таскать. Поэтому, если в макияже очень мало мужчин, то в гриме соотношение примерно равное, да и то — мужчин, наверное, больше.

Марина Ковтун и  Марсия Кросс / Фото: предоставлено Мариной Ковтун 
Марина Ковтун и Марсия Кросс / Фото: предоставлено Мариной Ковтун

— Расскажите, чем вы занимаетесь сейчас.

— Сейчас я работаю в кино. Не могу сказать, что только в «Баррандове» (одна из крупнейших киностудий в Чехии — прим. tvkinoradio). Сам «Баррандов» состоит из большого количества маленьких продакшнов, и кроме него в Чехии еще очень много других студий, которые занимаются производством фильмов. Обычно в такой фирме несколько продюсеров, которые распределяют финансы. Потом уже ищут режиссера, его помощника. Так дело доходит и до гримера.

— Вы не могли бы привести конкретный пример вашей работы в кино и рассказать о нем?

— Это «Ржаханда» — сказка, которую снимали несколько лет тому назад. Из последнего — «Zoufalé ženy delají zoufalé věci». Из международных проектов — «Жена смотрителя зоопарка».
 
Трейлер фильма «Жена смотрителя зоопарка» (2017)

— А самая запомнившаяся из них работа?

— Самой запомнившимся был, наверное, не кинопроект, а моя первая работа на выставку грима. Ее я делала в 2013 году. Там был грим до половины тела. Это значит, что, кроме лица и головы, пришлось делать руки, живот, грудь и спину. Все это покрывал пластический материал. Это было что-то среднее между ящерицей и рыбой. Такой монстрик, человек-амфибия. Делалось это на протяжении трех недель без перерыва. К тому же, на тот момент я была начинающим гримером, поэтому у меня это заняло гораздо больше времени, чем обычно. Но в среднем три недели — это нормальный срок для качественного грима. Тогда я заняла первое место. Скажем так, свои способности и оригинальность я туда вложила.

Фото: предоставлено Мариной Ковтун
Фото: предоставлено Мариной Ковтун

В качестве гримера в Чехии очень сложно проявлять свою индивидуальность и творчество, поэтому какие-то креативные вещи люди, в основном, делают только для себя. Обычно гримеры выполняют либо что-то историческое, либо зомби и кровь. Это, наверное, обусловлено тем, что бюджеты у нас не такие высокие, как, например, у американской продукции. Сделать какого-то монстра очень и очень дорого. 

— Вы перед этим говорили о своих работах в кино. Не могли бы вы более подробно рассказать об одной из них?

— Могу рассказать о одной из своих последних работ — «Zoufalé ženy delají zoufalé věci». Это чешская вариация на тему «Бриджит Джонс». Фильм о девушке, чья жизнь показана от самого детства и до сегодняшних дней. Она мечется, не может определиться с профессией, выходит замуж без образования, потом понимает, что ей нужно учиться. Находит нового мужчину, уходит от прежнего. Типичная женская комедия.
 
Трейлер фильма «Zoufalé ženy delají zoufalé věci»

В этом фильме мы делали маски состаривания. Первоначально планировалось делать такие маски для многих актеров, но впоследствии некоторых пришлось отменить, так что нашей работы в конечном счете осталось немного. На двух актерах мы делали деформацию головы. Но с ними в итоге вышло лишь несколько кадров. А так, в основном, мы занимались макияжем и прическами.

— Делать эти маски — очень трудоемкий процесс, не так ли?

— По сравнению с макияжем — конечно. Что такое макияж? Мы пришли, видим актера, накрасили его и вечером смыли. Грим — это процесс, который начинается минимум за две недели. Если же маска очень сложная, то подготовка может занимать не один месяц.

— А не могли бы вы поэтапно рассказать про маску состаривания?

— Сначала надо сделать слепок лица, чтобы маска сидела идеально. Он напоминает посмертную маску, но в этом случае она делается на живом человеке. Это гипсовая маска, которую в последнее время мы покрываем эпоксидной смолой для большей плотности.

Мария Ковтун на съемках фильма «Zoufalé ženy delají zoufalé věci» / Фото: Herminapress
Мария Ковтун на съемках фильма «Zoufalé ženy delají zoufalé věci» / Фото: Herminapress

Маска из гипса — это слепок лица, на котором потом уже конкретно будет сделана пластическая маска. Если это состаривание, то моделируются естественные морщины. Нужно ориентироваться на форму лица и на подвижность лица актера. Для этого актер обязательно должен прийти к нам на встречу. На этой встрече мы смотрим, какие конкретно у него места в старости будут более проявлены. У кого-то более подвижные глаза, у кого-то область носогубных морщин, у кого-то — подвижный подбородок. Понятно, что именно он будет провисать в старости. Мы учитываем все индивидуальные факторы.

Мария Ковтун на съемках фильма «Zoufalé ženy delají zoufalé věci» / Фото: Herminapress
Мария Ковтун на съемках фильма «Zoufalé ženy delají zoufalé věci» / Фото: Herminapress

Потом из специального грим-пластилина на слепке лица клеится маска. Затем на эту маску делают гипсовый негатив. Этот слепок покрывается большим слоем гипса. Обычно эти слепки весят до пяти килограмм в зависимости от размера лица и высоты маски. У масок состаривания не такой вес. У маски монстра, если это большая маска, вес будет совсем иной.

Из этого негатива потом отливается маска. Обычно она либо из силикона, либо желатина. Желатин — это бюджетный вариант, силикон — более качественный, более дорогой. Редко у какого фильма на него хватает бюджета.

Мария Ковтун на съемках фильма «Zoufalé ženy delají zoufalé věci» / Фото: Herminapress
Мария Ковтун на съемках фильма «Zoufalé ženy delají zoufalé věci» / Фото: Herminapress

При помощи этого негатива туда заливают материал и накрывают позитивом, слепком лица актера. Далее это все выдавливается и остывает. Если это силикон, то он обычно застывает сам по себе — где-то часа два. Если это маска какого-то монстра, то все это заливается совершенно другим материалом. Ее потом еще надо высушивать при высоких температурах. Но это уже нюансы.

Фактически мы уже получили маску. Но это экспресс-вариант. Все негативы и позитивы должны еще просыхать определенное время. Для силикона надо, в зависимости от плотности и размера маски, три-пять дней сушки. Иначе материал просто развалится или же не застынет и просто-напросто поплывет в процессе накладывания.

— Есть ли у масок состаривания что-то общее с другими техниками?

— В принципе, и у эффекта состаривания, и у эффекта проламывания технологии похожи. Если мы говорим о проламывании головы, то логично, что делается слепок головы, а не слепок лица. Если это какой-то маленький участок, тогда необязательно делать слепок конкретно актера, достаточно универсального слепка. Если брать какие-то ранки, шрамики, маленькие участки — они просто покрываются гримом. Для этого слепок не нужен, поскольку есть трансферная технология. В этом случае шрамик или ранка просто моделируются из пластилина на специальной пластиковой подложке. Негатив, опять же, заливается силиконом. Затем то, что мы получили, просто накладывается прямо на актера.

Фото: предоставлено Мариной Ковтун
Фото: предоставлено Мариной Ковтун

— Что вы можете посоветовать тем, кто хочет пойти учиться?

— Любую сферу работы в кино надо совершенно безвозмездно любить, потому что это очень тяжело. Часто это переработки, проблемы с оплатами и стресс. Но если люди понимают, зачем они это делают и искренне это любят, черпают оттуда вдохновение — тогда это их профессия.
 

Обложка: предоставлено Мариной Ковтун

 

Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Мнение

Что не так со «Спутником»: не тот «чужой», не тот прокат, не тот герой, не те детали

Мы удивились, что даже спустя месяц после выхода на стриминговых платформах блокбастер «Спутник» до сих пор смотрят и обсуждают. Почему так происходит и в чем секрет успеха картины, прикидывающейся фантастикой, а на деле являющейся драмой про всех нас вне зависимости от времени?

25 мая 8722
Обзоры

Главные сериалы лета 2020

Пандемия не остановила производство сериалов. Мы решили сосредоточиться на тех, которые сами хотим посмотреть (или уже посмотрели) и соответственно, вам рекомендуем. Максимально коротко

1 июня 3655
Практика

Приемы: Общий план

Общий план — один из старейших и самых очевидных киноприемов, с которым все не так просто. Разбираемся в его разновидностях, смыслах и особенностях использования

27 мая 2447
Слова

Илья Аксенов: «Сериал „Мир! Дружба! Жвачка!“ набирал обороты, чтобы потом ударить по зрителю обухом»

На ТНТ идут премьерные эпизоды сериала «Мир! Дружба! Жвачка!», посвященного «лихим 90-ым». Поговорили с режиссером Ильей Аксеновым о разнице между фильмами для сервиса Premier и их телеверсиями, что такое универсальная драма и как корректно снимать то, что было в твоем детстве

26 мая 1803
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее