Практика

Мастер: Гари Олдман

Гари Олдман стал триумфатором недавнего «Оскара», а на днях отметил 60-летний юбилей. Пересмотрели его главные фильмы и выделяем несколько черт, делающих актерский стиль Олдмана столь ярким: задатки хамелеона, злодейское амплуа, эксперименты с гримом и акцентами

  • 24 марта
  • 1977
Павел Орлов

Человек-хамелеон


«Человек-хамелеон» — именно так характеризуют Гари Олдмана многие критики и коллеги-кинематографисты. Если посмотреть подряд несколько картин с участием актера, то может сложиться впечатление, что у него словно бы нет своего лица. Олдман многолик и всеяден, и как фильмография его состоит из картин разных жанров, форматов и бюджетов, так и диапазон его ролей чрезвычайно обширен. Для понимания того, насколько силен «разброс», достаточно заметить, что первой большой ролью Олдмана в кино был недотепистый скинхед, а последней (на данный момент) — премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль. Актер отмечает, что смелость в выборе образов помогает ему поддерживать интерес к работе и сохранять свежесть исполнения. А о легкости, с которой он вживается в разные характеры, Олдман говорит так: «У меня и правда есть способность к смене личин — хоть во сне могу переключаться». Простоту актерской профессии для себя он объясняет природной музыкальностью и обостренной эмоциональностью.
 
Сцена из фильма «Темные времена» (2017)

Интересно, что Олдман многолик не только на экране, но и в жизни. Кинематографисты, имевшие опыт работы и общения с ним, по разному характеризуют его как личность. В глазах одних он бунтарь, тогда как для других — воплощение пунктуальности и ответственности. Кто-то видит в нем человека излишне резкого, а кто-то — натуру тонкую и деликатную. Вновь широкий спектр, свидетельствующий о том, что талантливого человека не уместить в общепринятые рамки.
 

«Злодей всех времен»


Впрочем, одно амплуа за Олдманом закрепилось. Благодаря череде таких нашумевших картин, как «„Дракула“ Брэма Стокера», «Настоящая любовь», «Ромео истекает кровью», «Леон», «Пятый элемент» в сознании массового зрителя актер стал ассоциироваться с различного рода злодеями. Сам он при этом долгое время видел себя комиком, поскольку до прихода в кино играл в театре в основном именно комические роли. Однако смирившись со злодейским амплуа, Олдман в одном из интервью 90-х годов даже с юмором говорил, что «занял пустовавшую нишу криминальных психопатов» и теперь ждет не дождется, когда же уже ему предложат сыграть Адольфа Гитлера. Фюрером актер так и не стал, но успел примерить другие колоритные образы: скинхедов, хулиганов, гангстеров, коррумпированных полицейских, русских террористов и даже самого Дьявола. Впрочем, злодеи у Олдмана всегда нестандартные. Во-первых, актер наделяет своих героев не только демоническими чертами, но и трагическими или комическими. Его граф Влад Цепеш в «Дракуле» — фигура сложная, вызывающая наряду с ужасом сочувствие. А торговец оружием Зорг из «Пятого элемента», хоть и безусловный злодей, но злодей карикатурный и потому смешной.
 
Сцена из фильма «Пятый элемент» (1997)

Вторая особенность олдмановских негодяев — актер играет не столько зло, сколько обаяние зла. Каким бы мерзавцем Олдман не представал на экране, в его герое всегда есть что-то, что заставляет вновь и вновь мысленно обращаться с нему с невольной симпатией. Одна из причин этого заключается в том, что Олдман всегда явно играет с удовольствием и неминуемо снабжает своего героя частичкой личной харизмы. Впрочем, иногда актер сетует, что ему «порядком надоело играть всяких засранцев», и добавляет, что не прочь поучаствовать даже в романтической комедии.
 

Жизни замечательных людей


Хамелеонские способности Олдмана определили большое количество биографических картин в его фильмографии. Раз Олдман может быть кем угодно, то почему бы ему не перевоплощаться в реальных всем известных людей. Но вновь удивляет разброс образов. Взять, например, музыкантов. Олдману довелось сыграть дикую легенду панк-культуры, басиста Sex Pistols Сида Вишеса в «Сид и Нэнси», а спустя несколько лет — предшественника романтизма Людвига ван Бетховена в «Бессмертной возлюбленной».
 
Сцена из фильма «Бессмертная возлюбленная» (1994)

Он также был английским драматургом-гомосексуалом с трагической судьбой Джо Ортоном, предполагаемым убийцей Джона Кеннеди Ли Харви Освальдом, криминальным двойником Элвиса Пресли. А недавно копилка его образов пополнилась сэром Уинстоном Черчиллем в «Темных временах». Как все мы знаем, именно эта работа была оценена долгожданным «Оскаром».
 

Мастер второго плана и эпизода


В обширной фильмографии Олдмана (почти восемь десятков картин) не так уж много ролей первого плана. Его основной хлеб и почти все самые известные роли — это второй план и эпизоды. Например, это может быть помощник главного героя, вроде комиссара полиции Джеймса Гордона в фильмах Кристофера Нолана о Бэтмене. Или персонаж, появляющийся всего на несколько минут, как зловещий сутенер Дрексл Спайви в «Настоящей любви».
 
Сцена из фильма «Настоящая любовь» (1993)

Однако чем меньше времени отведено персонажам Олдмана, тем зачастую ярче они оказываются. «Не беда, что роль маленькая! — говорит актер. — Главное — она должна быть заметной». Олдман вообще не видит особой разницы между главным ролями и второстепенными. «Все роли важны», — утверждает он.
 

Метод Станиславского


В седьмом сезоне «Друзей» Гари Олдман сыграл чудаковатого артиста-перфекциониста. По всей видимости, это была самоирония по поводу привычки к скрупулезной подготовки к ролям и стремлению максимально вжиться и пропустить через себя предлагаемый образ. Работа Олдмана — это система Станиславского в действии. Приведем несколько примеров того, как актер входит в образ. Для роли Ли Харви Освальда в «Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе» он общался с родственниками стрелка, что помогло лучше понять персонажа и сделать его живым и трагическим. Для «Навострите ваши уши» он несколько месяцев изучал книги и дневники своего героя, драматурга Джо Ортона. Превращаться в Дракулу Олдману помогал гроб, который актер хранил у себя дома и в котором проводил время подготовки. Играя Сида Вишеса в «Сид и Нэнси», Олдман подружился с героинщиками и освоил репетруар панк-рокера. Более того, чтобы больше соответствовать образу наркомана, актер специально похудел на пятнадцать килограмм, из-за чего съемки закончились госпитализацией.
 
Сцена из фильма «Гарри Поттер и Орден Феникса» (2007)

И еще один любопытный пример со стороны соавторов Олдмана. Дэниэл Рэдклифф рассказывал, как на съемках одной из эмоциональных сцен фильма «Гарри Поттер и Орден Феникса» Олдман помог молодому актеру войти в нужное состояние: «Он спросил, не буду ли я против, если он до меня дотронется. Я подумал, что он собирается меня обнять, но вместо этого он схватил меня и секунд тридцать тряс и кричал. Потом медленно отпустил, а я начал плакать. Все это было очень странно, но Олдман это сделал, потому что знал, что это сработает».
 

Эксперименты с гримом


Гари Олдман известен своей готовностью к экспериментам с пластическим гримом и прическами. Его самые впечатляющие внешние преображения можно увидеть в «Настоящей любви». «Дракуле», «Ганнибале» и «Темных временах». Для крохотной роли в «Настоящей любви» актер сам сделал себе косички и искусственный глаз, а также сходил к дантисту, сделавшему соответствующий протез. В «Дракуле» Олдман меняет несколько жутких образов, каждый из которых требовал многих часов в кресле гримера. В «Ганнибале» благодаря слоям обезображивающего грима перед актером встала сложнейшая задача играть только глазами и голосом. А работа художника по гриму в «Темных временах», наряду с работой Олдмана, была оценена «Оскаром». Кстати, превращению в Черчилля, мало похожего на него актера мы посвятили целую статью.
 

Подражание акцентам и диалектам


Если вы смотрите фильм с Гари Олдманом, настоятельно рекомендуем отказаться от дубляжа или закадрового перевода и включить субтитры. Дело в том, что Олдман — один из тех немногих актеров, кто способен в совершенстве воспроизводить любые акценты и диалекты, и почти в каждой картине он это мастерство демонстрирует. Будь его герой англичанином, американцем, немцем или русским любого социального происхождения — неважно. По словам Олдмана, его мастерство копирования акцентов сформировалось благодаря двум вещам: постоянной практике и природному дару. С одной стороны, ему помогает от природы чуткий слух и внимательность к разговорной речи, а с другой — на этапе подготовки к роли актер тщательно прорабатывает манеру произношения. Например, чтобы воспроизвести в фильме «Состояние исступления» акцент ирландца-выходца из нью-йоркской Адской Кухни, Олдман шесть недель слушал записи жителей района и занимался со специалистом по диалектам.
 
Сцена из фильма «Состояние исступления» (1990)

Олдман говорит о работе над акцентами так: «...у всех акцентов есть определенная музыка, свои уникальные вибрации. Надо только ухватить это. Поймать, так сказать, волну». Единственная проблема — порой Олдман так свыкается с приобретенным акцентом, что потом требуются специальные занятия, чтобы вернуться к своей родной речи.
 

Обложка: Гари Олдман на 90-й церемонии вручения премии «Оскар» / Michael Baker / A.M.P.A.S.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Практика

Скрытый смысл в монтажной фразе

Диалоги, акценты на деталях, метафоры, ассоциации, ритм и рефрен — разбираемся, как с помощью монтажа в кино выражают скрытые смыслы 

  • 26 ноября
  • 3417
Практика

Как это снято: «Список Шиндлера»

К 25-летию «Списка Шиндлера» вспоминаем создание картины и разбираемся, почему она до сих пор остается одним из самых сильных киновысказываний о войне и как лента едва не стала последней в карьере Стивена Спилберга

  • 30 ноября
  • 3320
Практика

Концерт «Ночных снайперов»: как снять масштабное шоу на 15 камер

Вместе с командой Firecat Films погружаемся в нюансы съемки стадионного концерта «Ночных снайперов» в «Олимпийском»: набор камер Canon, схема их расположения и специфика работы оператора-постановщика, стедикамщика и оператора Robycam

  • 29 ноября
  • 2810
Практика

Как не нарушить правило 180 градусов

Случайная ошибка ведет к большим проблемам на съемках. Вот несколько советов, как этого избежать

  • 4 декабря
  • 2332
Практика

30 правил режиссуры Ларса фон Триера

К выходу «Дома, который построил Джек» перекопали десяток интервью великого и ужасного Ларса фон Триера в поисках его правил и принципов работы в кино: о провокации, поиске сюжетов, работе с актером, импровизации, самоограничениях и алкоголе на площадке

  • 6 декабря
  • 2235
Практика

Что нужно учитывать, выбирая ткань для кинокостюма

Несколько полезных советов от художника по костюмам Ирины Жигмунд о пластических свойствах материала и нестандартном мышлении

  • 26 ноября
  • 1925
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее