Слова

Основные сложности при съемке на хромакее

Неравномерное освещение фонов, проблемы реалистичности и взаимодействие с CGI-цехом: российские операторы рассказали о задачах, возникающих при кеинге по цвету и том, как их решать

  • 14 марта
  • 6042
Петр Скопин

Всеволод
Каптур

(«Хардкор», сериалы «Краткий курс счастливой жизни» и «Школа»)
Иван
Поморин

(cериалы «Блиндаж», «Ласточкино гнездо», «Сделано в СССР» и «Пятая группа крови»)
Михаил
Хасая

(«Блокбастер» и «Притяжение», документальный фильм «Кольцо мира»)
Максим
Осадчий

(«Легенда о Коловрате», «Дуэлянт», «Сталинград»)
Татьяна
Колядко

(«Охотники»)
Игорь
Гринякин

(«Движение вверх», «Викинг», «Территория»)
Алексей
Куприянов

(«Ночные стражи», «Газгольдер: фильм»)

Главная проблема при хромакейной съемке — непонятно, какой фон в итоге подложат на постпродакшне. Поэтому оператору порой сложно предположить, какой ставить свет. Недавно я работал на проекте, где на хромакей снималась сцена, где герои едут в машине. В тот момент было непонятно: то ли свет в итоге будет как в солнечный день, то ли, наоборот, — как в пасмурный. Мы должны были принять определенное решение, сделать ставку, а это, собственно, всегда неприятно. В результате мы сняли сцену так, как будто действие происходит в солнечный день. Решение вопроса, каким образом будет использоваться хромакей при съемке, должно лежать не только в плоскости операторской профессии; этот момент должен выкристаллизовываться в сотрудничестве оператора с CGI-департаментом.

Чтобы решить задачу равномерного освещения, я использую приложение Green Screener. Это, на мой взгляд, самый правильный и хороший помощник в процессе освещения зеленого экрана. В интерфейсе приложения есть три кнопки, которые можно переключать в зависимости от уровня производства. При «высоком» уровне приложение очень внимательно следит за перепадом света на хромакее, а на «низком» оно менее придирчиво. Это очень удобно.


Всеволод Каптур и Сергей Валяев на съемках фильма «Хардкор» / Фото: STX Entertainment

И еще одно. Самая большая хромакейная рама, которую можно найти в московских ренталах, по размеру составляет 20 футов. Это около шести метров. К тому же в Москве много хромакейных рам такого размера найти сложно, поэтому итоговая площадь, которую можно перекрыть зеленым экраном, достаточно небольшая. К слову, на сайте Grip Rigs я видел презентацию интересного изобретения: американцы придумали хромакейную стену — некое подобие детского батута в форме огромного паралеллепипеда, который накачивается воздухом; в результате у оператора и группы есть возможность за очень небольшое время построить огромную площадь хромакея. Можно, например, перекрыть 50 квадратных метров пространства на крыше хромакеем — никаких проблем! Здорово, когда есть такие технические возможности, но в нашем кино практически нет настолько масштабных проектов, которые могли бы позволить себе бюджеты для осуществления подобных нововведений.

В процессе вашего взаимодействия с цехом художников по костюмам критически важно понимать, как сделать так, чтобы цвета костюма не пересекались с хромакейными. Если на смене имеется только зеленая хромакейная рама, а сам актер одет в зеленое — тогда это, конечно, проблема: придется идти в рентал за синей рамой. Но синего в одежде у нас и так много — это майки, джинсы и пиджаки. Поэтому вам всегда лучше иметь двухсторонний, сине-зеленый хромакей.
И конечно, при проведении комбинированных съемок нельзя ставить в приоритет чисто технические задачи. К примеру, чтобы снять натурную Москву 60-х или 70-х годов в наши дни, вам надо выстроить мизансцену в городе таким образом, чтобы актеры не пересекали пространство хромакея. Но пространства хромакея всегда ограниченны, поэтому ограниченной станет и ваша мизансцена. «Техническое» решение подобного рода может сильно ограничить визуальные и драматургические возможности режиссера; и в результате картина серьезно пострадает. Вердикт: на первом месте всегда должны стоять вопросы драматургии.
К списку спикеров

Обложка: на съемках  фильма «Легенда о Коловрате» (2017) / «Централ Партнершип»


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Обзоры

5 приложений для современного кинопроизводства

Кинематограф встречает технический прогресс — несколько приложений способных если не полностью изменить, то заметно облегчить подход к производству фильмов и видео

  • 8 июля
  • 3438
Практика

Как это снято: «Армагеддон»

Минуло двадцать лет как Майкл Бэй попытался в очередной раз уничтожить человечество, а Брюс Уиллис в очередной раз его спас. Вспоминаем, как мастер жирного голливудского блокбастера обрушивал на Землю гигантский астероид: рытье ям в павильонах Disney, пулеметный монтаж, анаморфотная оптика и пироманьячество

  • 7 июля
  • 2754
Мнение

Пудры и кисточки не хватит: почему современный киногрим уступает советскому 

Светлана Мельчикова, художник по гриму с 33-летним стажем, размышляет о состоянии современной российской киноиндустрии и предлагает взглянуть на советскую классификацию, по которой можно точно определить, готов ли гример взять на себя сложный проект

  • 9 июля
  • 2732
Практика

Как ProRes RAW может изменить кинопроизводство

Семейство кодеков Apple ProRes RAW, по обещаниям разработчиков, должно быть высокопроизводительным, а файлы будут занимать мало пространства на жестком диске. Но возможно ли все преимущества ProRes перенести на рабочий процесс RAW?

  • 6 июля
  • 2540
Практика

4 совета по съемке черно-белого изображения

При черно-белой съемке меняются правила освещения, ставшие уже привычными в эру цветного кино и видео. Оператор Джастин Джонс объясняет базовые принципы подобной стилизации

  • 6 июля
  • 2368
Практика

Как снимать визуально интересные видеоинтервью

Почти любой оператор проводит за производством интервью внушительную часть карьеры. И здесь, как и везде, нужны правильные инструменты. Оператор Бенджамин Холланд поделился своими советами о том, какие аксессуары могут здесь понадобиться, и, самое важное, — как ими пользоваться

  • 9 июля
  • 2102
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее