Слова

Как выбраться из творческого кризиса после нескольких неудачных лет: Дункан Джонс о фильме «Немой»

Режиссер «Луны 2112» и «Исходного кода» рассуждает о состоянии современной студийной системы, объясняет, почему без Netflix он никогда не смог бы воплотить проект, на который ушло 16 лет его жизни, и защищает «Варкрафт»

  • 10 февраля
  • 2319

Последние несколько лет были для Дункана Джонса не самыми простыми. Он потратил три с половиной года на производство «Варкрафта», дорогого и амбициозного фентези, не сумевшего привлечь американскую аудиторию. По словам режиссера, это был ужасный опыт. Джонс потерял своего отца, Дэвида Боуи, в 2016 году. В 2017 умерла Мэрион Скин, женщина, которая, по словам Джонса, буквально его вырастила. Подобные события обычно приводят к серьезным последствиям. Так Данкан Джонс осознал, что пришло, наконец, время снять фильм «Немой» — проект, который он пытался осуществить уже 16 лет.
 
Трейлер фильма «Немой» (2018)

После знакомства с «Немым» становится понятно, почему фильм было так сложно запустить в производство, даже несмотря на опыт Джонса, в фильмографии которого — обласканные критиками и зрителями «Луна 2112» и «Исходный код». Действие картины происходит в той же вселенной, что и события «Луны», но это далеко не то кино, за которое стали бы хвататься традиционные студии. Часто от режиссеров можно услышать, что у них не было другого выхода — только снимать фильм или продать его на какой-либо стриминговый сервис. В случае же с «Немым» Джонс твердо уверен, что без Netflix проекта бы не существовало.

Кадр из фильма «Немой» (2018) / Фото: Netflix
Кадр из фильма «Немой» (2018) / Фото: Netflix

На первый взгляд фильм во многом похож на «Бегущего по лезвию», но сходство это только эстетическое. На самом деле у «Немого» гораздо больше общего с «Военно-полевым госпиталем М.Э.Ш.» Роберта Олтмена. Александр Скарсгард играет Лео, бармена в футуристическом Берлине, потерявшего способность говорить после несчастного случая в детстве. Он ищет свою пропавшую девушку и по ходу действия ему приходится общаться со множеством преступников, населяющих город.

— О «Немом» мы слышали уже достаточно давно.

— Я пытался его снять 16 лет, так что да, прилично.

— Почему так долго?

— Это мрачное, странное кино.

— Да, очень.

— С таким проектом нельзя прийти на студию и ждать, что с тобой подпишут контракт. Такие фильмы там обычно не делают. Мне кажется, за последние 16 лет в индустрии наступил период, когда странные фильмы, не малобюджетные, но при этом не блокбастеры, просто исчезли. Теперь же у нас появились Netflix и Amazon — кажется, даже Apple принялась снимать кино — которые это как-то компенсируют. Они позволяют режиссерам делать кино, которое не подходит большим студиям. Так что за это нужно сказать спасибо Netflix.

— Сложно представить, как вы приходите на встречу с руководителем студии, и он вас спрашивает: «Что-что, простите, делает персонаж Джастина Теру?»

— (смеется) Вы только осторожнее с этим интервью, не раскрывайте слишком много подробностей. Но да, в этом фильме множество деталей, которые делают его именно таким, какой он есть, и большой студии было бы сложно объяснить, для чего это там. Он больше похож на триллер из 70-х, он такой же мрачный. Есть отличный фильм Пола Шредера «Жесткач», у него похожая атмосфера. Я стремился к чему-то подобному, а еще к юмору «М.Э.Ш.а» Роберта Олтмена.

Кадр из фильма «Немой» (2018) / Фото: Netflix
Кадр из фильма «Немой» (2018) / Фото: Netflix

— Кактус Пола Рада — это Ястребиный глаз, а Дак Джастина Теру — это Ловец...

— Да. Я просто обожаю этот фильм. Это моя самая любимая комедия. Только Эдгару Райту не говорите. Но как бы мне ни нравился «М.Э.Ш.» и отношения между «Ловцом» Джоном «Ястребиным глазом» Пирсом, все же они жестокие люди. Очень-очень жестокие. Мне всегда казалось, что им все сходит с рук только из-за положения дел вокруг, из-за войны и людей, которым они стараются помочь. Но если уж они выбрали кого-то в качестве жертвы — то держись. Мне стало интересно: а что, если эти двое станут злодеями?

— Так что после Корейской войны они вышли на черный рынок и начали заниматься пытками.

— Точно.

— Сперва мы даже хотим их полюбить. Нас ведь учили, что такие персонажи должны нравиться.

— Конечно. У нас есть определенные ожидания, но по ходу действия мы понимаем: «Так, кажется, я бы не хотел общаться с этими ребятами». Ты слой за слоем начинаешь анализировать их образ, а потом тебя осеняет: «И почему мне они нравились?». Мне хотелось, чтобы зрители это почувствовали.

Кадр из фильма «Немой» (2018) / Фото: Netflix
Кадр из фильма «Немой» (2018) / Фото: Netflix

— Большинство зрителей не увидят «Немого» в кинотеатре. Фильм ощущается как конец эпохи. Чем-то похоже на ситуацию, если бы «Пятый элемент» никогда не показали на больших экранах.

— Это очень тяжело. Были времена, когда среднебюджетное кино поддерживали независимые ответвления больших студий. Они могли профинансировать проекты с бюджетом в 20-40 миллионов долларов. А теперь этого нет. Теперь за это принялись Amazon, Netflix, Apple. И я им за это бесконечно благодарен, потому что это площадки для «других» фильмов. Это большой плюс. Минус в том, что тебе нужно играть по их правилам. Мне больно думать, что у фильма никогда не будет большой премьеры, его никогда не покажут на больших экранах, не будет даже DVD и Blu-Ray. Но если бы Netflix не взялся за проект, его бы просто не было. Это правда.

— То есть, у «Немого» не будет Blu-Ray-издания?

— Кажется, Netflix еще ни разу не выпустил ни одного своего оригинального фильма на Blu-Ray. Они могут выпускать на дисках сериалы, потому что это стимулирует зрителей заплатить за подписку на сервис, чтобы посмотреть новый сезон. Но подобная модель не работает для полнометражных фильмов. Если у тебя нет подписки, то и фильм ты не посмотришь. Зачем им продавать диски? Это вполне логично, но меня, конечно, бесит.

Кадр из фильма «Немой» (2018) / Фото: Netflix
Кадр из фильма «Немой» (2018) / Фото: Netflix

— Если бы вы решили снять «Луну» и «Исходный код» сегодня, были бы это Netflix-фильмы?

— «Луна» была настолько малобюджетной, что мы смогли бы снять ее без студийного вмешательства. Мы бы собрали деньги при помощи нескольких инвесторов, с которыми познакомились за последние годы. После мы бы продвигали фильм по старой модели. Отправили бы на фестивали и, возможно, так нашли бы зрителя. С «Исходным кодом» все сложно. Думаю, он бы мог заинтересовать какую-нибудь студию. Все-таки это достаточно массовая история, которая может привлечь аудиторию, хотя и достаточно странная. Наверняка студийные чиновники убедили бы себя, что, взявшись за «Исходный код», они сделали очень смелый шаг. А ведь, на самом деле, это просто дешевое попкорновое кино. Думаю, «Исходный код» такой и есть. «Немой» бы никогда не прошел через студийную систему.

На съемках фильма «Исходный код» (2010) / Фото: Jonathan Wenk / Summit Entertainment
На съемках фильма «Исходный код» (2010) / Фото: Jonathan Wenk / Summit Entertainment

— Вы говорили, что на «Немого» сильно повлиял «Бегущий по лезвию». Наверняка это очень странно: на проект ушло так много сил, что к «Бегущему» уже успели снять сиквел.

— Да, очень странно. Но, учитывая, сколько я времени потратил на фильм, он начал жить своей жизнью, так что все то, что шло от «Бегущего» стало достаточно поверхностно. В остальном это не «Бегущий по лезвию». Как я уже говорил, это триллеры 70-х, это «Жесткач» Пола Шредера, это «Полевой госпиталь М.Э.Ш» Роберта Олтмена, это «Выстрел в упор» Ли Марвина. Это основные референсы. Может быть, еще «Касабланка».

— Странно, что за эти годы вам удалось снять только четыре полнометражных фильма.

И не говорите. Меня это просто убивает.

На съемках фильма «Луна 2112» (2009) / Фото: Sony Pictures Classics
На съемках фильма «Луна 2112» (2009) / Фото: Sony Pictures Classics

— Что вы планируете делать дальше? Понравилось ли вам работать над большим студийным проектом, когда вы снимали «Варкрафт»? Фильм хорошо себя показал на международном рынке, но в домашнем прокате успеха не достиг. Чем бы вам хотелось заниматься?

— Я не знаю. Тут все сложно. По поводу «Варкрафта» у меня очень противоречивые чувства. Все, кто его делал — преданные фанаты, они хотели, чтобы фильм стал успешен. Большинство руководителей департаментов играли в оригинальную игру. Для нас все это было серьезно. То, что картина не показала себя в Штатах, как мы на то надеялись, было для нас просто ужасно. Но я от нее не отрекаюсь. Да, фильм неидеальный, но это хорошее фэнтези-кино. Думаю, постепенно люди находят «Варкрафт», начинают его ценить. Кажется, в ближайшее время мы вряд ли снимем еще один. А что касается больших студийных проектов, не знаю, хватит ли меня на еще один после всего этого. Но в то же время я хочу работать в индустрии. Так что я еще стараюсь понять, каким должен быть следующий шаг.

На съемках «Варкрафт» (2016) / Фото: Universal Pictures
На съемках «Варкрафт» (2016) / Фото: Universal Pictures 

Съемки «Немого» стали для меня своего рода терапией после трех лет «Варкрафта», после тяжелых лет, когда умер мой отец и женщина, которая меня вырастила. Сейчас я не то, чтобы потерян. У меня есть несколько идей, но я еще не знаю, что предпринять дальше. Я сделал проект для себя, нужно ли мне теперь снять что-то «для них»? Нужно ли выбрать что-то студийное или попробовать видоизменить так, чтобы это уместилось в рамки блокбастера, стало доступнее? Не знаю. Я еще пытаюсь решить. <...>

Кроме того, в память о том, чему меня учил отец, я стараюсь быть смелым и быть верным себе. Мне бы не хотелось браться за очередные «Звездные войны» просто потому, что у меня есть такая возможность. Если бы я на это решился, то именно потому, что захотел, а не потому, что от меня этого ждут.

Источник: uproxx.com
 

Обложка: кадр из фильма «Немой» (2018) / Netflix

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Слова

Ватные шарики, пищевая пленка и беззастенчивый композитинг: оператор Тристан Оливер об «Острове собак»

Почему в новом фильме Уэса Андерсона так много кадров с хромакеем, что собой представлял обычный съемочный день и как анимировать пыль и воду — подробный рассказ с разбором отдельных кадров

  • 13 мая
  • 4031
Слова

Что читать оператору: советы профессионалов

Нильсен и Да Винчи, Дыко и Медынский, журнал American Cinematographer и сборники Camerimage: российские операторы-постановщики о самых полезных книгах в профессии

  • 16 мая
  • 3871
Слова

«Искусство нельзя делать технически — это не сантехника»

Как сделать свое кино группой из двух человек, с бюджетом ноль рублей, имея только фотоаппарат и смартфон, но при этом попасть в основной конкурс ММКФ — рассказывает актриса и певица Ян Гэ на примере своего яркого режиссерского дебюта «Ню»

  • 14 мая
  • 3053
Практика

Как яркие участки кадра выдают «цифровое» изображение и можно ли с этим справиться 

Как яркие участки изображение влияют на его кинематографичность: режиссер, оператор и основатель студии Creative Rebellion — о неочевидных способах выдать цифровые кадры за пленочные

  • 15 мая
  • 2907
Практика

На какие камеры снимали фильмы 71-го Каннского кинофестиваля: конкурсные ленты

Лучшие мировые операторы рассказывают, как они создавали визуальный стиль фильмов, которые попали в этом году в Канны

  • 18 мая
  • 2590
Практика

«Бонни: русский рекорд на соляном озере»: как снять документальный фильм и попасть на Discovery 

Canon 5D Mark III, запрет на съемку в США и судьбоносный репост в Facebook: руководитель продакшена ScriptShotSound и режиссер фильма «Бонни: русский рекорд на соляном озере» Дмитрий Бобров – о создании картины и взаимодействии с телеканалом Discovery Channel

  • 14 мая
  • 2489
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее