Тенденция

Будущее виртуальной реальности после сделок «Сандэнса»

В этом году на фестивале «Сандэнс» удалось заключить сразу два крупных соглашения о продаже VR-контента. Что это значит для индустрии в целом и станет ли виртуальная реальность массовым явлением в ближайшие годы?

  • 8 февраля
  • 1338

Пока некоторые жалуются, что в этом году на «Сандэнсе» было немного крупных продаж, другие наблюдают за сдвигами в сфере кино в виртуальной реальности: в 2018 году случилось первое крупное приобретение VR-проекта. Как сообщают некоторые источники, за VR-сериал «Сферы» (SPHERES: Songs of Spacetime) компания CityLights заплатила семизначную сумму. Проект срежиссировала Элиза МакНитт, в нем звучит закадровый голос Джессики Честейн, а исполнительным продюсером выступил Даррен Аронофски.



Спустя несколько дней на «Сандэнсе» впервые продали документальный VR-фильм. Компания Dogwoof приобрела картину Zikr: A Sufi Revival режиссера Габо Ароры. Это 15-минутный интерактивный эксперимент, который с помощью музыки и танцев переносит до четырех участников одновременно внутрь суфийских танцевальных ритуалов. Помимо показа проекта в конкретных локациях, сделка включает в себя финансирование онлайн-версии, которая позволяет подключаться к проекту сразу нескольким участникам.
 

Как смотреть VR: LBE и домашние системы


С момента, когда в секции New Frontier появился первый VR-фильм («Голод в Лос-Анджелесе» Нонни де ла Пенья), прошло шесть лет. Все это время к формату относились с пониманием, но довольно прохладно. Недавние сделки, однако, могут стать началом чего-то большего: покупатели готовы тратить значительные средства, среди них есть дистрибьюторы, ранее работавшие с более традиционными проектами.

Кадр из фильма «SPHERES: Songs of Spacetime» (2018) / Фото: Sundance Institute
Кадр из сериала SPHERES: Songs of Spacetime (2018) / Фото: Sundance Institute

Да, CityLights основана, фактически, только что, и собирается выпустить «Сферы» на VR-платформах (сначала на Oculus Rift, затем — на остальных), но Dogwoof — это английские дистрибьюторы с 14-летним стажем, которые, к тому же, уже присутствовали на «Сандэнсе» с фильмом «Вествуд: Панк, икона, активистка». Dogwoof приобрела Zikr через недавно основанную компанию Other Set, специализирующуюся на VR.

Арора рассчитывает, что фильм будет доступен как на домашних VR-системах, так и в LBE (location based entertainment) — локациях, вроде музеев и арт-площадок.

В этом году LBE стало ключевым словом секции New Frontier. Да, определение может относиться к инсталляции в музее, однако наиболее интересным здесь кажется появление современного аналога зала игровых автоматов. Фактически, то же самое делала игровая индустрия, пока домашние консоли не эволюционировали в достаточной степени.

На демонстрации проекта VR_I в рамках секции New Frontier фестиваля «Сандэнс» — 2018 / Фото: Cie Gilles Jobin / Sundance Institute
На демонстрации проекта VR_I в рамках секции New Frontier фестиваля «Сандэнс» — 2018 / Фото: Cie Gilles Jobin / Sundance Institute

«New Frontier — это LBE-проект сам по себе. Он всегда был таким. Многие авторы, которые показывали тут свои работы, затем стали сотрудничать с подобными центрами, — сказала Шари Фрайлот, главный куратор секции. — Людям нравится ходить в такие заведения в большой компании, чтобы увидеть что-то новое и захватывающее, что им раньше было недоступно».
 

New Frontier также создала модель монетизации для VR-контента благодаря залу The Box. Он использует технологию синхронизации видео в формате 360 градусов, разработанную компанией Two Bit Circus. Благодаря этому в зале можно смотреть VR-контент одновременно на 40 шлемах виртуальной реальности. Фрайлот и New Frontier экспериментировали с синхронизированными просмотрами и раньше, показывая работу Линетт Уолворт Collisions сразу 250 людям в Египетском театре.

Фрайлот заметила, что LBE могут помочь преодолеть проблему, которая сейчас касается всей VR-индустрии: страх. «В самом походе в LBE, где есть компетентные люди, которые могут вам помочь, если возникнет какая-то проблема, есть что-то привлекательное. Это должно помочь общей ситуации».
 

Что привлекает зрителя


Реакция Голливуда на развивающийся VR-рынок разнилась от смущенного равнодушия до осторожного оптимизма. Никто не хочет упустить что-то важное, но никто еще не понял, что со всем этим делать, а главное — как на VR заработать деньги. Сделки «Сандэнса», конечно, интересны сами по себе, но важно отметить, что в обоих проектах во главе угла стоит повествование, а не известный бренд.

Кадр из фильма «Zikr: A Sufi Revival» (2018) / Фото: Sundance Institute
Кадр из фильма Zikr: A Sufi Revival (2018) / Фото: Sundance Institute

На создание Zikr Арору вдохновили наблюдения за суфийскими ритуальными танцами, которые помогли ему преодолеть свои предубеждения перед исламом. Режиссер рос в индуизме и его семья испытывала дискриминацию со стороны мусульман. Zikr он задумал как способ показать, как сердца и души могут измениться, стоит людям познакомиться с другой культурой. О работе с Dogwoof он говорит так: «Это первый шаг к тому, чтобы объединить силы и сделать что-то, что никогда не делали».

Фред Волуер, сооснователь компании интерактивных развлечений Atlas V, участвовавшей в производстве «Сфер», сказал, что продажа сериала лишь подтверждает то, что он знал до этого: VR отлично себя чувствует. «Мы часто слышали противоречащие друг другу истории о VR-рынке, студиях, которые закрываются, людях, переживающих за свою работу. Я был очень удивлен, ведь мы как раз занимались продажей „Сфер“, еще до „Сандэнса“. Мне так хотелось написать: „Это нечестно — говорить, что не работает весь рынок, когда речь идет всего лишь о двух конкретных компаниях“. Можно сказать, что VR переживает расцвет, поскольку в этом году на „Сандэнсе“ было столько замечательного контента».

Кадр из фильма «SPHERES: Songs of Spacetime» (2018) / Фото: Sundance Institute
Кадр из фильма SPHERES: Songs of Spacetime (2018) / Фото: Sundance Institute

Даррен Аронофски, чья компания Protozoa Pictures поучаствовала в создании «Сфер», рассказал, что его в проекте привлекло сочетание повествования и науки. Режиссера впервые заинтересовала виртуальная реальность в 90-х годах, когда он встретил Джарона Ланье — ученого, который и ввел это понятие. «Все это было очень захватывающе, но я на долгое время погрузился в кинематограф, — рассказал Аронофски. — Ко мне поступали предложения, но я был слишком занят нарративными фильмами, так что просто не мог этим заниматься».

По словам Аронофски, Protozoa помогла МакНитт сделать ее историю крепче. Подобная помощь подобна предварительной оплате. «Мне нравится заниматься продюсированием, помогать молодым кинематографистам. Я помню, как сам когда-то не мог снимать и мечтал, что мне кто-то поможет, — говорит он. — Элиза — потрясающий человек, полный энергии и драйва. Мне нравится связь между повествованием и наукой, которую она нашла. Для меня главное было творчески ее поддержать, и я был очень удивлен, когда проект удалось продать».
 

МакНитт вспоминает, что сначала была против того, чтобы добавлять классическое повествование в свой фильм: «На первой встрече меня спросили: „Каков здесь путь героя?“ Сперва я сопротивлялась и говорила: „Слушайте, это VR, здесь все по-другому“. Но они помогли мне осознать, что путь героя есть и здесь, что герой — это ты, и именно ты его проходишь. Я рада, что нашла Protozoa и увидела, насколько сильно они верят в науку и повествование».
 

В чем выгода VR?


Внимание покупателей вселяет оптимизм в VR-сообщество, но, в то же время, меняет разработку контента. Теперь, когда индустрия относится к виртуальной реальности серьезно, разработчики и авторы должны понять, как представлять свои проекты в Голливуде, где работают совсем другие правила.

«Вспомните, как развивалась литература, музыка и кино. Все начиналось с авторских работ, потом на их основе создавали целую индустрию, рабочие места и блокбастеры», — говорит Арно Колинар, один из основателей Atlas V, спродюсировавший как «Сферы», так и Battlescar, еще один проект из New Frontier. — В Голливуде же хотят начинать сразу с блокбастеров. На мой взгляд, здесь проблема в том, что индустрия насаждает массовое потребление и блокбастеры, убивая таким образом уникальность всей сферы. Сейчас ей нужен хороший независимый режиссер, способный рассказать историю».
Кадр из фильма BattleScar (2018) / Фото: Sundance Institute

Кадр из фильма BattleScar (2018) / Фото: Sundance Institute

Кадр из фильма BattleScar (2018) / Фото: Sundance Institute

Кадр из фильма BattleScar (2018) / Фото: Sundance Institute

Кадр из фильмаBattleScar (2018) / Фото: Sundance Institute

Кадр из фильмаBattleScar (2018) / Фото: Sundance Institute

Кадр из фильма BattleScar (2018) / Фото: Sundance Institute

Кадр из фильма BattleScar (2018) / Фото: Sundance Institute

Atlas V планирует работать с режиссерами и сценаристами без опыта в VR-индустрии, поддерживать их, предоставляя технические команды, которые будут помогать воплотить авторское видение. «Программистов сейчас много, причем очень талантливых, — говорит Колинар. — Но сейчас нам нужны рассказчики, люди со своей точкой зрения, которым есть, что сказать».
 

Кажется, фокус на истории стал основным трендом в VR. Участники всех дискуссий, посвященных виртуальной реальности (не только на «Сандэнсе», но и на SXSW и других фестивалях), признавали, что массовому принятию VR и фильмов на 360 градусов мешает отсутствие историй. Виртуальной реальности нужны рассказчики.

Райан Хорриган, бывший руководитель отдела развития в New Regency, а ныне — директор по контенту Felix & Paul Studios, работающей с VR, считает, что прошедшие сделки вселяют надежду на будущее, но еще не означают, что индустрия в целом поняла, что делать. «Возможно нас ждет нечто похожее на то, когда Netflix впервые заключил сделку на „Сандэнсе“ — последует больше продаж, в них будут участвовать больше авторов. Думаю, что мы в Felix & Paul Studios думаем примерно так же, как и продюсеры „Сфер“ и Джоел Ньютон (сооснователь CityLight) — как теперь на этом заработать деньги?»

Кадр из фильма «SPHERES: Songs of Spacetime» (2018) / Фото: Sundance Institute
Кадр из фильма SPHERES: Songs of Spacetime (2018) / Фото: Sundance Institute

Его заключение: «Правильного ответа нет. Придется много экспериментировать. Будем заниматься дистрибуцией на всех платформах. Сейчас мы присматриваемся к инди-кинематографу как примеру бизнес-модели. Мы задаем вопросы, например, как много просмотров нужно, чтобы модели дистрибуции работали? Это нужно, чтобы доказать инвесторам, что у нас есть знакомая им по киноиндустрии база. Нужно искать деньги в разных местах, взвесить все возможности».

Фрайлот заметила, что контент, вызывающий наибольший интерес — эпизодический. «Обратите внимание, что продали именно сериал, — сказала она. — Вокруг VR-сериала на базе LBE можно построить бизнес-модель. И если в вашем проекте есть известные имена, вроде will.i.am, вы соединили все это с каким-то пространством и сообществом, он станет больше, чем просто демонстрация технологии. Он превратится в целое движение».

Источник: indiewire.com
 

Обложка: на демонстрации проекта VR_I в рамках секции New Frontier фестиваля «Сандэнс» — 2018 / Cie Gilles Jobin / Sundance Institute

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Слова

«В драматургии мотивация “потому что он ее любит” недостаточна»

В чем заключается провинциализм российского кино, как не превратить современную историю в «упоротого лиса» и почему в творческом ступоре нужно обращаться в Мосэнергосбыт — к выходу молодежной драмы «Кислота» пообщались со сценаристом картины и драматургом «Гоголь-центра» Валерием Печейкиным

  • 8 октября
  • 2396
Практика

Как это снято: «Гравитация»

Пять лет назад Альфонсо Куарон отправил Сандру Буллок бороздить просторы вселенной. Причем сделал это с помощью революционных технологий и нестандартного алгоритма производства. Что для этого понадобилось: постпродакшн до препродакшна, эффект невесомости в кубе и роботизированная длиннокадровая съемка

  • 9 октября
  • 1738
Практика

Как визуально показать мысли на экране

Каким образом в кино выражают поток сознания, что такое семиотические маркеры и как понять, что на экране сон, а не реальность

  • 11 октября
  • 1459
Обзоры

Надо видеть: любимые фильмы Спайка Ли

К выходу «Черного клановца» (говорят, одного из главных фильмов года), обращаемся к списку must see картин по мнению ветерана независимого кино Спайка Ли: крепкая американская классика, «новый Голливуд», европейская запрещенка и, конечно же, «черное» инди

  • 7 октября
  • 1446
Практика

10 советов Дэмьена Шазелла начинающим кинематографистам

Дэмьен Шазелл «выстрелил» дебютной «Одержимостью», затем с рекордом штурмовал «Оскар» «Ла-Ла Лендом», а теперь выпускает третью многообещающую картину «Человек на Луне». У самого яркого молодого режиссера Голливуда явно есть чему поучиться

  • 10 октября
  • 1362
Практика

Мартин Скорсезе: «Кино нельзя называть контентом»

Фестиваль классического кино телеканала TCM опубликовал видео, в котором Мартин Скорсезе получает первую в истории награду имени Роберта Осборна и рассказывает о главных опасностях, которые поджидают кино сегодня

  • 9 октября
  • 1231
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее