Обзоры

2017 год в российском кино: блокбастеры, скандалы, дебюты и рекорды

Вспоминаем все, чем этот год войдет в историю отечественного кино: от провальных блокбастеров до ярких дебютов, от горящих кинотеатров до режиссеров, отрекающихся от своих фильмов, от кассовых рекордов до пролета с мировыми кинофестивалями


Фильмы-события


Кадр из фильма «Притяжение» (2017) / Фото: WDSSPR
Кадр из фильма «Притяжение» (2017) / Фото: WDSSPR

Не тот год назвали Годом кино. Во всяком случае, 2017-й получился и успешнее по достижениям, и просто интереснее, чем предшественник. До конкретных цифр и тенденций мы еще доберемся, а пока выделим, возможно, главное. Российское кино много лет находилось на периферии общественного внимания, но теперь вновь стало предметом широких дискуссий. Наконец-то в нашем кино закрепился феномен, о необходимости которого говорили многие, — на экраны стали выходить фильмы-события, то есть те фильмы, которых ждут, вокруг которых разгораются споры, обсуждения и даже скандалы. Конечно, подобные картины появлялись и раньше, но сейчас, очевидно, возросла регулярность. Выделим несколько типов таких фильмов-событий.
 

Блокбастеры и рекорды


2017-й для российского кино стал годом блокбастеров. Причем как в плане масштабности проектов, так и в плане сборов. На экраны подряд вышло несколько картин впечатляющего по отечественным меркам постановочного размаха и бюджета: «Викинг» (выходил в канун Нового года), «Притяжение», «Защитники», «Время первых», «Салют-7», «Матильда», «Последний богатырь» и «Легенда о Коловрате». Бюджет этих фильмов, согласно данным открытых источников, составляет от 360 млн до 400 млн рублей, за исключением «Матильды» стоимостью более 810 млн рублей и «Викинга» — 1,25 млрд рублей. Причем всем перечисленным картинам, кроме «Защитников» и «Матильды», еще и удалось превзойти свой бюджет по кинотеатральным сборам, что в отечественном кино в принципе нечастое явление, а в контексте крупнобюджетных проектов так и вовсе редкое. Тем более примечательно, что был установлен рекорд — «Последний богатырь» собрал больше 1,7 млрд рублей, став самым кассовым российским фильмом (прежде это звание принадлежало «Сталинграду»).
 
Трейлер фильма «Последний богатырь» (2017)

Впечатляет и общий бокс-офис отечественного кино. Если в 2016 году сборы составили 8,6 млрд рублей (и это был рекорд), то сейчас этот показатель возрос на 40% и уже преодолел планку в 12 млрд рублей. Доля российского кино в прокате в этом году, по предварительным данным, составит 24%. И это тоже рекорд — в предыдущие годы этот показатель колебался в районе 18%.
 

Скандалы: от протестов к террору


Наталья Поклонская / Фото: Пресс-служба Президента России
Наталья Поклонская / Фото: Пресс-служба Президента России

Как известно, политика в последнее время все глубже проникает в жизнь общества, и сфер, свободных от нее, почти не остается. Не стало исключением и кино, и 2017-й показал какие-то экстремальные способы взаимодействия политики и экрана. Выделим два скандала, которые сопровождали выход «Матильды» Алексея Учителя и кинофестиваль «Артдокфест». Протесты против «Матильды» начались еще в прошлом году. На основании одного лишь трейлера депутат Госдумы Наталья Поклонская и православное движение «Сорок Сороков» стали обвинять фильм в исторической недостоверности и оскорблении чувств верующих. По мере приближения премьеры протесты стали приобретать все более эксцентричные формы: угрозы физической расправы, нападения, поджоги. В итоге картина все-таки вышла в прокат, но вопреки предостережениям Поклонской, никакого пришествия всадников Апокалипсиса не вызвала. Более того, прокату фильма скандал тоже не помог — посещаемость его оказалась ниже ожиданий авторов.

Кадр из фильма «Полет пули» (2017) / ArtDocFest
Кадр из фильма «Полет пули» (2017) / ArtDocFest

Политическая шумиха также сопровождала фестиваль «Артдокфест». Учитывая концепцию смотра, для его организаторов это привычно, но 2017-й сумел удивить. Показы сопровождались визитами «патриотически» настроенной общественности из НОДа, несколько картин, например «Война ради мира» и «Мустафа,» были сняты с показов, а апофеозом стала история с лентой «Полет пули» режиссера Беаты Бубенец. Один из показов фильма был сорван вполне террористической по своей сути выходкой активистов движения SERB.

Как в случае «Матильды», так и в случае «Полета пули» протестующие против фильмов не утруждают себя знакомством с самими фильмами. Действительно, а зачем? Разумеется, тенденцию к насильственному воздействию на кинопроцесс мы можем оценить только резко негативно.
 

Мимо мировых кинофестивалей


На съемках фильма «Нелюбовь» (2017) / Фото: WDSSPR
На съемках фильма «Нелюбовь» (2017) / Фото: WDSSPR

Присутствие России на мировых кинофестивалях, как и в прошлые годы, оставляет желать лучшего. Мы успешно пролетели мимо основных конкурсов Берлина и Венеции, но хотя бы Андрей Звягинцев уехал из Канн с призом жюри за «Нелюбовь». Международное признание картины, кстати, на этом не заканчивается — ее номинировали на «Золотой глобус» и включили в шорт-лист «Оскара», так что будем надеяться, что 2018-й начнется триумфом российского кино. Заметим, что после нападок на «Левиафан» «Нелюбовь» авторы принципиально создавали без поддержки государства, так что Владимир Мединский, наверное, теперь локти кусает.

Кадр из фильма «Теснота» (2017) / Фото: предоставлено пресс-службой кинотеатра «Пионер»
Кадр из фильма «Теснота» (2017) / Фото: предоставлено пресс-службой кинотеатра «Пионер»

На таком фоне продолжают радовать молодые режиссеры и дебютанты. Неожиданный опыт Резо Гигинеишвили в формате психологической драмы с успехом демонстрировался в программе «Панорама» в Берлине; «Теснота» Кантемира Балагова стала фаворитом «Особого взгляда» Канн; а «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» Александра Ханта удостоился Гран-при в секции «К востоку от запада» в Карловых Варах.
 

Кино продолжает молодеть


Кадр из фильма «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» (2017) / Фото: ВГИК-Дебют
Кадр из фильма «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» (2017) / Фото: ВГИК-Дебют

Продолжим тему молодежи. 2017-й уверенно развивает сложившуюся ранее тенденцию омоложения нашего кино. Как всегда, об этом красноречиво говорит «Кинотавр». В основном конкурсе из четырнадцати картин половина — дебюты. Средний возраст режиссеров-участников составил всего 37,4 лет («моложе» «Кинотавр» был лишь в 2016 году). В прокате примерно пятая часть картин — это первые полные метры. Среди них нельзя не выделить такие мощные дебюты, как «Теснота» Кантемира Балагова, «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» Александра Ханта, «Нашла коса на камень» Анны Крайс и «Софичка» Киры Коваленко.
 

Кино без имени

 
Трейлер фильма «Черная вода» (2017)

А вот это довольно специфический тренд. Сразу несколько картин в этом году при релизе внезапно сменили имена авторов. Иногда это происходило по-тихому, и причины остаются неясными, а иногда со скандалом. Громким получился случай «Блокбастера». Снимавший картину Роман Волобуев объявил, что убирает свое имя с титров, со сцены «Кинотавра». Причиной он назвал отсутствие права финального монтажа. Тише прошли истории с двумя фильмами ужасов: Роман Каримов постарался всячески дистанциироваться от «Черной воды» (ранее он уже снимал свое имя со «Стартапа»), а при выходе «Конверта» вместо главного отечественного хоррормейкра Святослава Подгаевского в титрах оказался режиссер монтажа Владимир Марков. Под псевдонимом продолжает работать Таисия Игуменцева — в этом году вышел уже второй ее фильм, «Детки напрокат», сделанный под именем Татьяны Капитан. Наконец, комедиограф Жора Крыжовников всячески открещивается от своего участия как сценариста в проектах «Везучий случай» и «Жизнь впереди». Такая традиция, как минимум, свидетельствует о растущем разрыве между представлениями российских продюсеров и режиссеров о том, каким должно быть кино.
 

Темы и жанры: богатыри и космос, ужас и фантастика


Кадр из фильма «Время первых» (2017) / Фото: Bazelevs
Кадр из фильма «Время первых» (2017) / Фото: Bazelevs

Вряд ли возможно выделить какой-то определяющий жанр или тему 2017-го года, но несколько, скажем так, магистральных направлений есть. Блокбастерный формат в основном эксплуатирует мотив великого прошлого, причем доминируют советские достижения (спорт, космос) и древнерусские. Что характерно, кинематографисты, видимо, почувствовали усталость от темы войны: «Рай», «Три дня до весны», «Холодное танго» — единственные картины о войне за год, причем это явно не формат блокбастера. В некоторых, традиционно «отстающих» жанрах, наконец-то произошел прорыв. «Притяжение», очевидно, изменило лицо российской фантастики. Долгожданной волны русского хоррора так и не случилось, но «Невеста» и «Конверт» явно свидетельствуют, что жанр этот в наших широтах постепенно совершенствуется. А вот с постапокалипсисом и кинокомиксом дела не задались: «Танцы насмерть» и «Защитники» подверглись нещадной критике и не заинтересовали аудиторию. Впрочем, вполне предсказуемо. Добавим, что комедия хоть и вряд ли серьезно влияет на образ сегодняшнего российского кино в целом, однако в некоторых случаях продолжает приносить кассу. Речь о совершенно разных, но почти одинаково успешных картинах: «Гуляй, Вася!» Романа Каримова и «Бабушке легкого поведения» Марюса Вайсберга.
 

Размываются границы профессий


Кадр из фильма «Жги» / Фото: Марс Медиа
Кадр из фильма «Жги» (2017) / Фото: Марс Медиа

Еще одна давняя тенденция, которую 2017-й проявил особенно ярко — в творческих сферах деятельности стираются границы. Сразу несколько актеров в этом году дебютировали в качестве режиссеров: Кирилл Плетнев снял «Жги!», Алиса Хазанова — «Осколки», Константин Хабенский в следующем году выпустит военную драму «Собибор», Данила Козловский — «Тренера», а Ольга Зуева — «На районе».

Садятся в режиссерское кресло и представители других кинопрофессий, помимо актеров. Например, «Напарника» снял режиссер монтажа и продюсер Александр Андрющенко, VFX-супервайзер Никита Аргунов завершает «Кому», сразу несколькими проектами обещает разразиться композитор Алексей Рыбников.

Совсем привычной стала миграция из кино на телевидение. Отметим «Оптимистов», снятых Алексеем Попогребским и «Доктора Преображенского», над которым в данный момент работают Сергей Тарамаев и Любовь Львова, а также ряд своеобразных проектов ТВ-3, например, «Карамора» и «Колл-центр». Наконец, несколько театральных режиссеров синхронно обратились к кино: Роман Самгин снял комедию «Везучий случай», Александр Молочников — «Мифы», а Алексей Франдетти в данный момент готовит военный мюзикл «Счастье мое». Надеемся, подобные опыты будут способствовать не девальвации профессии, а, наоборот, помогут обогатить наши кинематограф.

С наступающим Новым годом и хорошего кино!

 

Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Мнение

Что не так с «Аббатством Даунтон»: не тот темпоритм, не то королевское семейство, не тот дубляж

Можно ли смотреть киноверсию телешоу, если вы не являетесь адептом сериала, на основе которого поставлен фильм? Что лучше: сохранить непривычный для кино неспешный ритм оригинала или сократить сюжет, который в идеале шел бы целый сезон? Разбираемся на основе фильма «Аббатство Даунтон». Осторожно, спойлеры!

29 ноября 4856
Практика

Как это снято: «Бриллиантовая рука»

Вспоминаем, как снималась эксцентричная, добрая и невероятно смешная комедия Леонида Гайдая, которая стала одним из самых популярных фильмов за всю историю советского кинопроката

9 декабря 4767
Мнение

Что не так с фильмом «Аванпост»: не те референсы, не тот хронометраж, не то промо, не те инопланетяне

На примере фильма «Аванпост» рассматриваем тяжелый случай, когда невнятно продуманные цели и неправильно поставленные задачи могут убить даже такой востребованный жанр, как современная постапоклиптическая фантастика

2 декабря 3919
Обзоры

Главные сериалы этой зимы

Впереди нас ждут длинные морозные вечера, прерываемые длинными каникулами, поэтому мы подобрали вам краткую программу из сериалов, которые заставят согреться. На всякий случай, запишите: «Ведьмак» — 20 декабря, «Новый папа» — 14 января, финал «Родины» — 9 февраля

3 декабря 2925
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее