Слова

«В первую очередь я режиссер, а остальным занимаюсь, потому что больше некому»

Поговорили с Анной Меликян о ее новом продюсерском проекте «Про любовь. Только для взрослых», глянцевой Москве, работе с Джоном Малковичем и о том, как трудно придумывать и снимать легкие фильмы

  • 31 августа
  • 1181
Родион Чемонин

— Я немножко запутался, какая это часть «Про любовь».

— Вторая, конечно.

— Но с учетом ваших короткометражек...

— А, вы вот о чем. Да, были еще две короткометражки «Про любовь», но «Про любовь. Только для взрослых» — это второй полный метр. Так что не путайтесь, а то будет третий, четвертый (смеется)...
 

— Когда стало известно, что второму фильму «Про любовь» быть? Еще во время производства первого?

— Нет, что вы! Это случилось как-то совершенно спонтанно. Мы не думали о продолжении, нас даже немножко расстроили результаты проката первой части. Но потом вдруг как-то — раз! — и собрались: «А давайте-ка всем назло возьмем и сделаем еще один фильм». И сделали.

— У жителей провинциальных городов глаза кровью наливаются, когда им рассказываешь про то, что, например, на Арбате плитка с подогревом. Вы не думаете, что всероссийскому прокату «Про любовь. Только для взрослых» может помешать такая красивая глянцевая Москва?

— Человеку свойственно завидовать тому, у кого, по его мнению, жизнь получше. И что теперь делать тем, кому комфортно? Не жить вообще из-за того, что ему кто-то завидует? «Про любовь. Только для взрослых» — очень московский фильм. Есть масса проектов, которые снимаются в провинции, они совсем о другой жизни. Возможно, когда-нибудь появится проект про жителей провинции. Это зависит от истории.
 

Красота — это страшная исцеляющая сила.

 
— Вы сознательно убрали из кадра современную перелопаченную перестраивающуюся Москву?

— Слушайте, мы специально ничего не делали. Просто задача была другая. Вспомните фильм «Звезда», там тоже Москва, но вскопанная. Это была специальная установка, нам хотелось показать столицу в стройке. В нынешнем фильме Москва легкая, комедийная, нам хотелось, чтобы зритель отвлекся немножко, развлекся. Потому что красота — это страшная исцеляющая сила.


Анна Меликян и Евгений Цыганов на съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPRАнна Меликян и Евгений Цыганов на съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPR

— А как вы выстраиваете все свои профессии? Что идет под номером один, что под номером два и так далее. Например, выше всех стоит...

— Режиссура. Все остальное ниже. Продюсер — на втором месте. Сценарист? Здесь все странно. Я себя не считаю драматургом, хотя, в общем-то, пишу сама. Я себя никогда сценаристом не назову, я этого не умею. Единственная профессия, в которой я себя уверенно чувствую, — это режиссер. Остальным я занимаюсь только потому, что этим больше некому заниматься.

— У меня ощущение от ваших авторских короткометражек, что вы все время ходите с камерой и несколькими своими друзьями, и как только попадается какая-то интересная фактура, начинаете снимать кино.

— Я очень рада, что у вас такое ощущение, потому что, особенно в связи с короткометражками, важно, чтобы все выглядело легко. На самом деле все рождается в муках. Каждая короткометражка порождала сплошную истерию: ничего не получается, все плохо, я никак не могу это выдать, я не могу это родить... Если фильм в итоге создает ощущение, что люди просто вышли на улицу и все быстро сняли, и это ничего не стоило в плане труда, — я этому очень рада, хотя это не так. Было бы гораздо хуже, если бы зритель видел на экране муки автора, как это часто бывает в наших российских фильмах.

Анна Меликян на премьере фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPRАнна Меликян на премьере фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPR

Иногда мне бывает обидно, когда мне говорят: «Аня, у вас такая карьера! Все, что вы ни снимете, получает призы и награды на фестивалях». Людям кажется, что это легко. Я и сама по себе — очень позитивный человек, не хожу со страдающей рожей. Ну и прекрасно, пускай так будет и дальше.
 
Я снимаю, потому что не могу не снимать.

— Но ведь вы же не ради фестивалей снимаете.

— Конечно. Я снимаю, потому что не могу не снимать. Оно где-то внутри рождается, требует выхода, и если я это не сниму, я буду несчастной, я буду мучиться. Поэтому мне надо это из себя выкинуть, снять, чтобы идти дальше.

— Вас уже, наверное, спрашивали не раз, но в «Про любовь. Только для взрослых» не нашлось места для вашей новеллы. Это что? Скромность? Четкое разделение функций «продюсер — режиссер»?

— Все просто. Мне как режиссеру нравится развиваться. Мне не хочется стоять на одном месте. Хотя все вокруг говорят, что у меня есть свой стиль и почерк, я все-таки вижу много того, что я еще не делала. С форматом «Про любовь» я как-то разобралась, но снимать через год то же самое — неинтересно, а режиссер не должен выходить на площадку, когда ему неинтересно. Тогда ну точно ничего не получится. Если ты уверена, что ты королева и можешь сделать все, — ты ничего не сделаешь. Если в тебе нет страха, если ты не горишь внутри, — то у тебя ничего не получится. Вот и с этим проектом: я поняла, что мне не страшно. Я поняла, что, хотя эти истории я сама придумала, будет лучше, если я возьму этот задор у других режиссеров и просто помогу им. Это было очень правильное решение.

Кадр из фильма «Про любовь. Только для взрослых»​ / © Кинокомпания «МАГНУМ-фильм»Кадр из фильма «Про любовь. Только для взрослых»​ / © Кинокомпания «МАГНУМ-фильм»

— Вы можете рассказать подробнее, как это решение вам далось? От рождения истории до DCP-копии?

— Сначала нужно было понять, есть ли какие-то идеи. Пять идей — пять новелл. Причем я набросала изначально четыре истории, пятая — это идея Нигины Сайфуллаевой. С другой стороны, я просила разных режиссеров, сценаристов, чтобы они тоже покидали какие-то свои мысли на этот счет, но то, что они подкидывали, мне было не очень близко или интересно, а это очень важно, так как франшиза тесно связана с моим именем.

Были даже режиссеры, которые уже писали свои версии сценариев, но в какой-то момент становилось понятно, что мы все-таки не понимаем друг друга. Это нормальный рабочий процесс. Были сценаристы, которые начинали писать, но я понимала, что это не совсем то, что я прошу. В итоге остались шесть режиссеров и пять историй (одну из историй сняли Наталья Меркулова и Алексей Чупов. — прим. tvkinoradio.ru). Где-то сценарии писали сами режиссеры. Если это были не пишущие режиссеры, то мы приглашали профессиональных сценаристов, и уже после этого начались съемки.

На съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых»  / Фото предоставлено WDSSPRНа съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPR

— Вы все время находились на площадке?

— Нет, что вы! Я иногда приезжала на площадку, что-то смотрела, успокаивала кого-то в некоторых случаях. Единственное, если я видела, что где-то не все гладко, то да, я сидела на площадке. Продюсер на площадке бесполезен, он там не нужен. Как режиссер я понимаю, что буду смущать людей своим присутствием, да и я привыкла рулить всем на съемках, а когда ты скромно сидишь у монитора, то чувствуешь себя чужим на этом празднике жизни.

Наши режиссеры — свободные люди, которые делали все, что хотели, кроме каких-то обязательных вводных данных: участие музыкальных групп, использование гаджетов, полиэкранов. Монтировали сначала они, потом подключалась я. Я не всегда была в монтажной студии, потому что некоторые очень хорошо почувствовали формат, так что мне оставалось только наблюдать и давать какие-то советы. Но где-то я забирала весь материал и делала перемонтаж. Я показывала свою версию авторам, и, чтобы никаких вопросов не возникало, мы приходили к общему мнению.

Съемочная команда фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPRСъемочная команда фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPR

— Но право на окончательный монтаж было за вами?

— Да. Где-то он сильно отличался от режиссерской версии, а где-то не очень. Это было изначально прописано в договорах. Я объяснила ребятам сразу же, что я собираю целое кино, на это все согласились.
 

Для многих молодых актеров стоять рядом с большими звездами уже считалось большой честью.


— К вопросу о договорах. При просмотре создавалось такое впечатление, что актерам было в такой кайф играть в вашем кино, что все они снимались чуть ли не по дружбе.

— Нет, не так. Это же все-таки кино, они пришли работать по-настоящему, но за гораздо меньшие деньги, чем обычно они получают на других проектах. Во-первых, потому что у каждого здесь было два-три съемочных дня, то есть они приходили не зарабатывать деньги, это ясно. Во-вторых, они понимали, куда они идут: в какой-то степени для них это имиджевый проект, у которого уже сложилась своя репутация. И мне было очень приятно, что для многих молодых актеров стоять рядом с такими большими звездами уже считалось большой честью.

— Кастинг-то проводился?

— Принцип нашего альманаха в том, что в кадре играют настоящие звезды и просто наши лучшие артисты...

— ...и один не наш.

— Да, и один не наш (Джон Малкович сыграл одну из главных ролей. — прим. tvkinoradio.ru). Мягко говоря, не последний актер на Земле. Поэтому, как правило, мы уже на уровне идеи понимали, кто кого будет играть и изначально писали под определенных актеров.

На съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPRНа съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPR

— А кто придумал стильные сплитскрины: не ровненькие, как обычно, а рваные?

— Это наш дизайнер Наташа Мозз, супервайзер по компьютерной графике и вообще наш художник на постпродакшне. В первом фильме, да, как вы заметили, полиэкраны были ровненькие, а для новой части она придумала такое изломанное сердце, и уже после него родились косые сплитскрины. На первой картине у меня не было такого дизайнера, поэтому появлялось все спонтанно.

— Кто выбирал музыкантов?

— Где-то я знала, кого именно я хочу позвать. Например, «А-Студио» перепели Пугачеву («Так же, как все»), я обожаю эту песню. И я с ней обращалась ко всем режиссерам: «Вы просто обязаны ее куда-нибудь поставить! Это моя любимая песня, я слушаю ее в машине, поэтому хочу, чтобы вы взяли ее в свою новеллу!». Они смеялись, в результате самыми добрыми оказались Меркулова и Чупов, которые поставили ее в свою историю про свингеров. Остальные исполнители появлялись по-разному. Где-то мы все вместе слушали песни, где-то все вместе искали (так нашли «Мою Мишель», «СБПЧ»). Это может быть не мой выбор, но в финале, конечно, согласие давала я. И вы, наверное, заметили, что у нас даже саундтрек разный: в одном фильме звучит «Моральный кодекс» и «СБПЧ». Мы сознательно добивались такой неоднородности, которая может быть только в большом мегаполисе.

Кадр из фильма «Про любовь. Только для взрослых»​ / © Кинокомпания «МАГНУМ-фильм»Кадр из фильма «Про любовь. Только для взрослых»​ / © Кинокомпания «МАГНУМ-фильм»

— Да, я удивился, увидев «СБПЧ» в коммерческом фильме. Раньше за ними такого не замечалось, кажется. А еще я удивился тому, что Руминов снял самую целомудренную историю из пяти.

— Она и стоит первая. Мы начали аккуратно (смеется), чтобы сразу зрителя по башке не бить сходу. Вот вы говорите, что от Руминова все ждут чего-то страшного, а на самом деле он очень нежный. Посмотрите, какие у него диалоги нежные. Это он все писал. Он большой молодец, хрупкий художник.

Резо Гигинеишвили и Анна Меликян на съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых»Резо Гигинеишвили и Анна Меликян на съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых»  / Фото предоставлено WDSSPR

— Еще одним приятным сюрпризом оказалась последняя новелла Резо Гигинеишвили с Малковичем и Дапкунайте. Сюрприз — потому что это получилась самая разговорная история (на английском языке!).

— Да, так и есть, там действительно много текста. Я думаю, тут дело в том, что ее писал не сценарист, а писатель Александр Цыпкин. А писателей, если они берутся что-то писать, не остановить, они думают текстами. Что ни мысль — то сразу полстраницы.

— Но связующие элементы: лекции, выступления групп — это ваших рук дело?

— Да, конечно. То есть лекцию снимала я, а группы — каждый режиссер для своей новеллы.

На съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPRНа съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPR

— Я понимаю, что вам уже миллиард раз задавали этот вопрос, но я не могу его не задать хотя бы из любопытства...

— Про Малковича? Отвечаю в миллиард первый раз (смеется). Малкович появился у нас по блату. Он уже много лет дружит с Дапкунайте. Я ее попросила, она его позвала, он сразу согласился. И еще он очень любит Россию.
 

Малкович от руки переписал всю лекцию.


— Какую актерскую задачу перед ним вы ставили как режиссер сцен с лекциями?

— Он вышел на площадку невероятно подготовленный. С бумажками. Он от руки переписал всю лекцию. Причем написанную лекцию он всю изменил, добавил каких-то своих мыслей, что-то читал по теме, проверил и изучил вопрос, мне указал, что где-то в тексте лекции есть научные ошибки... В общем, провел грандиозную работу.

Кадр из фильма «Про любовь. Только для взрослых»​ / © Кинокомпания «МАГНУМ-фильм»Кадр из фильма «Про любовь. Только для взрослых»​ / © Кинокомпания «МАГНУМ-фильм»

И вот он походит ко мне с кипой бумаг, смотрит на аудиторию 500 человек и спрашивает: «Аня, что мне делать?». Перед ним ведь сидела не просто массовка, а люди, которых мы нашли через соцсети. Мне было важно, чтобы это были интересные молодые красивые лица. Я говорю: «Знаете, Джон, что хотите, то и делайте. Общайтесь с людьми. Они знали, что вы будете здесь, и пришли посмотреть на вас, поговорить с вами про любовь. Но с одним условием: вы сначала прочитайте то, что у вас написано в роли, а потом идите, общайтесь с ними». Так мы и сделали: сначала играли то, что было написано в сценарии, а потом я вышла к публике, взяла микрофон и сказала: «Дорогие друзья, сейчас будет ваша любимая часть — просто общайтесь». И это были, конечно, самые живые куски.
 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также

    Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее