Слова

«В первую очередь я режиссер, а остальным занимаюсь, потому что больше некому»

Поговорили с Анной Меликян о ее новом продюсерском проекте «Про любовь. Только для взрослых», глянцевой Москве, работе с Джоном Малковичем и о том, как трудно придумывать и снимать легкие фильмы

  • 31 августа 2017
  • 1372
Родион Чемонин

— Я немножко запутался, какая это часть «Про любовь».

— Вторая, конечно.

— Но с учетом ваших короткометражек...

— А, вы вот о чем. Да, были еще две короткометражки «Про любовь», но «Про любовь. Только для взрослых» — это второй полный метр. Так что не путайтесь, а то будет третий, четвертый (смеется)...
 

— Когда стало известно, что второму фильму «Про любовь» быть? Еще во время производства первого?

— Нет, что вы! Это случилось как-то совершенно спонтанно. Мы не думали о продолжении, нас даже немножко расстроили результаты проката первой части. Но потом вдруг как-то — раз! — и собрались: «А давайте-ка всем назло возьмем и сделаем еще один фильм». И сделали.

— У жителей провинциальных городов глаза кровью наливаются, когда им рассказываешь про то, что, например, на Арбате плитка с подогревом. Вы не думаете, что всероссийскому прокату «Про любовь. Только для взрослых» может помешать такая красивая глянцевая Москва?

— Человеку свойственно завидовать тому, у кого, по его мнению, жизнь получше. И что теперь делать тем, кому комфортно? Не жить вообще из-за того, что ему кто-то завидует? «Про любовь. Только для взрослых» — очень московский фильм. Есть масса проектов, которые снимаются в провинции, они совсем о другой жизни. Возможно, когда-нибудь появится проект про жителей провинции. Это зависит от истории.
 

Красота — это страшная исцеляющая сила.

 
— Вы сознательно убрали из кадра современную перелопаченную перестраивающуюся Москву?

— Слушайте, мы специально ничего не делали. Просто задача была другая. Вспомните фильм «Звезда», там тоже Москва, но вскопанная. Это была специальная установка, нам хотелось показать столицу в стройке. В нынешнем фильме Москва легкая, комедийная, нам хотелось, чтобы зритель отвлекся немножко, развлекся. Потому что красота — это страшная исцеляющая сила.


Анна Меликян и Евгений Цыганов на съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPRАнна Меликян и Евгений Цыганов на съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPR

— А как вы выстраиваете все свои профессии? Что идет под номером один, что под номером два и так далее. Например, выше всех стоит...

— Режиссура. Все остальное ниже. Продюсер — на втором месте. Сценарист? Здесь все странно. Я себя не считаю драматургом, хотя, в общем-то, пишу сама. Я себя никогда сценаристом не назову, я этого не умею. Единственная профессия, в которой я себя уверенно чувствую, — это режиссер. Остальным я занимаюсь только потому, что этим больше некому заниматься.

— У меня ощущение от ваших авторских короткометражек, что вы все время ходите с камерой и несколькими своими друзьями, и как только попадается какая-то интересная фактура, начинаете снимать кино.

— Я очень рада, что у вас такое ощущение, потому что, особенно в связи с короткометражками, важно, чтобы все выглядело легко. На самом деле все рождается в муках. Каждая короткометражка порождала сплошную истерию: ничего не получается, все плохо, я никак не могу это выдать, я не могу это родить... Если фильм в итоге создает ощущение, что люди просто вышли на улицу и все быстро сняли, и это ничего не стоило в плане труда, — я этому очень рада, хотя это не так. Было бы гораздо хуже, если бы зритель видел на экране муки автора, как это часто бывает в наших российских фильмах.

Анна Меликян на премьере фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPRАнна Меликян на премьере фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPR

Иногда мне бывает обидно, когда мне говорят: «Аня, у вас такая карьера! Все, что вы ни снимете, получает призы и награды на фестивалях». Людям кажется, что это легко. Я и сама по себе — очень позитивный человек, не хожу со страдающей рожей. Ну и прекрасно, пускай так будет и дальше.
 
Я снимаю, потому что не могу не снимать.

— Но ведь вы же не ради фестивалей снимаете.

— Конечно. Я снимаю, потому что не могу не снимать. Оно где-то внутри рождается, требует выхода, и если я это не сниму, я буду несчастной, я буду мучиться. Поэтому мне надо это из себя выкинуть, снять, чтобы идти дальше.

— Вас уже, наверное, спрашивали не раз, но в «Про любовь. Только для взрослых» не нашлось места для вашей новеллы. Это что? Скромность? Четкое разделение функций «продюсер — режиссер»?

— Все просто. Мне как режиссеру нравится развиваться. Мне не хочется стоять на одном месте. Хотя все вокруг говорят, что у меня есть свой стиль и почерк, я все-таки вижу много того, что я еще не делала. С форматом «Про любовь» я как-то разобралась, но снимать через год то же самое — неинтересно, а режиссер не должен выходить на площадку, когда ему неинтересно. Тогда ну точно ничего не получится. Если ты уверена, что ты королева и можешь сделать все, — ты ничего не сделаешь. Если в тебе нет страха, если ты не горишь внутри, — то у тебя ничего не получится. Вот и с этим проектом: я поняла, что мне не страшно. Я поняла, что, хотя эти истории я сама придумала, будет лучше, если я возьму этот задор у других режиссеров и просто помогу им. Это было очень правильное решение.

Кадр из фильма «Про любовь. Только для взрослых»​ / © Кинокомпания «МАГНУМ-фильм»Кадр из фильма «Про любовь. Только для взрослых»​ / © Кинокомпания «МАГНУМ-фильм»

— Вы можете рассказать подробнее, как это решение вам далось? От рождения истории до DCP-копии?

— Сначала нужно было понять, есть ли какие-то идеи. Пять идей — пять новелл. Причем я набросала изначально четыре истории, пятая — это идея Нигины Сайфуллаевой. С другой стороны, я просила разных режиссеров, сценаристов, чтобы они тоже покидали какие-то свои мысли на этот счет, но то, что они подкидывали, мне было не очень близко или интересно, а это очень важно, так как франшиза тесно связана с моим именем.

Были даже режиссеры, которые уже писали свои версии сценариев, но в какой-то момент становилось понятно, что мы все-таки не понимаем друг друга. Это нормальный рабочий процесс. Были сценаристы, которые начинали писать, но я понимала, что это не совсем то, что я прошу. В итоге остались шесть режиссеров и пять историй (одну из историй сняли Наталья Меркулова и Алексей Чупов. — прим. tvkinoradio.ru). Где-то сценарии писали сами режиссеры. Если это были не пишущие режиссеры, то мы приглашали профессиональных сценаристов, и уже после этого начались съемки.

На съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых»  / Фото предоставлено WDSSPRНа съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPR

— Вы все время находились на площадке?

— Нет, что вы! Я иногда приезжала на площадку, что-то смотрела, успокаивала кого-то в некоторых случаях. Единственное, если я видела, что где-то не все гладко, то да, я сидела на площадке. Продюсер на площадке бесполезен, он там не нужен. Как режиссер я понимаю, что буду смущать людей своим присутствием, да и я привыкла рулить всем на съемках, а когда ты скромно сидишь у монитора, то чувствуешь себя чужим на этом празднике жизни.

Наши режиссеры — свободные люди, которые делали все, что хотели, кроме каких-то обязательных вводных данных: участие музыкальных групп, использование гаджетов, полиэкранов. Монтировали сначала они, потом подключалась я. Я не всегда была в монтажной студии, потому что некоторые очень хорошо почувствовали формат, так что мне оставалось только наблюдать и давать какие-то советы. Но где-то я забирала весь материал и делала перемонтаж. Я показывала свою версию авторам, и, чтобы никаких вопросов не возникало, мы приходили к общему мнению.

Съемочная команда фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPRСъемочная команда фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPR

— Но право на окончательный монтаж было за вами?

— Да. Где-то он сильно отличался от режиссерской версии, а где-то не очень. Это было изначально прописано в договорах. Я объяснила ребятам сразу же, что я собираю целое кино, на это все согласились.
 

Для многих молодых актеров стоять рядом с большими звездами уже считалось большой честью.


— К вопросу о договорах. При просмотре создавалось такое впечатление, что актерам было в такой кайф играть в вашем кино, что все они снимались чуть ли не по дружбе.

— Нет, не так. Это же все-таки кино, они пришли работать по-настоящему, но за гораздо меньшие деньги, чем обычно они получают на других проектах. Во-первых, потому что у каждого здесь было два-три съемочных дня, то есть они приходили не зарабатывать деньги, это ясно. Во-вторых, они понимали, куда они идут: в какой-то степени для них это имиджевый проект, у которого уже сложилась своя репутация. И мне было очень приятно, что для многих молодых актеров стоять рядом с такими большими звездами уже считалось большой честью.

— Кастинг-то проводился?

— Принцип нашего альманаха в том, что в кадре играют настоящие звезды и просто наши лучшие артисты...

— ...и один не наш.

— Да, и один не наш (Джон Малкович сыграл одну из главных ролей. — прим. tvkinoradio.ru). Мягко говоря, не последний актер на Земле. Поэтому, как правило, мы уже на уровне идеи понимали, кто кого будет играть и изначально писали под определенных актеров.

На съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPRНа съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPR

— А кто придумал стильные сплитскрины: не ровненькие, как обычно, а рваные?

— Это наш дизайнер Наташа Мозз, супервайзер по компьютерной графике и вообще наш художник на постпродакшне. В первом фильме, да, как вы заметили, полиэкраны были ровненькие, а для новой части она придумала такое изломанное сердце, и уже после него родились косые сплитскрины. На первой картине у меня не было такого дизайнера, поэтому появлялось все спонтанно.

— Кто выбирал музыкантов?

— Где-то я знала, кого именно я хочу позвать. Например, «А-Студио» перепели Пугачеву («Так же, как все»), я обожаю эту песню. И я с ней обращалась ко всем режиссерам: «Вы просто обязаны ее куда-нибудь поставить! Это моя любимая песня, я слушаю ее в машине, поэтому хочу, чтобы вы взяли ее в свою новеллу!». Они смеялись, в результате самыми добрыми оказались Меркулова и Чупов, которые поставили ее в свою историю про свингеров. Остальные исполнители появлялись по-разному. Где-то мы все вместе слушали песни, где-то все вместе искали (так нашли «Мою Мишель», «СБПЧ»). Это может быть не мой выбор, но в финале, конечно, согласие давала я. И вы, наверное, заметили, что у нас даже саундтрек разный: в одном фильме звучит «Моральный кодекс» и «СБПЧ». Мы сознательно добивались такой неоднородности, которая может быть только в большом мегаполисе.

Кадр из фильма «Про любовь. Только для взрослых»​ / © Кинокомпания «МАГНУМ-фильм»Кадр из фильма «Про любовь. Только для взрослых»​ / © Кинокомпания «МАГНУМ-фильм»

— Да, я удивился, увидев «СБПЧ» в коммерческом фильме. Раньше за ними такого не замечалось, кажется. А еще я удивился тому, что Руминов снял самую целомудренную историю из пяти.

— Она и стоит первая. Мы начали аккуратно (смеется), чтобы сразу зрителя по башке не бить сходу. Вот вы говорите, что от Руминова все ждут чего-то страшного, а на самом деле он очень нежный. Посмотрите, какие у него диалоги нежные. Это он все писал. Он большой молодец, хрупкий художник.

Резо Гигинеишвили и Анна Меликян на съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых»Резо Гигинеишвили и Анна Меликян на съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых»  / Фото предоставлено WDSSPR

— Еще одним приятным сюрпризом оказалась последняя новелла Резо Гигинеишвили с Малковичем и Дапкунайте. Сюрприз — потому что это получилась самая разговорная история (на английском языке!).

— Да, так и есть, там действительно много текста. Я думаю, тут дело в том, что ее писал не сценарист, а писатель Александр Цыпкин. А писателей, если они берутся что-то писать, не остановить, они думают текстами. Что ни мысль — то сразу полстраницы.

— Но связующие элементы: лекции, выступления групп — это ваших рук дело?

— Да, конечно. То есть лекцию снимала я, а группы — каждый режиссер для своей новеллы.

На съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPRНа съемках фильма «Про любовь. Только для взрослых» / Фото предоставлено WDSSPR

— Я понимаю, что вам уже миллиард раз задавали этот вопрос, но я не могу его не задать хотя бы из любопытства...

— Про Малковича? Отвечаю в миллиард первый раз (смеется). Малкович появился у нас по блату. Он уже много лет дружит с Дапкунайте. Я ее попросила, она его позвала, он сразу согласился. И еще он очень любит Россию.
 

Малкович от руки переписал всю лекцию.


— Какую актерскую задачу перед ним вы ставили как режиссер сцен с лекциями?

— Он вышел на площадку невероятно подготовленный. С бумажками. Он от руки переписал всю лекцию. Причем написанную лекцию он всю изменил, добавил каких-то своих мыслей, что-то читал по теме, проверил и изучил вопрос, мне указал, что где-то в тексте лекции есть научные ошибки... В общем, провел грандиозную работу.

Кадр из фильма «Про любовь. Только для взрослых»​ / © Кинокомпания «МАГНУМ-фильм»Кадр из фильма «Про любовь. Только для взрослых»​ / © Кинокомпания «МАГНУМ-фильм»

И вот он походит ко мне с кипой бумаг, смотрит на аудиторию 500 человек и спрашивает: «Аня, что мне делать?». Перед ним ведь сидела не просто массовка, а люди, которых мы нашли через соцсети. Мне было важно, чтобы это были интересные молодые красивые лица. Я говорю: «Знаете, Джон, что хотите, то и делайте. Общайтесь с людьми. Они знали, что вы будете здесь, и пришли посмотреть на вас, поговорить с вами про любовь. Но с одним условием: вы сначала прочитайте то, что у вас написано в роли, а потом идите, общайтесь с ними». Так мы и сделали: сначала играли то, что было написано в сценарии, а потом я вышла к публике, взяла микрофон и сказала: «Дорогие друзья, сейчас будет ваша любимая часть — просто общайтесь». И это были, конечно, самые живые куски.
 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Обзоры

Сам себе каскадер: 10 актеров, самостоятельно выполняющих трюки

Том Круз продолжает удивлять исполнением трюков в новом фильме «Миссия: невыполнима», а мы вспоминаем десяток отчаянных актеров, предпочитающих обходиться без каскадеров: от Бастера Китона до Джеки Чана

  • 11 августа
  • 3617
Практика

10 актерских советов Роберта Де Ниро

Публикуем порцию творческих советов, нажитых на собственном опыте великим Робертом Де Ниро, которому сегодня исполняется 75 лет: о подготовке, ограничениях, умении слушать и не беспокоиться о славе.  Рекомендации, кстати, применимы не только в актерской практике

  • 17 августа
  • 3252
Слова

«Попросите драматического актера сделать то, что делает Джим Керри. Ничего не получится»

Сценарист, режиссер и продюсер Пол Лазарус (сериалы «Друзья», «Она написала убийство», «Дурнушка» и другие) в рамках тренинга в МШК поделился с нами секретами кухни американских сериалов, мыслями, почему комедия — самый трудный киножанр, и способами работы с актерами

  • 10 августа
  • 2571
Практика

Как диалог сделать визуально интересным

Правильно выстроенная мизансцена может превратить скучный разговор в динамичный и эмоциональный эпизод. Но что для этого нужно?

  • 9 августа
  • 2225
Практика

Как это снято: «Последнее искушение Христа»

На фоне волны дел об оскорблении чувств верующих очень кстати пришелся юбилей «Последнего искушения Христа», самого скандального фильма на библейский сюжет. Чем примечательна картина, помимо возмущенной реакции на нее: гуманизация образа Христа, Израиль в Марокко, съемки в «аварийном режиме» и эмбиент

  • 13 августа
  • 1744
Практика

Художник по костюмам. Работа над эскизами

Необходимо ли художнику по костюмам рисовать эскизы, и если да, то какие? Требуют ли этого продюсеры и режиссеры? 

  • 12 августа
  • 1712
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее