Слова

«Я люблю бурлеск, гротеск, трагикомедию. Мне кажется, это и есть художественный язык»

Режиссер Брюно Дюмон объясняет, почему форма мюзикла отлично подходит для истории Жанны д'Арк, а понятие «широкий зритель» не должно быть негативным

  • 8 августа
  • 223
Пауло-Ариуна Португал

Жанна д’Арк — один из символов Франции. Ей посвящено немало книг, о ней написаны песни и, конечно, о ней снимают кино. Вот только обычно эти фильмы — исторические драмы, серьезные и дорогостоящие. Никому и в голову не приходило снять об Орлеанской деве иронический мюзикл. Но, к счастью, есть режиссер Боюно Дюмон. На минувшем Каннском кинофестивале состоялась премьера его мюзикла «Жаннетт: Детство Жанны д’Арк». Французский реп, танцы и много юмора — детство символа Франции представлено в весьма необычном свете. Был бы это кто-то другой, фильм восприняли бы в штыки, но Дюмон — француз — и это совсем другая история. Мы встретились в Каннах и поговорили религии, политике и Pussy Riot.

Кадр из фильма «Жаннетт: Детство Жанны д’Арк»​Кадр из фильма «Жаннетт: Детство Жанны д’Арк»​

— Вы впервые работали с жанром мюзикла. Но как выбирали материал для этого фильма?

— В какой-то момент у меня возникло ощущение, что мне просто необходимо снять мюзикл. И как-то очень быстро стало понятно, что это должна быть Жанна д’Арк. Но, сами понимаете, во Франции про нее много чего сняли, а мне хотелось сделать что-то уникальное.

— Мюзикл про Орлеанскую деву уже само по себе уникально.

— Именно. Жанр был очень важен. Он позволил с одной стороны внести нечто комично-нереальное, но в то же время сохранить трагичность всей истории и даже усилить эту трагичность.

Брюно Дюмон, режиссер фильма «Жаннетт: Детство Жанны д’Арк»​

— Все ваши фильмы в той или иной степени о фриках, людях наивных или современных святых. Что нового в случае с Жанной д’Арк?

— Она же настоящая икона. А я хотел максимально уйти от этого классического восприятия Жанны д’Арк. Вот почему я выбрал непрофессиональных актеров и электронную музыку. Мне кажется, что удалось соблюсти правильный баланс.

— Вы определенно любите людей со странностями.

— Это правда. Какой смысл говорить о среднестатических людях? Им нечего нам дать. Но если точнее, то мне нравятся люди, которые пересекают границы обыденности. Естественно, что совершившие какой-то героический поступок очевидно пересекли эти границы. Вот почему они любопытны для исследования. А Жанна д’Арк же просто сумасшедшая.

Кадр из фильма «Жаннетт: Детство Жанны д’Арк»​Кадр из фильма «Жаннетт: Детство Жанны д’Арк»​

— То есть, вся история пишется только сумасшедшими.

— Получается что так.

— В поэме Шарля Пеги, которую вы взяли за основу, ирония уже была? Или это ваше?

— Ирония исключительно моя. Я не могу говорить о Боге и не прикалываться хотя бы немного. Давайте не будем забывать, что Жанна д’Арк святая, но она пошла на войну. Она была отвергнута церковью, но впоследствии этой же церковью возведена в ранг святых. Я понимаю, что грань тонка, область довольно деликатная, поэтому не нужно перегибать палку. Но рассуждать о религии серьезно тоже невозможно. Со старинных предметов надо время от времени смахивать пыль. С темами и запретами та же история. Вот почему мне кажутся нормальными Pussy Riot с их концертом. Не вижу в их поступке ничего особенно страшного. Но, вообще, в кино можно все. В кино и Бог существует (смеется).

Кадр из фильма «Жаннетт: Детство Жанны д’Арк»​Кадр из фильма «Жаннетт: Детство Жанны д’Арк»​

— А что еще существует именно в кино? У вас и летают, и чего только не совершают. Раз уж мы затронули сферу воображения, давайте разовьем эту тему.

— В моих картинах мне интересно, когда обычные люди превращаются в необычных, когда реальное становится нереальным. Но в то же время я стараюсь делать все это очень человечным. Понимаете? То есть, всевозможные чудеса нужно показать так, чтобы мы могли в них поверить. И в этот момент нужно лишь одно — стараться избегать банальности.

— У Пеги можно проследить игру с высокой культурой и культурой массовой. Вы тоже пытаетесь сочетать решения «не для всех» с довольно очевидными шутками на потребу широкому зрителю.

— Есть такое. Разница между высокой культурой и популярной такая же, как разница между авторским кино и массовым. А мне хотелось объединить два совершенно противоположных направления, и музыка помогла. На самом деле, текст Пеги довольно сложный, а музыка и хореография делают его понятным, открывают его широкой публике. Причем, когда я говорю о широкой публике, я не вкладываю в это определение значение «дебилы», как это любят делать кинобоссы. То есть мой фильм не из легких, это не разжеванная каша, которую нужно только проглотить. Зрителю придется работать во время просмотра.

Брюно Дюмон, режиссер фильма «Жаннетт: Детство Жанны д’Арк»​Брюно Дюмон, режиссер фильма «Жаннетт: Детство Жанны д’Арк»​

— Вы любите ярко выражать свои мысли, не так ли?

— Да, люблю бурлеск, гротеск, трагикомедию. Мне кажется, это и есть художественный язык.

— Есть ли какая-то связь фильма с современной политической ситуацией во Франции? Не будем забывать, что националистическая партия сделала Жанну д’Арк своим символом.

— Этот тот случай, когда поэзия пересекается с политикой. Но Жанна д’Арк больше, чем просто политическая фигура. Она — вселенная. Просто всегда необходимо говорить о чем-то маленьком, частном, чтобы раскрыть целую вселенную. И ясное дело, что Жанна д’Арк не собственность националистической партии. Мне-то кажется, что она должна объединять и левых, и правых.
 

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также

    Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее