Слова

«До премьеры не мог себе представить, что Дайан Крюгер будет настолько прекрасна»

Мы встретились с режиссером Фатихом Акином, который рассказал о своей работе над картиной «На пределе», о своем фильме-мечте и вещах, которые замалчивают в Германии

  • 2 августа 2017
  • 503
Пауло-Ариуна Португал

После того, как в основном конкурсе Канн состоялась премьера фильма Фатиха Акина «На пределе», фестивальная публика заговорила о том, что исполнительница главной роли, актриса Дайан Крюгер, точно получит награду. Прогнозы сбылись, и Крюгер увезла домой актерский приз. Ее героиня — женщина, потерявшая мужа и сына в результате взрыва. Она пытается добиться наказания для преступников, но в итоге вынуждена сама вершить правосудие.
 

— Вы под необычным углом взглянули на тему взрывов, которая во всех смыслах последнее время особенно волнует Европу. О чем вы думали, когда затевали работу над картиной?

—  Идея была очень проста — жестокость порождает жестокость. И именно об этом мне хотелось рассказать. Но лично для меня этот фильм в первую очередь о матери. Знаете, на площадке я должен принимать решения: куда поставить камеру, какой я хочу свет. Так вот с этой картиной то же самое — это история о принятии решений. А дальше все зависит от аудитории, от того, как она расшифрует фильм: посчитает ли она его политическим или нет, станет ли он для нее событием или нет, как она воспримет финал и согласится ли с ним.

Фатих Акин, Дайан Крюгер и Нуман Акар на съемках фильма «На пределе»Фатих Акин, Дайан Крюгер и Нуман Акар на съемках фильма «На пределе»

— Без спойлеров и не затрагивая финал. Скажите, вы изначально понимали, что он будет таким? Или были другие варианты?

— Не поверите, но первое, что появилось в моем сценарии, — это финал. Я писал историю от конца к началу.

— Вы же не просто так выбрали тему взрывов. И не просто так ваш герой — турок. Это что-то из вашей жизни?

— Безусловно, у меня был опыт. Но мне бы не хотелось приводить примеры и говорить об этом. Скажу так... Мне доставалось, когда я был подростком, в юности. Одним словом, было так себе до того, как пришла известность. Сейчас намного спокойнее.

Кадр из фильма «На пределе»Кадр из фильма «На пределе»​

— Но вы все фильмы снимаете о турецком сообществе в Германии. Просто этот какой-то особенно пронзительный.

— Он очень личный. Знаете, какой фильм был бы настолько же личный? Фильм о расистах в Германии конца 80-х - начала 90-х. Я много думал об этом, но реализовать такой проект довольно сложно. Нужно выбрать правильную интонацию... А «На пределе» — картина, которую я делал без спешки, она росла во мне на протяжении нескольких лет.

— Раз уж вы заговорили о расизме. Одни из персонажей вашего фильма — неонацисты. Как вы с этим материалом работали?

— Самым важным для меня было не дать им много воздуха. Я не углубляюсь в их историю, не знакомлю зрителя с их мотивациями, они есть, но в то же время их нет. Знаете, неонацисты очень любят, когда свастика появляется на экране, и неважно, в каком контексте. Так вот, я намеренно придумал другой знак, лишь бы свастику не показывать... Я не рекламирую это. Неонацисты мне нужны лишь для того, чтобы зритель имел возможность следовать за драмой, они чистая функция.

Кадр из фильма «На пределе»​Кадр из фильма «На пределе»​

— Но они совершают преступление, избегая наказания. В Германии это возможно?

— У нас были консультанты. И судью играет настоящий судья. Он обратил мое внимание на несколько дел, о которых писали в газетах. Да, такое существует. Подростки совершают преступление и не несут наказание. Это — побочный эффект демократии. Не хочу выступать против этого, но констатирую сей факт в моем фильме.

Кадр из фильма «На пределе»Кадр из фильма «На пределе»

— Сцены в суде одни из самых сильных. И Дайан Крюгер отыгрывает их очень мощно. Она, бесспорно, сыграла у вас одну из лучших своих ролей. Как вы работали над ее образом?

— У меня самого есть дети. И я много думал о том, какой должна быть мать. Я много наблюдал за матерями на детской площадке, перебрасывался с ними парой слов, когда гулял со своими детьми. И из этих коротких разговоров сложился образ главной героини. И не будем забывать, что моя жена одновременно и мать (смеется). Короче, этого персонажа было просто писать. Я понимал все те чувства, которые накрывают любую мать в той или иной ситуации.

— Это же Дайан предложила вам поработать вместе?

— Да, это произошло несколько лет назад, здесь, в Каннах. Я и до этого знал, кто она такая, видел картины. Но когда я решил позвать Дайан на пробы, до встречи с ней посмотрел все предыдущие фильмы с ее участием. И во время этих просмотров открыл для себя просто невероятную актрису. Она просто талантище. В ней невероятная энергия . Она способна выйти с экрана в зал и вцепиться в зрителя.

Кадр из фильма «На пределе»Кадр из фильма «На пределе»

— Но Дайан сказала, что на пробах у нее возникло ощущение, что вы не совсем уверены в ее силах. Это так?

— Как бы это лучше объяснить. Она лицо высокой моды, ее можно увидеть в рекламе. Понимаете? Я правда боялся этого шлейфа, который тянется за Дайан. И многие немецкие кинематографисты не верят в нее. Меня отговаривали работать с ней, говорили, что она так себе актриса. Но на пробах я увидел, что это не так. Однако до премьеры не мог себе представить, что она будет настолько прекрасна. Вообще, я люблю и умею работать с актерами, они мне доверяют, и это дает результат.

Дайан Крюгер и Фатих Акин в КаннахДайан Крюгер и Фатих Акин в Каннах

— Можно еще один вопрос не столько о фильме, сколько о той ситуации, о которой фильм говорит. Европа живет в страхе от исламистских атак. У вас, наоборот, турецкий квартал атакуют неонацисты. Это как бы перевернутая история. Что об этом скажете?

— Если всмотреться в суть, то чувства, которые оставляет моя картина, понятны и тем, кто был атакован в Европе, и тем, кто подвергся атаке в Ираке или других исламистских странах. Но если вы хотите объяснений, то я не стремился переворачивать историю и показывать представителей исламистского общества белыми и пушистыми. Просто я живу в Германии, где реально серьезные проблемы с неонацистами. Страна этого не афиширует из принципа «нам стыдно об этом говорить, поэтому промолчим». И мой фильм призван начать разговор об этом.


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Практика

Должен ли костюм в историческом кино быть аутентичным

Художник по костюмам Ирина Жигмунд — о том, должен ли костюм в историческом фильме соответствовать музейным образцам или художник может проявить художественную фантазию

  • 11 января
  • 6018
Обзоры

14 основных видов драматургической композиции

Важнейшая вещь, необходимая как для создания фильма, так и для его понимания — композиция драматургии. Разберем, какие основные ее формы сегодня чаще всего встречаются в кино

  • 14 января
  • 5644
Практика

Определят ли квантовые сенсоры будущее видеосъемки

Работа над созданием квантовых сенсоров для видеокамер в самом разгаре. Что же несет новая технология?

  • 13 января
  • 2679
Обзоры

В одну реку дважды: 10 голливудских ремейков хитов мирового кино

К выходу голливудской версии знаменитой французской комедии «1+1» вспоминаем другие случаи, когда американские студии адаптировали мировые хиты: как при этом меняются оригинальные истории и какие ремейки принесли успех, а каких лучше бы не было

  • 12 января
  • 2659
Практика

Как сделать движение камеры оправданным

Динамичная камера помогает рассказать историю визуально и сделать фильм динамичнее. Но почему иногда активные передвижения могут показаться излишними?

 

  • 10 января
  • 2453
Практика

Еда в кино: как подать блюдо в кадре

Насколько свет меняет внешний вид продуктов? Почему иногда полезно нарушить идеальную композицию блюда? Разбираемся, какие приемы важны для съемки еды, и почему она выглядит аппетитно у Лассе Халльстрема и Софии Копполы и неприятно у Питера Гринуэя и Йоргоса Лантимоса

  • 9 января
  • 2032
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее