Слова

«Чем меньше средств, тем веселее работать»

Однажды он снял шесть фильмов с минимальным бюджетом за год. Сказал — это дико круто. С удовольствием поговорили с японским режиссером Такаси Миике о его творческом пути, трудоголизме и личной мотивации

  • 20 июля
  • 1347
Пауло-Ариуна Португал

Японский режиссер Такаси Миике известен своей работоспособностью. Он снимает по несколько фильмов в год. И нынешний сезон ознаменовался тем, что Миике представил свой сотый фильм «Клинок Бессмертного».

Кадр из фильма «Клинок Бессмертного»​Кадр из фильма «Клинок Бессмертного»​ (2017)

— Как вы занялись кинематографом?

— Когда я был ребенком, мечтал стать мотогонщиком. И в старшей школе пытался реализовать свою мечту. Но у меня были проблемы с тем, чтобы не выходить за рамки дозволенного. Всякий раз садясь на мотоцикл, думал про себя: «Ок, теперь главное вернуться домой целым!» Но позже я понял, что дело даже не в моей безопасности, а в безопасности окружающих. Мне не хотелось нанести им вред. В итоге, я решил заниматься чем-то более спокойным.

Кадр из фильма «Фудо: Новое поколение» (1996), одного из первых фильмов Такаси Миике​Кадр из фильма «Фудо: Новое поколение» (1996), одного из первых фильмов Такаси Миике​

— Судя по количеству снятых вами фильмов, все пошло легко.

— Раньше в Японии для того, чтобы начать снимать фильм, нужно было выдержать экзамен в кинокомпании. Так студии искали авторов — на конкурсной основе. К счастью, эта система больше не работает, так как продюсеры поняли, что надо снимать кино, понятное миру, а не только Японии. Это осознание повлекло за собой волну фриланса. И мне удалось попасть в эту волну, начав работать ассистентом режиссера. 10 лет жизни я провел в этой должности. Сумасшедшее было время...

— Почему?

— Возможно, вы заметили, японцы ужасные трудоголики. Так вот ассистент режиссера должен делать двойную или тройную работу. Но опыт был важный. Я работал с разными компаниями, познакомился с разными продюсерами.

На съемках фильма «Смерть самурая» (2011) (Ичикава Ибизо, Такаси Миикэ, Кожи Якусо)На съемках фильма «Смерть самурая» (2011)

— Чтобы потом выбрать правильного?

— Честно сказать, я не хотел быть режиссером. Так что и выбирать продюсера не было надобности. Но один из них однажды сам предложил взяться за съемки. Я даже больше скажу, продюсер был начинающий и на тот момент не слишком много понимал в кинопроизводстве, больше было амбиций. А режиссеры, естественно, начали продавливать свое мнение, свой взгляд, и завершилось все тем, что они намекнули на его непрофессионализм и неопытность. В общем, мой продюсер попрощался с опытными режиссерами и позвал меня. Я в свою очередь решил попробовать, а вдруг... Мне нечего было терять. Так, почти случайно, в 26 лет я стал режиссером.

— И как после десяти лет работы ассистентом? Разница большая?

— Ассистент это — просто цветочки (смеется). И я благодарен этому 10-летнему опыту, потому что именно в этой должности я вырос и сформировался как режиссер. Можно сказать, что работа ассистентом стала хорошим фундаментом.

На съемках фильма  «Клинок Бессмертного»​ (2017)На съемках фильма «Клинок Бессмертного»​ (2017)

— То есть у вас нет специального образования?

— Как сказать. Я пошел на двухгодичные курсы. И то только потому, что там не было вступительных экзаменов. Пришел на первый урок, и понял, что попал не туда, куда следовало (смеется). Иногда посещал лекции, но толком не учился.

— Но вы же какой-то неустанный. Снимаете примерно по три фильма в год?

— Однажды снял шесть. Когда у тебя нет бюджета, как-то быстрее все снимается. Ты сам себе сценарист, режиссер и монтажер, иногда оператор и актер.

— Честно сказать, мне не довелось посмотреть все ваши сто фильмов. Лишь некоторые из них. И все они разных жанров — ужасы, боевик, драма, мюзикл. Расскажите немного про это.

Кадр из фильма «Ичи-киллер» (2001)Кадр из фильма «Ичи-киллер» (2001)

— Самый первый мой фильм в качестве режиссера — боевик. После этого мне захотелось снять что-то другое, и, на счастье, продюсеры, посмотрев, на что я способен, начали предлагать различные сценарии. Так в моей творческой биографии появился жанр хоррора. Признаться честно, я до сих пор не знаю, что такое хоррор, так как работая в этом жанре, не пытаюсь намеренно щекотать нервы зрителю, просто рассказываю историю. То же самое и с другими жанрами. Главное не думать о кассовых сборах и наслаждаться процессом. Это же дико круто — суметь что-то сделать в рамках малого бюджета, отбросив все страхи и сомнения. Поверьте, чем меньше средств, тем веселее работать.

— Как вы потом выбирали материал?

— Да никак. Я был всегда открыт всему. У меня не было ни планов, ни желаний, ни мечты снять что-то конкретное. Я не думал о собственном стиле, для меня не был важен мой узнаваемый авторский почерк. Я просто хотел работать, хотел пробовать свои силы в тех сферах, в которые не заходил раньше. Отсюда жанровое и тематическое разнообразие.

Кадр из фильма «Люди-птицы в Китае» (1998)Кадр из фильма «Люди-птицы в Китае» (1998)​

— Важно, что продюсеры в вас верят.

— Будете смеяться. Они работают со мной лишь по одной причине. В Японии очень и очень дорого снимать кино. Но когда речь идет обо мне, продюсеры говорят: «О, Миике снимет дешево, можно не беспокоиться!»

— Что вас вдохновляет?

— Съемочная площадка. Мне нравится принимать решения здесь и сейчас. Ну а в связи с тем, что я ужасно ленивый человек, стараюсь делать все с первого раза (смеется).

Кадр из фильма «Терраформирование» (2016)​Кадр из фильма «Терраформирование» (2016)​

— Но бывают же и сложности?

— Бывают. Представьте себе: у тебя есть раскадровки, есть выстроенная история, придуманная три месяца назад, а ты приходишь на площадку и понимаешь, что эта история устарела, что надо что-то менять... И тут важно не только принять верное решение, но и убедиться в том, что команда тебя поняла. Если вы не в курсе, японские актеры, особенно актрисы, довольно консервативны, они любят настраиваться, поэтому подобные перемены создают определенные сложности.

— Вы в своем сотом фильме сопоставляете современное японское общество и самурайские традиции. На самом деле ощущается некая связь?

— Возможно, это часть нашего ДНК. А может быть, это что-то, что мы просто не можем забыть. Но я свой фильм снимал даже не об этом, а о людях, их желаниях, их возможности выбора — какие-то вещи, которые на протяжении столетий не меняются.

На съемках фильма «Якудза-апокалипсис: Великая война в преступном мире» (2015)На съемках фильма «Якудза-апокалипсис: Великая война в преступном мире» (2015)

— Расскажите, что сейчас происходит с японским кинематографом? Ясное дело, что фильмы, которые выходят на международную арену, далеко не все, что снимаются в стране.

— В Японии снимают в основном любовные истории. А продюсеры заняты мыслями о том, как бы сделать кино максимально безопасно для кошелька. Все это, конечно, не вселяет оптимизма и заполняет рынок некачественными картинами.
 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также