Практика

Как звучат «60 минут»

Побывали на съемках социально-политического ток-шоу «60 минут» и на этот раз погрузились в работу звукоцеха: хэдсет или петлички, Phonak или Sennheiser, Dugan и другие секреты прямого эфира

  • 19 июля
  • 1177
Евгений Белов

«60 минут» выходит на канале «Россия» в прямом эфире в прайм-тайм с понедельника по пятницу. У шоу высокие рейтинги, среди телевизионщиков считается престижным работать на подобных программах. Ведь для того, чтобы оказаться на таком проекте, команда должна быть высокопрофессиональной, технически подкованной и готовой столкнуться с психологическими трудностями. Мы побывали на съемках «60 минут», чтобы увидеть, как организована работа со звуком на ток-шоу, которое идет в прямом эфире.

Студия шоу «60 минут» / Фото: Виктор ВытольскийСтудия шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

Артем Нужин на проекте отвечает за звуковое обеспечение съемочного процесса и в роли супервайзера контролирует работу специалистов по звуку, подбирает сотрудников, коммуницирует с продюсерами и техническим директором.

Артем Нужин, супервайзер: «Это довольно сложный проект. Прямой эфир — это высокое напряжение, необходима четкая работа людей. Работа звукорежиссера на прямом эфире кардинально отличается от записи. Здесь нужна особая сноровка, у тебя нет права на ошибку».

Артём Нужин / Фото: Виктор ВытольскийАртем Нужин / Фото: Виктор Вытольский

В команде Артема шесть человек. Два звукорежиссера — один на озвучке зала, второй — выпускающий, сидит в аппаратной вместе со звукоинженером, который контролирует тракт. И два ассистента звукорежиссера, которые надевают микрофоны ведущим и гостям, а также все время находятся в студии, чтобы оперативно реагировать на возникающие проблемы. Также в группе звука есть старший звукорежиссер, который отвечает за техническую сторону и постпродакшн.

Михаил Калабин, звукорежиссер / Фото: Виктор ВытольскийМихаил Калабин, звукорежиссер / Фото: Виктор Вытольский

Дмитрий Зимин — звукорежиссер FOH. Отвечает за озвучку зала, чтобы люди в студии слышали друг друга и эфирному звуку ничего не мешало. Он постоянно находится на связи со звукорежиссером в аппаратной и в какой-то степени может влиять на ход дебатов участников.

Дмитрий Зимин, звукорежиссер / Фото: Виктор ВытольскийДмитрий Зимин, звукорежиссер / Фото: Виктор Вытольский​

Дмитрий Зимин, звукорежиссер: «Мы все время взаимодействуем с режиссером и редактором при помощи канала технической связи, по которому они общаются с ведущими. Это не прямые, а косвенные указания, по которым мы понимаем, как нужно себя вести в данной ситуации. Например, они говорят, что мы сейчас уйдем на рекламу, значит мне нужно потихоньку прибирать уровень громкой связи. Гости это понимают и замолкают, а на первый план выходят ведущие».

На эфире работают два пульта — основной и резервный, на случай отказа основного. Сигналы сплитуются от трех рэков: в одном основные микрофоны, во втором резервные, и в третьем — микрофоны для ведущих. На основной пульт сигнал уходит по цифровому каналу, на резервный — по аналоговой связи. К микрофонному тракту подключено большое число источников: 12 хэдсетов, 12 резервных петличек, 4 шумовых микрофона для записи аплодисментов и 4 ручных микрофона в зале на случай вопросов зрителей.

Пульт на шоу «60 минут» / Фото: Виктор ВытольскийПульт на шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

Артем Нужин, супервайзер: «Специфика работы звукорежиссера на FOH заключается в том, что он должен учитывать все факторы и умело работать с балансом. Акустика студии, количество микрофонов, световые приборы — все это влияет на звук в эфире. Например, он не может смело открывать на зал такое большое количество микрофонов на удобной для прослушивания громкости. В этом случае звук будет размытый. Должна быть очень тонкая настройка эквализации, звук должен быть читаемым. Комфортным прослушиванием это назвать сложно, потому что в приоритете у нас звучание в эфире. Также по периметру висят динамические световые приборы, которые шумят, а у нас в миксе может быть одновременно открыто до 12 микрофонов. Естественно, мы слышим весь этот шум, здесь ничего не сделаешь. По требованиям канала мы обязаны выдавать плотный сигнал, соответственно шум получается на предельном уровне громкости».

Свою лепту вносят и спецслужбы, которые проезжают по улице или сопровождают высокопоставленных гостей программы.

Павильон, в котором снимается шоу «60 минут» / Фото: Виктор ВытольскийПавильон, в котором снимается шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

Дмитрий Зимин, звукорежиссер: «Мы отстроили частоты всех радиомикрофонов, чтобы они не пересекались со спецслужбами. Включали прибор, который анализировал радиоканалы, чтобы никто не сидел на данных частотах и не забивал их во время эфира. Но иногда спецслужбы глушат сигнал микрофонов, бывают частоты, которые нельзя предусмотреть. Когда я работал в новостях, во время прямого эфира мог пропадать сигнал, потому что мы находились рядом с Кремлем. Для того, чтобы этого не случалось, нужно делать обрешетку всего павильона».

За два часа до начала шоу проходит тракт, во время которого проверяют всю технику. Ассистенты звукорежиссера меняют батарейки во всех микрофонах и «ушах». Потом они проверяют технику вместе со звукорежиссером, просчитывая микрофоны. Проверяется фаза, частотные характеристики и исправность микрофонов — все ли в порядке с радиочастотами и механически. Чтобы никто не занял радиочастоту, микрофоны после просчета не выключают. Благодаря системе пилот-тона они занимают определенную частоту и не позволяют никому к ней подключиться.

Игорь Тимошенко, ассистент звукорежиссера / Фото: Виктор ВытольскийИгорь Тимошенко, ассистент звукорежиссера / Фото: Виктор Вытольский​

Игорь Тимошенко, ассистент звукорежиссера: «Если во время эфира что-то не так, мы сразу бежим к рэкам — приемникам, и смотрим на прием. Например, звукорежиссер услышал на каком-то микрофоне помехи. У нас здесь есть система саундчека, которая фиксирует пиковые показания, и мы можем быстро узнать, на каком именно микрофоне возник сбой, чтобы звукорежиссер моментально переходил на резерв. Но такие ситуации возникают редко, обычно мы фиксируем все неисправности еще на моменте просчета микрофонов».

Проверка микрофонов перед выходом в эфир шоу «60 минут» / Фото: Виктор ВытольскийПроверка микрофонов перед выходом в эфир шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

Игорь вместе со своим коллегой Владимиром Кузютиным подводят нас к столу, на котором разложена целая батарея радиомикрофонов. Перед началом каждого шоу ребятам выдают рассадку — список гостей с расположением по трибунам. Рассадка нужна не только для того, чтобы записать у кого какой микрофон, но и для того, чтобы звукорежиссер FOH развел по панораме колонки.

В отличие от развлекательных передач, большинство гостей политического шоу приходят в костюмах, что облегчает работу ассистентам. Единственная сложность, которая может возникнуть, это сережки, но их можно попросить снять или подклеить специальным тейпом. Микрофоны начинают одевать за 40 минут до эфира. Но иногда бывает так, что кто-то из гостей приходит за минуту до эфира. Поэтому ассистенты звукорежиссера работают в паре — кто-то вешает гарнитуру, а кто-то петличку. Или же пока один вешает микрофоны на гостей, второй работает с ведущими и раздает им системы мониторинга для связи с редактором.

Проверка микрофонов перед выходом в эфир шоу «60 минут» / Фото: Виктор ВытольскийПроверка микрофонов перед выходом в эфир шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

Игорь Тимошенко: «У каждого гостя два микрофона — гарнитура и петличка. В качестве основных мы предпочитаем использовать хэдсеты, которые лучше подходят для акустических условий студии — много отражений, резонанс и некоторая гулкость зала. Мы можем загрублять и те, и другие микрофоны, но по качеству гарнитуры превосходят. Вешаем аккуратно и с запасом, так как работаем без ветрозащиты, чтобы смотрелось эстетичнее в кадре. У ведущих есть „уши“, чтобы слышать редактора. У Ольги Скабеевой — Phonak, один основной и второй резервный. У Евгения Попова система Sennheiser SKP 300 и волновод Voice Technology».

Проверка микрофонов перед выходом в эфир шоу «60 минут» / Фото: Виктор ВытольскийПроверка микрофонов перед выходом в эфир шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

Шоу состоит из трех частей, которые разделены пятиминутными рекламными блоками. Первая часть длится примерно 25 минут, после чего происходит перерыв на рекламу, во время которого можно что-то поправить. После второй части участники могут поменяться трибунами, либо же их заменяют кем-то из новых гостей. Часто во время эфира бывает несколько прямых включений — телемостов, звонков по телефону или скайпу. Это контролирует звукорежиссер, который находится в аппаратной.
На шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

На шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

На шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

На шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

Аппаратная шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

Аппаратная шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

На шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

На шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

Сергей Чумаков, звукорежиссер: «Нужно уметь чувствовать эфир, людей, предугадывать, кто из гостей или ведущих хочет прервать телемост и задать вопрос, ловить их и микшировать. У нас не новости, где все передают друг другу слово. Поэтому я постоянно слежу за мимикой, внимательно слушаю людей на подслушке и вывожу, когда они только начинают говорить. Тут есть еще какая-то доля удачи, потому что человек может сказать что-то не то. Чтобы все друг друга слышали на телемосте нужно правильно выстроить уровни громкости. Время у телемоста очень дорогое, и мы не можем выпустить человека без проверки. За эфир у нас может быть до 10 прямых включений из Вашингтона и Европы».

Пульт на шоу «60 минут» / Фото: Виктор ВытольскийПульт на шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

Микширование голоса является, пожалуй, одной из самых сложных задач на политических шоу. Поэтому, чтобы помочь выпускающему звукорежиссеру, инженер настроил цифровой пульт Yamaha CL5 с использованием плагина Dugan. Это подобие автомикшера, который автоматически прикрывает микрофон на неговорящем человеке. Он отрабатывает быстрее, чем пальцы человека, благодаря этому звук становится чище.

Звукорежиссеры шоу «60 минут» / Фото: Виктор ВытольскийЗвукорежиссеры шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

Другая особенность проекта — технические требования канала «Россия».

Артем Нужин, супервайзер: «Мы работаем по формату EBU R 128, где один из пунктов подразумевает среднее звучание громкости –23 LUFS. Для прямых эфиров Министерство связи и массовых коммуникаций также рекомендует придерживаться средней громкости звучания –23 LUFS с допустимым возможным диапазоном ± 1 dB. В технических требованиях канала „Россия“ –18 LUFS и диапазон ± 0,5 dB, что отличается. Поэтому в эфире получается довольно плотный сигнал».

Нас попросили не заходить в аппаратную во время эфира, чтобы не отвлекать режиссера с редакторами. Звукорежиссер эфира работает в соседней комнате.

Звукорежиссер Дмитрий Зимин на шоу «60 минут» / Фото: Виктор ВытольскийЗвукорежиссер Дмитрий Зимин на шоу «60 минут» / Фото: Виктор Вытольский

Сергей Чумаков, звукорежиссер: «Во время эфира в аппаратной очень много людей, все разговаривают громко и эмоционально, режиссер дает команды, а редакторы общаются с ведущими по внутренней связи. Есть еще отдельный редактор, который решает, когда запускать сюжет. Звукорежиссер должен быть сосредоточен, не обращать ни на кого внимания, концентрироваться исключительно на звуке из колонок. Поэтому звуковой пульт стоит в комнате рядом. У меня есть интерком, где я могу оставить на подслушку только тех, кто мне нужен — например, режиссера и ассистента, который говорит, когда заканчивается видео или синхрон».

Артем Нужин, супервайзер: «Работа на прямом эфире полна нюансов. Порой нервное напряжение достигает наивысшего значения. Но несмотря на это вся команда должна быть собрана и не поддаваться панике. Четкие, хладнокровные действия — залог профессионализма».

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также