Слова

«Мы практически даром делимся опытом, за который большие студии могли бы запросить сотни или тысячи долларов»

Крис Харви, VFX-супервайзер «Трона: Наследие» и «Древа Жизни», об экспериментальной студии Нила Бломкампа, «открытом кинопроизводстве» и о том, ради чего стоит бросить высокобюджетное кино

  • 5 июля
  • 6618

В послужном списке Криса Харви за последние десять лет накопилось множество впечатляющих проектов: помимо участия в таких фильмах, как «Трон: Наследие» и «Цель номер один» в качестве супервайзера визуальных эффектов, Харви работал над «Хранителями» и «Древом жизни» — картинами с потрясающей визуальной составляющей. В Голливуде он мог бы получить практически любую работу, но Харви решил пойти другим путем.

Кадр из фильма «Робот по имени Чаппи»Кадр из фильма «Робот по имени Чаппи»

После совместной работы с Нилом Бломкампом над фильмом «Робот по имени Чаппи» Харви продолжил сотрудничество с режиссером в качестве VFX-супервайзера в составе Oats Studios, независимой кинокомпании, поставившей себе цель обновить индустрию и полностью изменить процесс создания кино — начиная с продакшена и заканчивая распространением. Студия уже выпустила в свободный доступ две амбициозных короткометражки «Ракка» и «Опорный пункт», а за дополнительные 4.99 долларов предложила зрителю более подробно ознакомиться с производственными материалами картин.

Незадолго до премьеры «Опорного пункта» Крис Харви рассказал об «огненных» визуальных эффектах в новом фильме, о своей захватывающей карьере в киноиндустрии, а также о причинах, по которым он присоединился к инди-проекту Бломкампа.

— В фильме мы видим множество визуальных эффектов, показывающих суровую действительность военных действий. В кадре море крови и внутренностей. Наверняка такие эффекты требуют совсем других навыков, нежели создание полностью компьютерного мира в «Троне». Есть ли что-то общее в обоих процесах?

Крис Харви— По-моему, для всех этих задач требуются базовые навыки, которые нужно применять по-разному в зависимости от ситуации: так, например, может разительно отличаться обстановка на съемочной площадке, и, соответственно, сам материал. Если действие фильма происходит в компьютеризированной вселенной, то в процессе съемки вам потребуется много хромакея, а большая часть работы над фильмом будет проходить при помощи компьютерной графики. В случае с фильмом наподобие «Опорного пункта» вы имеете дело с уже отснятым материалом, в который нужно внедрить визуальные эффекты. И хотя эти оба случая достаточно похожи, связаны они с разными процессами. Так, в «Опорном пункте» мы делали наибольший упор на то, что мы можем снять прямо на площадке, дополняя это визуальными эффектами только там, где это необходимо, таким образом создавая ощущение реальности происходящего.



— Какие сцены вы бы предпочли сделать практически, а не на постпродакшне?

— У «Опорного пункта» был крайне низкий бюджет и мало времени на производство, но команда наших художников отлично поработала, несмотря на все ограничения. Нам не пришлось сильно расширять пространство на постпродакшне, потому что военный лагерь в кадре создавала целая армия людей. Это круто.

Также мы применили множество практических спецэффектов: взрывы, кровавые пятна, иногда дополняли все это на посте, если было нужно. С нами работала прекрасная команда, специализирующаяся на взрывах. Некоторые сцены мы снимали при помощи Phantom, чтобы показать большие взрывы и горящие дома, создать иллюзию действия напалма. Огня было много!

Кадр из фильма «Опорный пункт» (2017)Кадр из фильма «Опорный пункт» (2017)

Мы пытались как можно больше снять по-настоящему, у нас даже получилось достать оригинальный вертолет «Хьюи», который мы покрасили и доставили на съемочную площадку. Затем мы сделали несколько его копий, чтобы зрителю не казалось, что он только один.

— Несмотря на обилие крови и насилия, зритель все равно сочувствует тяжело раненным солдатам. Как у вас получилось достичь такого баланса?

— По большей части это заслуга режиссерских навыков Нила, но баланс действительно был. Война ужасна, и многие люди даже не осознают, насколько это жуткое событие. Мне никогда не приходилось смотреть на мир и людей через прицел, но это гораздо страшнее, чем считают многие.

Можно очень глубоко раскрыть эту тему, не уходя за пределы реальности. В то же время в фильме есть персонажи, которых нужно развивать, которым зрители должны сочувствовать, например, солдат, получивший множество сильнейших ожогов. Раненый лежит в кровати и рассказывает свою историю, которую мы узнаем посредством флешбэков. Надеюсь, зрители увидели в нем нечто знакомое, почувствовали с ним связь. Лично я почувствовал, так как актер прекрасно выполнил свою задачу. У него очень выразительные глаза: они будто бы позволяют заглянуть ему в душу.

Кадр из фильма «Опорный пункт» (2017)Кадр из фильма «Опорный пункт» (2017)

В одной сцене мы видим охваченного огнем солдата, потом перед нами предстает прикованный к кровати, покрытый ранами и шрамами человек — он абсолютно уничтожен морально. Если все это сработает как надо зритель почувствует привязанность к персонажу.

— Как вы пришли к инди-кинематографу, прекратив работать над крупнобюджетными проектами?

— Если кратко, то это произошло благодаря Нилу. Во время работы над «Роботом по имени Чаппи» мы наладили хорошие отношения, стали друзьями, проводили много времени вместе вне работы. Он заинтриговал меня, рассказав о своих планах и студии Oates. Ведь я начал заниматься визуальными эффектами именно потому, что хотел рассказывать истории. Мне нравится процесс повествования, я хочу принимать участие в создании фильмов, однако не претендую на должность режиссера.

Одна из целей Oats — создавать как можно больше историй. Несмотря на то, что над масштабными высокобюджетными проектами очень весело и интересно работать, это все равно очень медленный процесс. Выходит, что из-за расширенного времени для создания фильма пропадает возможность принять участие в новых картинах, к тому же в творческий процесс постоянно вмешивается начальство, которое вложилось в производство фильма. Это справедливо и в развлекательной индустрии и во многих других сферах. На вас накладывают очень много ограничений.

Кадр из фильма «Опорный пункт» (2017)Кадр из фильма «Опорный пункт» (2017)

В таких инди-студиях, как Oats, намного больше свободы. Это открытая площадка для творчества и экспериментов — мне это как раз подходит. Я авантюрист и с удовольствием рискую, пробую новое. Поэтому мое решение было очевидным: «Да, конечно, давай».

Мы собрали команду талантливых специалистов по визуальным эффектов из людей, с которыми мне приходилось работать, в то время как Нил занимался поисками других участников съемочного процесса. У нас получилась очень комфортная и продуктивная среда, все были полны энтузиазма, и это положительно сказалось на работе. Каждый член команды принимает множество решений во множестве аспектов, хотя, как правило, работа специалистов по визуальным эффектам не выходит за рамки их компьютера. В Oats мы снимаем чуть ли не в офисе и принимаем участие во всех этапах создания фильма. Для нас открыт целый новый мир — это потрясающее уникальное явление.

— Как вы экспериментируете с визуальными эффектами?

— Мы делаем много всего, даже не знаю, с чего начать. Я читал много отзывов, и люди периодически пишут, что в нашей работе нет ничего новаторского, ведь они это уже видели в других хоррорах. Однако процесс создания визуальных эффектов в масшатабах инди-студии выглядит совсем иначе.

Прежде всего, у нас нет ничего похожего на огромную команду с сотней специалистов и кучей помощников, которые решают множество мелких проблем. Мы начинали с десяти человек в команде, теперь это число выросло до двадцати — это все равно очень мало для таких масштабов работы. Нам приходится делать все самостоятельно с нуля, в том числе разрабатывать пайплайны.

Кадр из фильма «Опорный пункт» (2017)Кадр из фильма «Опорный пункт» (2017)

Мы можем пользоваться новыми инструментами. В масштабных проектах задействована огромная команда, и изменения там происходили очень медленно. Это как огромный конвейер; гораздо сложнее изменить курс. Сейчас мы работаем очень гибко. Бывают случаи, когда мы узнаем о новой технологии, а на следующий день уже проверяем ее в действии. Мы можем позволить себе работать не по шаблону, чтобы разнообразить рабочий процесс.

Благодаря этому мы поняли, что множество людей работают по одним и тем же схемам просто потому, что они действенные. В то же время иногда мне кажется, что люди не пробуют новые, более удобные способы лишь в силу сложившейся традиции, хотя сейчас появилось множество инструментов, позволяющих выполнять задачи гораздо эффективнее. Поиск новых решений — захватывающее занятие.

— Множество молодых режиссеров работают над проектами с крайне низким бюджетом, но тем не менее хотят применить в фильмах визуальные эффекты. С чего стоит начать знакомство с VFX?

— Я бы попробовал поработать с человеком, который разбирается в этом вопросе. Люди намного охотнее идут на контакт, чем может показаться на первый взгляд. Например, для поиска специалистов можно использовать платформы вроде ArtStation.

Кадр из фильма «Опорный пункт» (2017)Кадр из фильма «Опорный пункт» (2017)

Что касается Oats, то мы стараемся поощрять так называемое «открытое кинопроизводство». Поэтому вы можете зайти в Steam и за символическую плату купить дополнительный контент, к которому вы бы никогда раньше не получили доступ. Особенно если у вас не было опыта в создании визуальных эффектов.

Например, в Firebase есть три основных существа. Мы их всех выпустим в виде ассетов: не только сами модели, но и анимационные риги, текстуры и другие детали. У людей будет возможность «покрутить» все это самостоятельно. Мы практически даром делимся опытом, за который большие студии могли бы запросить сотни или тысячи долларов.

У Oats также есть форум, посетители которого могут задавать вопросы. Если вопрос касается определенного кадра, все, кто принимал участие в его создании, любезно на него ответят. Мы действительно стараемся помочь людям.

Источник: nofilmschool.com


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Обзоры

Чем хуже, тем лучше: 10 ужасных фильмов, ставших классикой

Решили вспомнить те редкие, но яркие случаи, когда фильм оказывался плохим настолько, что со временем обретал статус классики. Разумеется, все ассоциации с «Матильдой» случайны

  • 6 ноября
  • 8836
Практика

8 советов, как монтировать материал, снятый с дрона

Простые способы сделать ваш проект визуально привлекательнее на постпродакшне

  • 7 ноября
  • 3241
Тенденция

«Дюнкерк» совершенно точно получит «Оскар» за лучший фильм. Или нет?

Фильм Кристофера Нолана — явный фаворит Американской киноакадемии в этом году. Но успех или неудача «Дюнкерка» повлияет не только на его авторов, но и на «Оскар» в целом

  • 5 ноября
  • 2840
Практика

Как получить анаморфотное изображение без анаморфотного объектива

Задумайтесь: может быть, вам не нужна дорогостоящая оптика, чтобы в вашем фильме появилось знаменитое боке и горизонтальные блики

  • 10 ноября
  • 2277
Практика

Как это снято: «Титаник»

Двадцать лет назад «Титаник» отправился покорять сердца миллиардов зрителей по всему миру, в честь чего предлагаем вспомнить обстоятельства создания оскаровского рекордсмена и одного из самых технологически сложных фильмов в истории

  • 9 ноября
  • 2121
Обзоры

10 iOS-приложений для DIY-съемки

Превратите ваше яблочное устройство в видоискатель, снимайте на iPhone в Log-гамме и устраивайте многокамерную телетрансляцию прямо на дому при помощи приложений нашей свежей подборки

  • 13 ноября
  • 1341
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее