Слова

«Мы только отвлекаем зрителя от логических несостыковок и даем лишь самую необходимую информацию»

Шоураннеры «Черного зеркала» Анабель Джонс и Чарли Брукер о схеме работы над сериалом, взаимоотношениях с режиссерами и о том, почему проект — это в первую очередь «попкорновое развлечение»

  • 7 июня
  • 3261

Когда Netflix объявил, что профинансирует третий сезон британского сериала «Черное зеркало», сценарист Чарли Брукер ни на секунду не сомневался, что его обвинят в продажности. Опасения критиков подтвердились, когда вышел нашумевший эпизод «Сан-Джуниперо», получивший высокие рейтинги у зрителей: сериал о мрачном будущем технического прогресса получил оптимистичный эпизод — романтическую историю о влюбленных девушках, живущих в виртуальной реальности, солнечном курортном городе в Калифорнии образца конца восьмидесятых годов.
 

Теперь в сериале не было рекламных пауз, которые раньше структурировали серии.

 
— Третий сезон стал для вас первым опытом работы с Netflix. Соответственно, количество серий возросло от трех до шести. Как это повлияло на работу над проектом?
 
сценарист Чарли БрукерБрукер: На самом деле ничего особенно не изменилось. Руководство Netflix не стало менять наши рабочие привычки. Конечно, значительно возросло чувство ответственности за проект, так как теперь его могли увидеть во всем мире. Поэтому иногда я ощущал нервозность во время работы над сценарием. Кроме того, теперь в сериале не было рекламных пауз, которые раньше структурировали серии. Мы стали преследовать более амбициозные цели. В общем, это было неплохое испытание.
 
Аннабель ДжонсДжонс: У нас не было задачи сделать международный сериал, однако различные его эпизоды мы снимали в разных странах. Думаю, если бы не это решение, мы все так же остались на Channel 4 (британский телеканал).
 
— У вас уникальный формат. Каждый эпизод — это как отдельное кино со своей уникальной историей длиной в 60 минут. Нельзя не отметить эпизод «Сан-Джуниперо». Эту историю можно было бы растянуть на полнометражный фильм, однако вы поместили ее в рамки сериального хронометража. Не кажется ли вам, что хронометраж стал одной из главных причин привлекательности эпизода?
 
Брукер: Несмотря на то, что я люблю смотреть фильмы, некоторые картины наводят на меня ужасающую скуку. Часто современные блокбастеры со всей компьютерной графикой и экшеном начинают напоминать стиральную машину: на экране все перемешивается, а в конце нас ждет победа.
 
Кадр из сериала  «Черное зеркало»Кадр из сериала  «Черное зеркало»

Когда мы начинали работать над «Черным зеркалом», в индустрии была мода на сериалы длиной пять и более сезонов. И хотя многие из этих проектов мне нравятся, мне всегда казалось, что в сериалах не хватает той цельности, которой могли похвастаться, например, эпизоды «Сумеречной зоны». BBC старается заполнить эту нишу, однако на этом все и заканчивается. Создатели растягивают простую историю на много эпизодов, обращая больше внимания на атмосферу, чем на смысловую составляющую — мне не хотелось повторять подобный подход. В каком-то смысле нам было даже проще: мы могли просто рассказать историю и перейти к следующей, не заботясь, как она будет развиваться в следующих сериях. Нам очень приятно, когда нас хвалят за продуманные вселенные, ведь все, что мы делаем по сути, — это отвлекаем зрителя от логических несостыковок и даем лишь самую необходимую информацию.
 
Лично я никогда не мог писать по правилам, хотя читал множество книг по сценарному мастерству, в том числе Роберта Макки. На бумаге все это кажется логичным, но в работе я больше ориентируюсь на интуицию.
 

Лично я никогда не мог писать по правилам, хотя читал множество книг по сценарному мастерству.

  
— Вы не рассматривали идею рассказать некоторые из своих сюжетов в формате мини-сериала, чтобы рассказать и показать зрителю одну большую историю?
 
Брукер: Действительно, я подумывал об этом формате, однако мне казалось, что сериал не получится таким интересным, каким он получился в итоге. Некоторые задумки, к сожалению, пришлось отмести, так как они были слишком масштабными для нашего проекта. Например, изначально в «Сан-Джуниперо» должна была быть линия смертельно больных детей, благодаря которой могли появиться несколько сильных сцен. Но это была слишком серьезная задача для формата, к тому же история получалась грустной и без того.

Взамен этого мы обратили больше внимания на эпизод с вечеринкой, чтобы дать зрителю ощущение молодости, зарядить его оптимизмом, а затем подвести к драме. В каком-то смысле роль технологий здесь играет иную роль, чем в других эпизодах сериала, мы отошли от шаблона.

Кадр из сериала  «Черное зеркало»Кадр из сериала  «Черное зеркало»

— Как расширенный бюджет третьего сезона «Черного зеркала» повлиял на ваши профессиональные навыки? Почувствовали ли вы, что перед вам открыты все двери? Как это сказалось на производстве сериала и на его задумке?
 
Джонс: Безусловно, мы ощутили значительную разницу. Когда у тебя в распоряжении больше возможностей, ты смотришь на проект совсем иначе. Прежде всего есть выбор, где проводить съемки эпизода, теперь локации не ограничиваются дождливым Лондоном. Исследуя структуру сценария, ты подыскиваешь наиболее благоприятную среду, чтобы раскрыть его потенциал.
 
Брукер: «Сан-Джуниперо» был первым эпизодом, к которому я написал сценарий. Я сразу понял, что его примут неоднозначно, так как он отходит от основной тематики «Черного зеркала». Я ожидал, что сериал назовут американизированным. Собственно, поэтому я и решил сразу же бросить зрителя в антураж Калифорнии 1987 года, так как никто этого не ожидал.
 
Джонс: На самом деле такая свобода действий дает возможность поиграть со зрителем, так как он не знает, чему посвящен тот или иной эпизод.
 

Мы переживали, не получится ли у нас случайный набор серий, но, как мне кажется, этого не произошло.


— Зачастую во время просмотра сериал превращается в белый шум, так как все выглядит слишком затянутым и однообразным. Сделать шесть эпизодов в сезоне было вашим осознанным решением?
 
Брукер: Да, мы знали, что делаем. Нам хотелось, чтобы сериал не примелькался зрителю, мы стремились добавить неожиданности. Мы часто исходили из жанра истории. Например, мы хотели сделать фильм ужасов про дом с привидениями и думали, каким будет этот эпизод в контексте «Черного зеркала».
 
Аннабель Джонс и Чарли БрукерАннабель Джонс и Чарли Брукер

Джонс: Когда у тебя в распоряжении больше эпизодов, можно экспериментировать, не боясь нарушить целостность проекта.
 
Брукер: Три эпизода, безусловно, должны были больше походить друг на друга в плане концепции. С удлинением сезона мы почувствовали себя во главе небольшого кинофестиваля. Конечно, мы переживали, не получится ли случайный набор серий, но, как мне кажется, этого не произошло.
 

Если мы и используем труд других сценаристов, то предварительно составляем подробный аутлайн, которому они должны следовать.

 
 
— Рассматриваете ли вы экранизацию идей других сценаристов?
 
Брукер: Я брался за создание сценариев без опасений повторить самого себя, ведь концепция сериала предусматривает самые неожиданные истории. В грядущем сезоне будет эпизод, который нам предложили сторонние авторы. Мы услышали идею, хлопнули в ладоши и сказали: «Да». Это случается достаточно редко. «Черное зеркало» обычно ассоциируется с чем-то мрачным и враждебным, поэтому большинство идей и сценариев базируются на этом принципе. Я же всегда воспринимал сериал как некое попкорновое развлечение с налетом би-муви.
 
Джонс: Кроме того, мы должны быть уверены, что у новых эпизодов не будет тематических и смысловых пересечений с предыдущими. Если мы и используем труд других сценаристов, то предварительно составляем подробный аутлайн, которому они должны следовать.
 
Кадр из сериала  «Черное зеркало»Кадр из сериала  «Черное зеркало»

— Скажите, вы ведь в действительности не против новых технологий?
 
Брукер: Конечно нет. В прошлом я работал игровым журналистом, и это та работа, которую просто невозможно делать, если ты относишься к технологиям с предубеждением. Мы же не спрашиваем у авторов «Ходячих мертвецов», что они имеют против мертвых людей. Для нас технологии — это макгаффин, который приводит сюжет в движение.
 
Джонс: Часто в основе эпизода лежит вопрос: «Стал бы я пользоваться этой технологией в реальной жизни?». Она должна быть соблазнительной, полезной, эффективной. Если бы она не была близка и понятна нам, мы бы не верили в происходящее на экране.
 
У нас нет библии сериала, так что серию можно снимать хоть в болоте, если на то будет причина.
 
 
— Насколько сложно контролировать процесс съемки отдельного эпизода? Поскольку вы занимаетесь телевизионным проектом, вам постоянно приходится следовать графику. Сложно ли каждый раз набирать новую команду и находить с ней общий язык, чтобы снять эпизод?
 
Джонс: К каждому эпизоду мы относимся как к отдельному художественному фильму. Из эпизода в эпизод меняется вся команда, кроме меня, Чарли (Брукера) и нашего художника-постановщика, благодаря которому сериал выглядит цельно. Это невероятно трудная задача, невзирая на то, что мы старались как можно эффективнее организовать производство. Можно сказать, что шесть серий в сезоне — это также заслуга производственных издержек. Мы ищем людей, которые понимают материал, ведь у текста может быть множество интерпретаций.
 
Кадр из сериала  «Черное зеркало»Кадр из сериала  «Черное зеркало»

Брукер: Как известно, каждый эпизод снимают разные режиссеры, и это тоже своего рода проблема. Весьма сложно найти общий язык с режиссером, согласовать с ним выбранных нами актеров и многое другое. «Сан-Джуниперо», например, ставил Оуэн Харрис, до этого работавший над серией «Я скоро вернусь». У этих эпизодов есть общие темы, например, бренность человеческого бытия. Так что мы выбираем постановщиков и подобным образом.

Иногда режиссеры предлагают решения, о которых мы даже и не задумывались, и формат шести отдельных эпизодов как раз тем и привлекателен, что дает нам свободу творчества. У нас нет библии сериала, так что серию можно снимать хоть в болоте, если на то будет причина. С другой стороны, становится сложно отказывать.
 
Кадры из сериала  «Черное зеркало»Кадры из сериала  «Черное зеркало»

— Как выглядит работа режиссера над сериалом? Должен ли он соблюдать какой-то негласный кодекс, установленный создателями, или у него есть все возможности для принятия самостоятельных решений?
 
Джонс: Думаю, в нашем случае совмещены оба варианта. На проекте, все же, сохраняются некоторые телевизионные требования. Например, на подготовку к съемкам отводится восемь недель. За это время мы соединяем проведенную нами работу и усилия команды. Однако мы даем больше свободы, чем телевизионные коллеги. К тому же у нас достаточно долгий постпродакшн, и у каждого режиссера есть время, чтобы выстроить свой фильм, найти его, а также право на свою монтажную версию. Потом подключаемся мы и работаем над ней вместе.
 
Кадр из сериала  «Черное зеркало»Кадр из сериала  «Черное зеркало»​

— Готовите ли вы несколько серий одновременно или последовательно?
 
Джонс: Мы готовимся вплоть до начала съемок. Мы как шоураннеры постоянно находимся на площадке. Иногда бывают моменты, когда ту или иную строчку диалога режиссер понимает неправильно, появляются небольшие логические пробелы или же актеры начинают импровизировать.
 
Брукер: Мы много спорим насчет логики. Помню, мы долго обсуждали, может ли в Сан-Джуниперо идти дождь, и я считал, что нет. Но спор я проиграл.
 
Кадр из сериала  «Черное зеркало»Кадр из сериала  «Черное зеркало»

— Вы не собираетесь изменить шестисерийный формат сериала?
 
Брукер: Нет, мы не чувствуем в этом необходимости. Если поставить производство на конвейер, то мы точно потеряем в качестве. На мой взгляд, шесть эпизодов — это предел возможностей человеческого разума.
 
 
Также создатели поделились новостью, что съемки четвертого сезона сериала находятся на финишной прямой. По словам Брукера и Джонс, новые серии будут более короткими, чтобы история каждого эпизода выглядела более цельной и захватывающей. Режиссерское кресло в одной из серий заняла Джоди Фостер.
 

Шоураннеры не собираются прощаться с проектом. После работы над грядущим четвертым сезоном они планируют уделить больше времени поискам новых идей.
 
Источник: indiewire.com
 


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Обзоры

Как разрушить свою кинокарьеру: 10 вдохновляющих примеров

Кевин Спейси удачно доказал известный тезис, что репутацию строят годами, а разрушают за мгновение. Собрали примеры, как еще можно уничтожить свою кинокарьеру, помимо харассмента. Осторожно: некоторые истории могут шокировать

  • 7 декабря
  • 7183
Практика

5 простых монтажных приемов, которые могут серьезно изменить видеоролик

Нет ли у вас ощущения, что ролику, который вы собираетесь выпустить, чего-то не хватает? Иногда небольших изменений бывает достаточно, чтобы ваша работа приняла законченный вид

  • 5 декабря
  • 7136
Практика

Как это снято: «Я — легенда»

К юбилею одного из самых успешных фильмов в жанре постапокалипсиса обращаемся к истории его создания: запуск длиной в десять лет, перекрытый на полгода Нью-Йорк, «светлый» хоррор, а также средний палец в адрес Уилла Смита

  • 6 декабря
  • 5854
Практика

5 базовых композиционных правил и как их нарушить

В кинематографе есть множество правил, касающихся построения кадра: кадрирование на уровне глаз и правило третей — лишь одни из них. Но их можно (и нужно) нарушать

  • 10 декабря
  • 5115
Практика

Творческий подход к освещению, или как передать эмоции с помощью стеклянных банок

Канадский оператор Мэтт Бендо вспоминает съемки рекламного ролика, где он пропускал свет через стеклянные банки, чтобы добиться интересного эффекта в повествовании

  • 2 декабря
  • 4884
Обзоры

Базовые составляющие глубины изображения

Общая глубина изображения — это не только небольшая глубина резкости. Существует еще множество способов сделать изображение объемным. О них рассказывает режиссер, монтажер, оператор Таннер Шинник

  • 3 декабря
  • 4260
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее