Слова

«Риски производства даже малобюджетных картин слишком высоки без поддержки государства»

Каким странам интересно российское кино, как на него влиет цифровой рынок и что не так с закупочной стоимостью каналов: Дмитрий Литвинов, генеральный директор компании Planeta Inform и продюсер «Невесты» и «Вещего Олега» о состоянии индустрии

  • 18 мая
  • 1029
Павел Орлов

— У Planeta Inform много зарубежных партнеров. Как вы их ищете?  

— Международному направлению Planeta уже порядка семи или восьми лет. В среднем в год мы участвуем в трех-четырех международных рынках. Понятно, что за это время накопилось множество контактов: сегодня у нас в базе несколько тысяч адресов. Из них около тысячи активных и около ста компаний, с которыми мы регулярно заключаем сделки.  

Дмитрий Литвинов, генеральный директор дистрибьюторской компании Planeta Inform, продюсер «Невесты» и «Вещего Олега» / Фото: Ольга НаседкинаДмитрий Литвинов​, генеральный директор Planeta Inform / Фото: Ольга Наседкина

— Какие регионы за рубежом проявляют наибольший интерес к нашему кино? И есть ли какие-то особенности в работе с тем или иным регионом?

— Основной покупатель российского контента — это Азия. Последнее время быстро растут Индонезия, Таиланд и Корея, но прежде всего — это Китай. Сделка с Китаем при условии прохождения цензуры и квоты может давать до 25-30% общего объема продаж. Договариваться здесь сложно, но возможно. Правда, мы стараемся не входить с китайцами в отношения по роялти, поскольку нет четкой, прозрачной и независимой системы по сборам, вроде Rentrak. У них сборы считает основной дистрибьютор — государственная компания China Film Group. То есть сами катаем, сами себя проверяем.

Дмитрий Литвинов​, генеральный директор Planeta Inform / Фото: Ольга НаседкинаДмитрий Литвинов​, генеральный директор Planeta Inform / Фото: Ольга Наседкина

От азиатов мы вообще редко получали роялти, поэтому и сумму минимальных гарантий с данного региона мы изначально закладываем несколько большую. Роялти приходят из Штатов, Великобритании, Германии — то есть из стран с понятной, прозрачной экономикой. Они регулярно делают отчисления, хоть и запаздывают с платежами.  

В Европе важная территория — Германия, где живет диаспора порядка четырех миллионов человек. С Францией все непросто, хотя она очень культурно близка России. Французы воспитаны на собственном контенте — это единственная в мире страна, где существует приоритет национального кино перед голливудским. Более того, зрители приучены смотреть «умные» фильмы. Вдобавок Canal+, которому мы раньше продавали кино, сейчас стал меньше покупать. Англия берет наше кино, но в основном сразу для home video. К тому же, после распада Советского Союза и волны антироссийских настроений мы, к сожалению, почти потеряли рынок Восточной Европы. На Чехию и Польшу сделки идут редко.

Дмитрий Литвинов​, генеральный директор Planeta Inform / Фото: Ольга НаседкинаДмитрий Литвинов​, генеральный директор Planeta Inform / Фото: Ольга Наседкина

Что касается других регионов, то по Африке сделок тоже почти нет, Австралия берет редко. Зато сейчас у нас появилось несколько интересных партнеров в Южной Америке. Посмотрим, как будет там действовать система лицензирования. Сильно подросла Индия, несмотря на закрытость рынка. 

— По вашему опыту, какое российское кино востребовано за рубежом? 

— Если не брать сериалы, потому что это отдельная большая тема, то глобально существует три вида контента, который мы продаем. Наибольшим успехом пользуется анимация, особенно в 3D. Но есть условие — в ней не должно быть национального уклона. Условные «Богатыри» не очень годятся для международных продаж. А вот «Снежная королева» в 3D идет успешно, потому что это универсальная история в понятном формате. Кроме того, анимация априори включает лицензирование и мерчандайзинг, за счет чего продается в среднем в два, в два с половиной раза дороже, чем игровые картины. 

Кадр из фильма «Снежная королева»Кадр из фильма «Снежная королева»

Второй важный сегмент — жанровые полнометражные фильмы. Удачно идут исторические блокбастеры: «Викинг», «Коловрат», «Скиф», «Вещий Олег». Костюмированное шоу с большим количеством экшна — это всегда хорошо для продаж. Другое дело, что таких картин наша индустрия производит мало, потому что на локальном рынке они не пользуются успехом. 

Также успешно продавались военные боевики, вроде «Мы из будущего», и фильмы-катастрофы. Например, удачным кейсом стало «Метро»: сработала универсальная тематика картины, ведь подобное может случиться в каждом городе. Показательно, что «Ледокол», проект той же компании, оказался менее успешным: история советских полярников не настолько актуальна. То есть на международном рынке работает универсальность темы. 

Афиша фильма «Невеста»Афиша фильма «Невеста»

Сейчас мы сделали успешный проект «Невеста». На данный момент мы лишь чуть-чуть не дотянули до наших эстимейтов.  Мы превысили сборы «Пиковой дамы» в два с половиной раза и надеемся дотянуть до трех, когда полностью закроем англоязычные территории. То есть в хорроре сыграл уникальный концепт, связанный с русскими свадебными обрядами. Помогло и то, что «Невесту» мы правильно продавали: по тизеру,  заключили много сделок на пресейле и после показа. 

Но один только классный концепт не работает. В случае «Защитников» при высоких продажах было много жалоб уже после просмотра, особенно на европейских территориях и в Америке. Это уже проблема качества самой картины.   

Кадр из фильма «Защитники» Кадр из фильма «Защитники» 

И третий сегмент — это фестивальное кино. Оно живет своей жизнью, а его коммерческий успех и продажи полностью зависят от успеха фестивального. В основном русское фестивальное кино не попадает в пакеты российских дистрибьюторов. Все дело в лобби фестивалей. Например, в Каннах сильны французские дистрибьюторы. В итоге, чтобы попасть в конкурс или во второстепенные программы, нужно начинать работу сильно заранее. При прочих равных очень важно иметь дистрибьютора, способного повлиять на фестиваль. Поэтому в основном все хорошие фестивальные картины из России оказываются у иностранных компаний. 

Отдельно замечу, что никому не нужны русские комедии. Это сугубо локальный продукт. 

Дмитрий Литвинов​, генеральный директор Planeta Inform / Фото: Ольга НаседкинаДмитрий Литвинов​, генеральный директор Planeta Inform / Фото: Ольга Наседкина

— Каково соотношение площадок реализации отечественных фильмов за рубежом: в прокате, на платформах new media, на телевидении?

— В основном продажи идут на интернет и кабельные сети. В меньшей степени прокат. В Азии, к примеру, он возможен, но в том же Китае прокат короткий: четыре дня — и тебя снимают, потому что много местного продукта. В Германии есть кинотеатры, которые берут в прокат русское кино преимущественно для русскоязычной публики. Денег это особо не приносит, но зато работает как дополнительный инструмент маркетинга, влияя на цифровые продажи. Слоты под иностранное кино есть и у ряда телевизионных компаний: Arte, Canal+, Globo, азиатские каналы. 

Кадр из фильма «Вещий Олег»Кадр из фильма «Вещий Олег» 

— Расскажите о планах вашей компании на Каннском кинорынке этого года.

— В Каннах у нас большой пакет. Сейчас мы начинаем предпродажи «Вещего Олега» и «Комы». Допродаем «Невесту» и «Ледокол». Закрываем «Защитников». Заявляем «Икарию». Для меня как для продюсера сейчас, конечно, особенно важен хороший фидбек на «Вещего Олега». Мы подготовили тизер, покажем часть сцен. Как раз все необходимые материалы готовы и к Каннам, и к защите в Фонде кино. 

— С учетом того, что фильмы, которые вы продюсируете, сильно отличаются по жанру, по тематике и по бюджету, каковы общие критерии проектов, запускаемых вами в производство?

— У них должен быть ряд качеств. Во-первых, ясный, четкий, понятный бренд — например, «Вещий Олег»: все знают, что это ключевой персонаж русской истории домонгольского периода. Во-вторых, ярко выраженный хай-концепт, как в «Невесте». В третьих — визуализация. Вспомните «Игру престолов» или «Викингов»: там сочная, яркая картинка. Вот в «Вещем Олеге» мы придерживаемся как раз такой концепции. Соответственно в наших новых проектах, которые сейчас находятся в разработке(это хоррор и городской романтический экшн) все это есть.

На съемках фильма «Невеста»На съемках фильма «Невеста»​

—  Если говорить о российском рынке, как бы вы оценили перспективы жанров, на которые кинопроизводители сейчас возлагают надежды: хоррора, исторического экшна, фантастики?

— Все зависит от того, не испортит ли кинематографическую «поляну» низкопробный продукт. В нашей стране и так трудно бороться с негативным отношением молодого зрителя к национальному кино.  

Ключевой момент с сай-фаем и фэнтези — графика, которая тут особенно важна. Сейчас людей, которые качественно делают CG, у нас не много, и они все заняты на крупных проектах. 

Кадр из фильма «Вещий Олег» Кадр из фильма «Вещий Олег» 

Безусловно, будет развиваться и хоррор, но только тот, что основан на уникальных хай-концептах. Просто страшилки никому не нужны. У нас достаточно импортного би-муви, и его аудитория ограничена. Что касается исторического экшна, то в обозримом будущем как бизнес-модель без поддержки государства этот жанр работать не будет. Но государство, я считаю, в таком кино заинтересовано. Ведь каждый гражданин должен знать историю своей страны. И тут возникает вопрос, в какой форме история преподается: если как нравоучение, то зритель ее отвергнет, а если в игровой ненавязчивой форме, то это сработает. 

— Как бы вы оценили государственную поддержку отечественного кино в данный момент? 

— Есть такое ощущение, что сейчас снизили объем финансирования независимых проектов. Конечно, зря. Ведь, по сути, через независимые проекты в наше кино поступает новая кровь. На них начинают люди, хорошо чувствующие аудиторию, со своими хай-концептами. То есть это такая кузница кадров. Если ее перестать поддерживать, то постепенно мы ощутим нехватку необходимых людей. Во мне не находят отклика и некоторые инициативы, вроде введения пятимиллионного порога за прокатное удостоверение. Это убьет независимых дистрибьюторов и обострит отношения с Motion Pictures Association. Но в остальном я считаю, что Фонд кино работает эффективно. Такие меры, как поддержка региональных кинотеатров — это очень важные шаги для нормализации и развития рынка. Понятно, что если государство вливает огромные деньги в рынок, то оно имеет право регулировать его. Только действовать при этом надо бы более аккуратно. 

Дмитрий Литвинов​, генеральный директор Planeta Inform / Фото: Ольга НаседкинаДмитрий Литвинов​, генеральный директор Planeta Inform / Фото: Ольга Наседкина

Помимо государственного регулирования есть более значимая проблема. Это телеканалы. После введения санкций и оттока рекламы они резко снизили закупочную стоимость. Она упала в долларовом выражении в десять раз. Но реклама на каналах упала только в два раза максимум. То есть раньше каналы были той константой, которую продюсер всегда мог закладывать в бизнес-план, а сейчас этот показатель упал раза в четыре, если считать в рублях. В итоге получается недофинансирование и повышение рисков. Вдобавок сегмент DVD упал, а цифровое видео хоть и растет на 40% в год, но пока не покрывает образовавшиеся дырки. То есть риски входа в производство даже малобюджетных картин слишком высоки без поддержки государства. Получается, что надо проработать год, в лучшем случае ничего не заработав, а в худшем — еще и потеряв. При этом давно вернулась реклама, показатели. А закупочная цена каналов не растет.   

— Как же решить эту проблему?

— Честно говоря, не знаю. Пока мы уповаем только на одно — на рост цифрового рынка и участие интернет-кинотеатров, как это было в случае IVI в «Невесте». Но активного увеличения их участия не будет, поскольку нет конкурентного толчка. Netflix мы к себе не пустили, а значит лишили производителей контента доступа к бюджету, который Netflix тратит в США и других странах. Теперь мы удивляемся низкому качеству контента, а ведь оно является следствием необходимости ужимать бюджеты.

Дмитрий Литвинов​, генеральный директор Planeta Inform / Фото: Ольга НаседкинаДмитрий Литвинов​, генеральный директор Planeta Inform / Фото: Ольга Наседкина

Кроме того, оборотная сторона участия интернет-кинотеатров заключается в том, что, по мере увеличения своей роли, они будут требовать сокращения кинотеатральных показов. На самом деле, мы становимся свидетелями большой заварушки. Очередной тому пример — Каннский кинофестиваль поставил условием попадания в конкурс гарантию кинотеатрального проката из-за случаев, когда релиз происходит сразу на цифровых платформах типа Netflix.

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также

    Популярное
    Практика

    5 незаменимых человек на съемках микробюджетного проекта

    Насколько большой должна быть команда и какие члены команды самые незаменимые на съемочной площадке — это, пожалуй, самые частые вопросы, которые задают люди, занимающиеся финансированием фильмов с предельно низким бюджетом

    • 21 июля
    • 3003
    Техника

    Как две компании меняют будущее визуальных эффектов

    Хромакей и ротоскоп в скором времени отправятся на свалку истории, но в чем подвох?

    • 18 июля
    • 2701
    Практика

    Как это снято: «Робокоп»

    Отмечаем тридцатилетие «Робокопа» Пола Верховена и разбираемся, как режиссеру, который не любит кинофантастику, удалось создать один из ярчайших образцов жанра. Сатира, натурализм, библейские темы и хитроумные спецэффекты – в фильме голландца и в нашем обзоре

    • 17 июля
    • 2650
    Обзоры

    10 великих неснятых фильмов

    Часто любопытнейшие кинопроекты в силу тех или иных причин не доходят до экрана. Вспоминаем несостоявшиеся картины, которые могли бы изменить историю кино: «Наполеон» Кубрика, советский фильм Антониони, «Мастер и Маргарита» Климова и многое другое

    • 15 июля
    • 1640
    Практика

    Как Пол Маклис монтировал «Малыша на драйве» прямо на площадке

    Монтажная тележка, работа на обочине дороги и поездки на съемочном трейлере: что ждать монтажеру, который вынужден присутствовать на съемках каждый день

    • 13 июля
    • 1330
    Практика

    «Рассказ служанки»: создание антуража для мини-сериала в жанре альтернативной истории

    Разбираем особенности художественной постановки одного из главных хитов этого года и изучаем, как его создателям удалось создать современный мир без письменности и искусства

    • 16 июля
    • 925