«Я видел всех, я помню Чарли Чаплина и Элизабет Тейлор. И в этом вся моя жизнь»

Рок Бриннер
 

— У вас такая экстравагантная сумка. Это ваша, или она передалась вам от отца?

— Нет-нет, это не сумка моего отца. Я пилот. Стал им 30 лет назад, и это моя пилотская сумка. Обычно в ней хранят карты, но я с ней путешествую вот уже четвёртый десяток лет.
 
— Я смотрю на фотографии вашего отца. У него столько разных образов… Какой из них является вашим любимым?

— Самый любимый – это Дмитрий Карамазов из фильма «Братья Карамазовы». Почему? Потому что это отец считал Карамазова своей самой значимой ролью в карьере.

Юл Бриннер в роли Дмитрия Карамазова
 
— А ещё я заметил на фотографиях, что вокруг вашей семьи всегда было много знаменитостей. Можете рассказать об этом?

— Это всё равно что, если бы вы попросили меня рассказать обо всей моей жизни. Я видел всех и вся. Это продолжалось и продолжается по сей день. Понимаете, я видел Чарли Чаплина и Элизабет Тейлор. Работал и до сих пор дружу с Бобом Диланом. И так далее. В этом вся моя жизнь, я помню каждый момент.

Юл Бриннер, Рок Бриннер, Майкл Джексон
 
— Вы – почётный гость VIII кинофестиваля «Русское зарубежье», который в этом году посвящён Юлу Бриннеру…

— Это большая честь для меня – быть на вечере, который посвящён моему отцу. Несмотря на то что его уже нет, он всё ещё живёт в моём сердце, и это особенно чувствуется, когда я приезжаю в Россию. Это очень важно, потому что мой отец всегда восхищался Александром Солженицыным. До сих пор помню, как мы вместе с ним читали «Один день Ивана Денисовича». Я написал всё это в книге о моём отце, которую подарю сегодня директору Дома русского зарубежья Виктору Москвину, и мечтаю, что эту книгу когда-нибудь прочитают на русском языке. Надеюсь, что дом имени Солженицына поспособствует этому. Последние 12 лет я посвятил укреплению отношений между Россией и Америкой, часто приезжаю во Владивосток, где являюсь одним из организаторов местного кинофестиваля. Мне очень жаль, что сейчас наметилась болезненная неприязнь между нашими странами. Но, надеюсь, что это ненадолго.
 
— В этом году фестиваль «Русское зарубежье» проводится ещё и в честь столетия Первой Мировой войны. У каждого русского человека есть история, связанная с войной – неважно какой. А у вас?

— Вы что, думаете, что я так стар? Я знаю, конечно, о войне, но мне нечего вам рассказать.

Рок Бриннер
 
— Ваш отец представлен к награде имени Михаила Чехова. Что это значит для вас?

— Это невероятно. Я познакомился с Михаилом Чеховым, когда мне было шесть лет. Мой отец специально приехал в Соединённые Штаты, чтобы учиться у него и работать с ним. В Советском союзе все читали Станиславского и  работали по его методу. Но опыт показал, что по многим вопросам, касающимся актёрской техники, Чехов был наравне со Станиславским, а то и выше него.
 
— Вы представляете на «Русском зарубежье» документальный фильм о вашем отце, где выступаете в качестве рассказчика, главного героя. Каково это, по-вашему, быть перед камерой, а не позади неё?

— Да, в этом фильме в основном говорю я. Это потрясающий документальный фильм, называется «Юл Бриннер: душа бродяги». Правда, я его ещё не видел, но Маргарита Куклина – великолепный молодой режиссёр. Надеюсь и верю, что это будет лучший документальный фильм о моём отце, который только может быть. Хотелось бы, чтобы его показали на российском канале «Культура» и, конечно же, в США.

 
 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.