Слова

«Я снимала дуэль между отцом и дочерью»

В российский прокат недавно вышел фестивальный хит «Тони Эрдманн» режиссера Марен Аде. Мы решили, что это хороший повод расспросить ее о предпосылках создания фильма и его персонажей, монтаже и хронометраже картины, а также других, уже продюсерских, проектах

  • 1 марта
  • 878
Пауло-Ариуна Португал

«Тони Эрдманн» — один из тех фильмов, которые за простой формой скрывают глубокое содержание. Вот почему в прошлом году в Каннах многих удивило, что картина осталась без наград (не считая премии ФИПРЕССИ). История об отце (Петер Симонишек), который, пытаясь наладить отношения с вечно занятой дочерью (Сандра Хюллер), перевоплощается в некоего странного персонажа по имени Тони Эрдманн, покорила всех. И то, что лента взяла реванш в декабре, получив пять премий Европейской киноакадемии, включая номинацию «Лучший фильм года», не может не радовать. Нам довелось пообщаться с режиссером Марен Аде, которая рассказала о работе над картиной.

Кадр из фильма «Тони Эрдманн»Кадр из фильма «Тони Эрдманн»

— Представляя фильм, вы сказали, что мучительно завершали его. Почему после окончания съемок до премьеры прошло два года?
 
— У меня было около ста часов отснятого материала. Чтобы все это отмонтировать ушел год. Кроме того, у меня родился ребенок, и пришлось взять небольшой тайм-аут в работе.   

— Но, не смотря на монтаж, фильм все же получился длинный — почти три часа.

— Иначе и быть не могло. Я с самого начала понимала, что буду делать длинный фильм. Да, его можно было бы сократить минут на десять, но не больше. Это вопрос ритма. Знаете, иногда и короткометражные картины кажутся невыносимо долгими.  

Марен Аде, режиссерМарен Аде, режиссер​

— Как родилась идея снять «Тони Эрдманна»?

— Меня всегда интересовал вопрос взаимоотношений в семье: простые и понятные роли, которые играет каждый, повторяющиеся ритуалы. С другой стороны, люди понимают и чувствуют, что они не похожи на других, что они могут быть разными, но почему-то боятся или не умеют этого показать. И когда я это поняла, мне пришла в голову идея снять своего рода дуэль между отцом и дочерью, в ходе которой они лучше узнают друг друга.  

Кадр из фильма «Тони Эрдманн»Кадр из фильма «Тони Эрдманн»

— Вы из тех, кто считает, что личный опыт можно использовать в работе? Взаимоотношения с вашим отцом имеют какое-нибудь отношение к фильму? 
 
— Вероятно. Мой папа тоже очень игривый человек с отменным чувством юмора. И да, он тоже иногда ради смеха носил вставные зубы, которые я «украла» для своего персонажа. Отличие лишь в том, что мы с отцом всегда были очень близки.  

— Интересно, что вы ведете повествование очень свободно, не загоняя себя в какие-то рамки. Или это лишь иллюзия? От сценария сильно отклонились во время съемок?   

— Правда в том, что если вы сейчас прочитаете сценарий, поймете, что он очень близок к тому, что получилось в итоге. А свобода, о которой вы говорите, получилась благодаря эмоциональности актеров. Я люблю импровизации на площадке и давала им возможность быть свободными, не отклоняясь при этом от неких основ. Такое сочетание порой дает прекрасный результат.

Кадр из фильма «Тони Эрдманн»Кадр из фильма «Тони Эрдманн»

— Что вдохновило вас на создание персонажа, сыгранного актрисой Сандрой Хюллер? Получился эдакий притягательный монстр.  

— Я очень долго изучала тип женщин, погруженных с головой в работу. И мне было не так важно, чем именно они занимаются. А потом я поняла, что идеальная сфера — консультант. Потому что консультанты постоянно играют роль, теряя свою сущность и личную жизнь. И это прекрасно сочетается с тем, что отец играет роль, прикидываясь Тони Эрдманном.  

Кадр из фильма «Тони Эрдманн»Кадр из фильма «Тони Эрдманн»

— Поговорим о «голой вечеринке»?  

— Для меня это очень важный момент. Он открывает что-то человеческое в этой женщине и одновременно ломает табу, вызывает смущение.  Без этого никак… 

Марен Аде, режиссер​Марен Аде, режиссер​

— Коль скоро вы заговорили о табу, позвольте спросить, откуда такой интерес к творчеству португальского режиссера Мигеля Гомеша, чьи фильмы, включая «Табу», вы поддержали в качестве продюсера?  

—  Я познакомилась с ним в 2009 году, на одном из фестивалей, где была представлена ретроспектива его работ. И мне сразу захотелось с ним сотрудничать. Мне нравится, что он абсолютно свободен. Люблю людей, которые чувствуют себя свободными в профессии, меня это вдохновляет.  Но как продюсер я работаю не только с Мигелем. У меня есть проекты, реализованные в Германии, Швейцарии и Чили (в нынешнем году в конкурсе Берлинского кинофестиваля был представлен фильм чилийца Себастьяна Лелио «Фантастическая женщина», сопродюсером которого выступила Марен Аде — прим.ред).

 


Комментарии

Напишите комментарий первым!


Необходимо исправить следующие ошибки:


    Смотрите также