Слова

«Я боялся, потому что впервые делал фильм про "здесь и сейчас"»

Федор Бондарчук утверждает, что на съемках «Притяжения» для него все было впервые: опыт работы с сюжетом о пришельцах, отказ от наработанных режиссерских приемов, создание группы с нуля, расписание КПП с театральными артистами и много-много страхов

  • 2 февраля 2017
  • 3751
Родион Чемонин

Страх №1: выйти из зоны комфорта 


Когда меня спрашивают, что нового для меня было во время съемок «Притяжения», я отвечаю — все! С глубоким уважением к моим коллегам, с которыми я работаю с 2004 года, я полностью поменял команду. Точнее, меня поменяли, меня пригласили. Так произошло, что меня взяли на проект. 

На съемках фильма «Притяжение»

Изначально я даже не думал о том, чтобы снимать эту историю. Авторов идеи «Притяжение» Сашу Андрющенко и Михаила Врубеля я знал еще с «Призрака», где я играл, а они были продюсерами. Они принесли мне идею фильма о пришельцах, которые падают даже не на Кремль, а на знакомый всем и каждому спальный район Москвы. Это вообще история, конечно, не про инопланетян, а про нас с вами, про все то, что мы видим в новостях. Надо просто подставить вместо слова «пришельцы» слова «другие», «чужие».

Михиал Врубель и Александр Андрющенко / Фото: Виктор ВытольскийМихиал Врубель и Александр Андрющенко / Фото: Виктор Вытольский

Было около 60 вариантов сценария. Каждый раз, когда они приносили мне очередной драфт, возникал вопрос: кто будет режиссером? Все ближе и ближе начало съемочного периода, а постановщика все нет. Тогда Саша говорит: «А, может, вы сами снимете?» — на что я рассмеялся. Да я ни разу не снимал фильм с инопланетянами, да еще с таким количеством спецэффектов. Это даже не обсуждалось! Потом предложили еще, потом еще. Потом начали капать на мозг, до тех пор, пока я не подумал: а почему бы и нет? Ловлю себя на мысли, что до съемок остается несколько часов, и в панике разговариваю сам с собой: «Неужели уже завтра съемки? Может, поручить кому-то другому снимать этот фильм? Может, есть еще шанс спрыгнуть?»

Федор Бондарчук / Фото: Виктор Вытольский

Я боялся еще и потому, что впервые делал фильм про «здесь и сейчас». День завтрашний или день вчерашний — это стены, за которыми можно спрятаться. Это мои внутренние проблемы, и я прекрасно отдаю себе в этом отчет. Это зона комфорта, затворки, за ними ты всегда можешь придумать свой мир, своих персонажей, которых никто знать не знает. У тебя может быть розовый танк, за который в «Обитаемой острове» я получил по полной! Танк на самом деле не был розовым, просто на планете Саракш в это время дня такое преломление света. А танк черный. Прошло уже почти десять лет, и мне все равно его припоминают. Но пойди докажи, что я неправ. Свой придуманный мир ты знаешь лучше, имеешь право трактовать каждый нюанс по-своему. Но здесь день сегодняшний, без прикрас, без цветокоррекций. Хотя на монтаже «Притяжении» я пытался сделать свою цветокоррекцию, но меня все время останавливали. Мы сбалансировали дома без каких-то визуальных аттракционов, очень ровно. Для меня это была действительно страшная задача.
 

Страх №2: набрать совершенно новую съемочную группу


Я не совсем понимал, что меня ждет. Но талант, желание слышать и слушать Саши и Михаила принесли свои плоды.

На лекции, посвященной фильму «Притяжение», в киноцентре «Октябрь» / Фото: Виктор ВытольскийЛекция, посвященная фильму «Притяжение» / Фото: Виктор Вытольский

Очень страшно начинать работать с кем-то другим. Вот, правда, это очень большой страх. На предыдущих работах я загнал себя в придуманные мной рамки и жил в самим собой придуманном маленьком государстве. Но идея, которую принесли Саша Андрющенко и Миша Врубель, требовала поменять всю группу. Я сказал им: «Обновляйте все». В результате, они на самом деле поменяли все и всех, все цеха. Большую часть находил Саша. В частности, звук — включая новозеландского саунд-дизайнера Дейва Уайтхеда. Я, конечно, сопротивлялся, но в результате все, кого привели Врубель и Андрющенко, оказались высочайшими профессионалами. Уайтхед, к примеру, работал над «Районом №9», «Хоббитом» и недавним «Прибытием».

Михиал Врубель / Фото: Виктор ВытольскийМихиал Врубель / Фото: Виктор Вытольский

Из старой гвардии, с которой я работал с 2004 года, с «Девятой роты», остались только художник-постановщик Жанна Пахомова и художник по костюмам Таня Мамедова. 

Саша Андрющенко — не только один из авторов идеи и сопродюсер, но и режиссер монтажа. Когда мы сделали первую сборку, было странное ощущение, что все правильно смонтировали и ничего менять не надо. То есть не было версии на 3 часа 15 минут, это было уже кино. Потом, конечно же, мы вернулись и все переделали. Процесс происходил так. Я говорил: «Послушай, Саш, я люблю сам монтировать, давай завтра с тобой сядем и поработаем». «Ну, конечно-конечно. А что вы хотите подмонтировать?» Я отвечал: «Ну, смотри, первая часть немножко “тянет”. В этом эпизоде видно, что это постановочное движение, давай “хвосты” отрубим. Здесь, давай, по музыке не в долю сделаем склейку, а в синкопу…» Саша: «Да-да, давайте, завтра вечером сядем, чтобы нам никто не мешал, и сделаем». 

Александр Андрющенко / Фото: Виктор ВытольскийАлександр Андрющенко / Фото: Виктор Вытольский

Прихожу на следующий день. Саша говорит: «Давайте, посмотрим всю первую часть, вспомним, что вы там вчера говорили, подтянем». Сажусь, смотрю и ничего не понимаю, потому что все хорошо и мне все нравится. Я говорю: «А где все?» Саша: «Так все, что вы вчера сказали, я уже сделал». Ах ты, зараза! А как же мое блистательное умение?! Я же ас монтажа! А ты кто? И так было везде.

Много вырезали на монтаже, много пересняли. Это был первый случай пересъемок в моей биографии. Я знаю много кинематографистов, которые не обращают внимание на фокус-группы. Но я впервые переснимал сцены по результатам фокус-групп. Например, сцены в школе. Что-то объяснили на пересъемках, в тех сценах, которые вызывали одинаковые вопросы для разной аудитории. 
 

Страх №3: новые актеры


Вообще, название фильма «Притяжение» передает то ощущение на съемочной площадке, когда молодые актеры, новые люди в кадре и за кадром находились в состоянии притяжения друг к другу.

На лекции, посвященной фильму «Притяжение» / Фото: Виктор Вытольский

Самым сложным на «Притяжении» были не спецэффекты, не новая для меня манера съемки. Самым сложным была работа с актерами. Это касается и боязни, что я их плохо знаю, и того, что они были очень заняты в театрах, в которых служат, и страха, что они шли на невероятные жертвы (Старшенбаум пять дней не спала, так как снималась на другом проекте, и пришлось приставить к ней врача. Петров в пылу порезал сухожилия на ноге и полфильма играл с палочкой или стоя на одной ноге). Создание КПП с театральными актерами — это про ужас. После этого я говорил: «Ненавидите ли вы театр, как ненавижу его я?» 


Федор Бондарчук / Фото: Виктор ВытольскийФедор Бондарчук / Фото: Виктор Вытольский

Александр Петров, Ирина Старшенбаум, Риналь Мухаметов — это просто звери. Молодые актеры, которых не знает большинство зрителей в нашей стране, но они умеют все. У Ирины вообще нет актерского образования, но у нее все получалось чуть ли не с первого дубля. Петров — это псих какой-то! Как-то на пробах стоим, смотрим, как свою сцену сделал Петров. Я говорю: «Саша, не могли бы вы на полчаса остаться? У нас дальше пробы будут, но у нас нет актрисы, вы можете за нее сыграть, так актеру будет легче взаимодействовать?» Он говорит: «Да, пожалуйста!» И он играл эту актрису так, будто это она сама. С Ирой было то же самое, она также помогала на пробах, когда я просил ее сыграть за полковника. Я был даже не очарован, а по-ра-жён.

Ирина Старшенбаум и Александр Петров / Фото: Виктор ВытольскийИрина Старшенбаум и Александр Петров / Фото: Виктор Вытольский

Да простят меня другие театры и другие педагоги, но Кирилл Семенович (Серебренников) знает какой-то секрет для своих учеников и артистов «Гоголь-центра», благодаря которому они не просто выделяются среди других артистов… Мы выбирали среди сотен малоизвестных молодых актеров. Вот я вижу: интересный какой актер, характерный такой, если он снимется у нас, то у нас компания будет очень разношерстной. Кто это? Мне отвечают: «Гоголь». Угу, понятно. А вот этот коренастый такой, ни на кого не похожий? «Гоголь». В результате, так получилось, что Никита Кукушкин, Женя Сангаджиев, Ринат Мухаметов, сыгравшие у нас, — это все ученики Серебренникова, и я буду не в одном интервью благодарить за них Кирилла Семеновича. Это другие актеры, другое поколение, другие мотивации и абсолютно свободные. 

На съемках фильма «Притяжение»Евгений Сангаджиев, Федор Бондарчук, Никита Кукушкин на съемках фильма «Притяжение»

Еще я всегда мечтал поработать с Олегом Евгеньевичем Меньшиковым. Мне представился случай, наконец, предложить ему роль. Но он сразу сказал: «Да я же ни разу военных не играл». Нет-нет, я видел его в военной форме, и это было хорошо. Мы встретились с ним, начали обсуждать детали, в том числе и его график занятости в театре. Когда дошли до театра, я говорю: «Стоп, Олег, ты что, согласен, что ли?» Он отвечает: «А ты думаешь, что я тут с тобой сижу?» Так осуществилась моя мечта — снять в своем фильме Меньшикова.

На съемках фильма «Притяжение»Олег Меньшиков, Федор Бондарчук на съемках фильма «Притяжение»

Как мы с ним работали? Мы репетировали сцену без него. Отмечали точки, где он будет находиться, двигались. Потом появлялся Олег Евгеньевич, проходил сцену за 15 минут. Смотрел все на плейбэке, спрашивал: «Может, поменяем здесь так и так?» Я говорил, что нет, он все сделал в точности так, как я и хотел. «А может быть, поменяем вот это слово в фразе, оно как-то не очень “звучит”?» Да нет, Олег Евгеньевич, все очень хорошо звучит, мы сценарий шлифовали несколько лет. Он: «Тогда я поехал?» Да, Олег Евгеньевич, спасибо, мы сегодня прекрасно с вами поработали. 
 

Страх №4: отказаться от привычных методов съемки


Я много снял для этого фильма таких кадров, которые всегда меня спасали, все эти крупные детали через наезды, долли, бифокальные линзы, квадрокоптерная съемка и так далее. То, что я хорошо знаю и люблю. С их помощью я хотел тоже подстраховаться. 

Федор Бондарчук и Антон Долин / Фото: Виктор ВытольскийФедор Бондарчук и Антон Долин / Фото: Виктор Вытольский

Но в результате мы эту красоту вырезали и оставили кадры, снятые с рук, добиваясь ощущения документальной съемки, вплоть до камер GoPro. Или оставили только то, что действительно имело значение и диктовало условия Арману (Арман Яхин, супервайзер визуальных эффектов, генеральный директор студии Main Road|Post). От каких-то приемов Арман отказался, потому что это сложно технологически. Перед командой VFX вообще стояла сложная задача: сделать фантастический фильм, но так, чтобы не переборщить и поверить в реальность происходящего. 
 

Талант и ответственность


Федор Бондарчук / Фото: Виктор ВытольскийФедор Бондарчук / Фото: Виктор Вытольский

Что нужно для того, чтобы войти в команду такого фильма, как «Притяжение»? Талант, который можно увидеть. И ответственность. Последнее — важнее. Это касается каждого человека в группе. Поверьте, я так часто встречался с кинематографистами, которые говорили: «Ну конечно, мы все сделаем!» Но как, когда?… Я понимал, что это колоссальный объем, полтора года постпродакшна, которого я никогда не делал. Поэтому тут нужны были люди, которые своим талантом меня бы подстраховывали. И, повторюсь, ответственностью перед всеми тоже.


Комментарии

Напишите комментарий первым!

Смотрите также

Популярное
Обзоры

10 самых длинных художественных фильмов в истории кино

Продолжительность фильма в 1,5-2,5 часа давно считается стандартной, однако есть примеры гораздо более длинных картин. Вспоминаем фильмы-рекордсмены хронометража и разбираемся, зачем некоторым авторам нужны «дистанции» в 4, 10, а то и 13 часов   

  • 9 июля
  • 7141
Практика

Приемы: Эффект Кулешова

Как между двумя неравными по значению кадрами возникает новый смысл, что оказывает на зрителя наибольшее эмоциональное воздействие и почему монтаж важнее самой блистательной актерской игры — вспоминаем суть эффекта Кулешова

  • 8 июля
  • 3725
Практика

Как это снято: «Антихрист»

Депрессия, слоу-моушн, членовредительство, муляжи, порно-дублеры и актерский экстрим — к 10-летию «Антихриста» Ларса фон Триера вспоминаем, как создавалась одна из самых жутких картин XXI века

  • 7 июля
  • 3369
Практика

Приемы: Как создаются фильмы ужасов

Чувство страха — базовая эмоция человека. Если наш мозг не может определить явление как нормальное, мы испытываем страх. На страхе перед неизведанным основан жанр фильмов ужасов или хорроров. Разберем его особенности

  • 5 июля
  • 2643
Обзоры

Программы для монтажа видео: от приложений для начинающих до профессиональных систем

Монтаж — это ключевая часть постпродакшна видео. Именно на этом этапе рождается фильм. Рассказываем о том, какие программы для видеомонтажа существуют сегодня, чем они отличаются друг от друга и как выбрать подходящую для решения ваших задач

  • 4 июля
  • 2593
Слова

«Самый важный вопрос: как я могу влиять на поведение актера?»: Джереми Каган о подготовке к съемочному процессу

Режиссер, сценарист, профессор Университета Южной Калифорнии прочитал в Московской школе кино интенсивный курс по работе с актерами и поделился с нами секретами своего мастерства

  • 3 июля
  • 1561
Мы используем cookie-файлы, чтобы собирать статистику, которая помогает нам делать сайт лучше. Хорошо Подробнее